Содержание

Мусор науки, или Другая сторона криминалистики / Offсянка

⇡#

Что происходит?

В сентябре 2016 года весьма солидный окологосударственный орган США, носящий название Президентский консультативный совет по науке и технике (или кратко PCAST), опубликовал в высшей степени сердитый аналитический отчет, целиком посвященный криминалистике (PDF).

Документ имеет объем свыше 170 страниц и озаглавлен учеными-экспертами в подчеркнуто нейтральных тонах: «Криминалистическая наука в уголовных судах: Обеспечение научной обоснованности для методов сравнения характеристик». Но если начать вникать в содержание и выводы отчета, то довольно быстро становится ясной простая вещь: хотя в криминалистике и принято видеть комплекс научных дисциплин, однако именно с тем, что делает данное занятие наукой, – с научной обоснованностью базовых методов экспертизы – здесь имеются очень и очень большие проблемы.

Практически все криминалистические дисциплины построены на базе сравнения образцов, или, иначе, на методах выявления и анализа паттернов соответствия. Спектр исследований весьма широк: от анализа отпечатков пальцев до изучения следов применения огнестрельного оружия, от сравнения следов укуса или обуви до анализа образцов волос и смесей молекул ДНК. В общей сложности уже порядка 20 разных дисциплин.

Но что существенно, каждый из этих методов непременно подразумевает участие «криминалиста-эксперта». То есть специалиста, который пристально изучает улику и авторитетно устанавливает в итоге, соответствуют ли ее характеристики конкретному человеку, образцу или объекту.

Ну а нынешний отчет, соответственно, тщательно анализирует – а является ли каждый из таких методов экспертизы научно обоснованным? И если нет (что установлено проверкой в подавляющем большинстве случаев), то как можно было бы сделать тот или иной метод действительно научным. Если это вообще возможно, конечно. Потому что для некоторых из практикуемых ныне видов «криминалистики» подведение научной базы вообще не просматривается – по заключению независимых ученых из проверочной комиссии от президента страны…

Понятно, наверное, что вся эта пикантная история, происходящая вроде бы сугубо локально в США, в действительности имеет самое непосредственное отношение и ко всем прочим странам планеты. В науке не бывает национальной физики, химии или математики. Во всех государствах мира криминалистические лаборатории оснащены плюс-минус одним и тем же оборудованием, а эксперты повсюду применяют стандартные методики для анализа результатов, получаемых с помощью той или иной техники.

Пример же с разборками в США особенно хорош именно своей наглядностью. Потому что в других странах, с менее развитым гражданским обществом, компетентные ученые-профессионалы не имеют возможности открыто и напрямую общаться с президентом и прочими лидерами государства, дабы внятно объяснить властям, что такое наука и почему нынешняя криминалистика ей не является. Даже близко не стоит.

⇡#

Как дошли до жизни такой?

Нет никаких оснований говорить, будто нынешний отчет PCAST стал бомбой или откровением, открывшим вдруг народу глаза на серьезнейшие проблемы. Вовсе нет. История эта длится уже давно, причем вполне отчетливо очень большие претензии у независимых ученых к криминалистам обозначились еще четверть века тому назад, в начале 1990-х годов.

Материальным воплощением этих конфликтов стали так называемые «Правила Доберта» (Daubert ruling) – особое постановление Верховного суда США от 1993 года, где сформулированы пять базовых критериев, на основе которых судьям надлежит учитывать в своих решениях заключения научной экспертизы. В частности, согласно одному из этих критериев, всякая криминалистическая методика анализа должна иметь четко определенную вероятность ошибок – как и в любой другой серьезной науке. Но это как раз именно то, что практически для всех криминалистических дисциплин (кроме анализа ДНК) никогда и никем строго не устанавливалось…

И как бы странно это ни звучало, хотя путь для выведения криминалистики на рельсы науки обозначен давным-давно, никто почему-то не торопится этим маршрутом следовать. В верхах Минюста США, ФБР и прокуратуры, так же как и в высшем руководстве криминалистических организаций, по сию пору продолжают настаивать, что криминалистика – это совершенно особенная наука, к которой неприменимы обычные критерии поиска истины. Здесь, дескать, куда более важны опыт и профессионализм экспертов, чем какие-то сомнительные вероятности. В делах борьбы с преступниками нет места сомнениям. А потому заключение экспертизы должно быть на 100 % определенным – или «да», или «нет». И никак иначе.

Столь странная и негибкая позиция правоохранительных органов отчасти объясняется тем, что криминалистику – и в частности отпечатки пальцев – для отлова преступников в полиции начали успешно применять еще c XIX века. То есть до того, как в науке сформировались четкие правила для оценки достоверности гипотез и аналитических сравнений. Ну а поскольку никто, находясь в здравом уме, не станет оспаривать, что сравнение отпечатков пальцев и прочие методы криминалистов реально очень полезны при расследовании преступлений, полиция и прокуратура предпочитают трактовать результаты экспертизы как абсолютно надежные. И довольно долго всячески сопротивлялись независимым проверкам.

Впервые протестировать дактилоскопию по общепринятым научным методикам удалось лишь в 1995 году. Результаты же этой проверки оказались крайне унылыми. Опытным экспертам для анализа было предоставлено 4 полных комплекта отпечатков всех 10 пальцев из базы данных и 7 остаточных отпечатков, снятых с улик. Из 156 человек, принявших участие в тесте, меньше половины (68 экспертов, или 44 %) правильно классифицировали все 7 следов. А в целом же эта проверка дала 48 случаев неверных идентификаций. Понятно, что для «науки», безапелляционно претендующей на абсолютную достоверность своих выводов, такой результат выглядел крайне неприлично…

Никаких существенных перемен в криминалистике, впрочем, эти тесты не вызвали. Все тут осталось по-прежнему, а следующий действительно серьезный «наезд» со стороны настоящей науки произошел уже в начале нового века. Трудно сказать, насколько тут повлияли вопиющие проколы и нестыковки в анализах улик терактов 9/11, антракс-атак и «оружия массового поражения Саддама» для обоснования агрессии в Ираке, но факты таковы, что именно тогда терпение у ученых страны исчерпалось до предела.

В 2003 году Национальная академия наук США предложила властям исследовательскую программу для проверки научной достоверности всех имевшихся на тот момент криминалистических техник анализа – от отпечатков пальцев до детекторов лжи. Поначалу идея всем вроде бы понравилась, под финансирование программы быстро нашлись фонды и спонсоры, однако довольно быстро обозначились и тормоза-препятствия.

Спонсоры из индустрии, процветающие на заказах техники для глобальной войны с терроризмом, в качестве главного условия настаивали, что сами будут контролировать всё – как оценку получаемых при исследованиях результатов, так и доступность этих результатов для общества. Поскольку на таких условиях ученые работать отказались, богатых спонсоров у них не стало. Ну а вскоре проект почему-то выпал и из программы государственного финансирования…

Тем временем в криминалистике случился один из наиболее позорных эпизодов за всю новейшую историю этой «науки» – нашумевшее дело Брэндона Мэйфилда 2004-2005 гг. Полностью развалившееся и самое скандальное, можно сказать, «дактилоскопическое» дело, наглядно продемонстрировавшее, какова реальная ценность отпечатков пальцев в качестве главного доказательства вины.

Некоторые подробности об этом выдающемся казусе удобнее привести чуть далее, здесь же – следуя хронологии – осталось отметить, что вместе с переходом власти от республиканцев к демократам, сначала в Конгрессе, а затем и в Белом доме, академическую программу по проверке криминалистики на научность всё-таки возобновили. Результатом чего весной 2009 года – вместе с началом работы Обамы – стал соответствующий аналитический отчет «Об усилении криминалистической науки в Соединенных Штатах: Дорога вперед», публикацию которого многие тогда сравнили с эффектом разорвавшейся бомбы.

Именно в этом документе, совместно подготовленном Академией наук и Национальным советом по исследованиям, была впервые официально и в систематическом виде отражена очень неблагополучная ситуация со всей той массой криминалистических дисциплин, которые на протяжении многих десятилетий используются в расследованиях уголовных дел. Как особо же нехороший факт, отчет отметил отсутствие научных обоснований практически у всех криминалистических методов анализа, за исключением анализа ДНК. А потому главным итогом документа стал призыв к серьезным исследованиям, которые насущно необходимы для укрепления доверия ко всем этим дисциплинам.

Два месяца спустя после публикации данного отчета Барак Обама создал PCAST – Президентский консультативный совет по науке и технике – с одной из главных задач, среди прочего, помочь юстиции и криминалистике в делах перевода всего этого хозяйства на подлинно научные основы. Так что нынешний отчет PCAST – это своеобразный итог работы ученых из «обамского» Совета на данном направлении. Причем итог не просто безрадостный, что нельзя не заметить, а констатирующий фактически отсутствие реального прогресса.

Основными объектами критики в новом отчете 2016 года стали совсем уж сомнительные методы экспертизы, вроде анализа следов укусов, однако имеет смысл четко представлять, что все тут пошло от дактилоскопии. И в каком-то смысле в нее же – как в фундамент – все и упирается в итоге.

⇡#

Что за беда с отпечатками пальцев?

Фундаментальные проблемы дактилоскопии в криминалистике особенно наглядно и доходчиво можно разъяснить на живом примере – уже анонсированном чуть ранее деле Мэйфилда. Когда в 2004 году после серии железнодорожных взрывов в Мадриде была устроена международная охота на устроивших их террористов, одним из первых подозреваемых с подачи ФБР США стал местный адвокат из Орегона по имени Брэндон Мэйфилд.

У него вроде бы не было никаких связей с экстремистами в Испании, однако был палец, отпечаток которого оказался очень похож на тот след, что был обнаружен в Мадриде на пластиковом пакете с детонаторами, применявшимися в бомбах террористов. Когда отпечатки пальцев с улики запустили в международный розыск, то в IAFIS, гигантской дактилоскопической базе данных ФБР США, не только автоматически обнаружилось соответствие, но и далее его «абсолютно надежно» подтвердили четыре опытных эксперта – три собственных криминалиста от ФБР и один приглашенный со стороны.

У криминалистов Испании, правда, эта идентификация сразу вызвала сомнения, поскольку они увидели лишь 8 совпавших «точек сравнения». Однако эксперты американской стороны настаивали, что видят 15 таких точек. Главным же фактором, подкреплявшим уверенность ФБР, было то, что личность Мэйфилда по сути идеально вписывалась в профиль «исламского экстремиста». Мало того, что он был женат на египтянке-мусульманке и сам под это дело перешел в ислам, так еще и в суде недавно защищал единоверца, подозревавшегося в терроризме…

Короче говоря, Мэйфилда тут же арестовали и упекли за решетку. И дальнейшая его судьба при подобных раскладах с «неопровержимыми» доказательствами вины была бы совсем незавидной – если бы испанская полиция не поймала вскоре алжирца Унана Дауда, у которого уже не один, а все пальцы рук давали те же отпечатки, что были обнаружены на пакете террористов… Мэйфилда, ясное дело, из тюрьмы пришлось с извинениями отпустить, ну а в целом вся эта история ярко высветила вот какие моменты принципиальной важности.

База данных ФБР под названием IAFIS, или «Объединенная автоматизированная система идентификации по отпечаткам пальцев», – это крупнейший в мире агрегат для сбора, хранения и поиска-сравнения дактилоскопии, где накоплены сведения более чем о 100 миллионах человек (из них около 70 % с криминальным фоном и 30 % обычных людей, обязанных сдавать «пальчики» по тем или иным требованиям закона). И хотя хранение-сравнение отпечатков в IAFIS уже давным-давно компьютеризировано, по сию пору для стандартных процедур анализа здесь не принято оперировать вероятностями ошибок первого и второго рода — что выглядит чрезвычайно странно.

Иначе говоря, речь идет об известных всем ошибках типа «ложное выявление (несуществующего) соответствия», или False Positive, и «ложное отвержение (реального) соответствия», или False Negative. Такого рода ошибки непременно встречаются при любой процедуре анализа в серьезной науке, их вероятностями можно управлять, а потому такие вероятности и влияющие на них параметры всегда аккуратно рассчитываются заранее, а затем пересчитываются и уточняются по мере набора статистического материала.

ФБР и Министерство юстиции США, конечно же, в курсе того, как работает наука. Но и сегодня — даже после всех разгромных отчетов — они продолжают настаивать, что их «криминалистическая наука» вообще и дактилоскопия в частности должны быть устроены по-другому. Здесь финальное решение о соответствии «пальчиков» по давно устоявшейся методике принимают многоопытные эксперты, а их заключение следует воспринимать как «безошибочное».

Именно из-за этого непременного наличия человеческого фактора, очевидно, в криминалистике до сих пор нет не только расчетов для того, как увеличение-уменьшение «точек сравнения» влияет на вероятности ошибок первого и второго рода, но и устоявшихся стандартов относительно количества таких точек. Кому-то нравится восемь, кому-то десять, кому-то двенадцать, а есть и такие эксперты, которые заверяют, что могут надежно идентифицировать соответствие всего по одной точке. Но при этом в данной «науке» нет строгого определения, что следует понимать под точкой сравнения…

У ученых нет никаких сомнений, что анализ гигантских массивов данных в базе IAFIS наверняка позволил бы навести должный научный порядок и ясность для всех упомянутых проблем криминалистической дактилоскопии. Но беда в том, что хозяева IAFIS категорически не желают признавать глубину имеющихся проблем. Поэтому и сами их не лечат, и никого из посторонних аналитиков к статистическим исследованиям своей «закрытой базы» упорно не подпускают. Несмотря на все настойчивые призывы научного сообщества.

⇡#

Что с волосами, следами укусов, обуви и прочим?

Богатейшая история и традиции криминалистической дактилоскопии, таким образом, – это не только длинный перечень бесспорно огромных достижений следователей в анализе отпечатков как улик, но еще и большущая мрачная тень, которую этот прославленный «научный метод» отбрасывает на другие дисциплины криминалистики. В них тоже давно утвердившиеся традиции позволяют экспертам так же настаивать на «абсолютной надежности» своих методик анализа без каких-либо серьезных обоснований.

Например, массу сомнений и возражений у ученых вызывают криминалистические методы выявления поджога, никогда и никем, строго говоря, не доказанные, но при этом крайне востребованные в страховой индустрии, где с помощью данной отработанной методики уверенно «доказывают» в судах умышленный поджог для отказа пострадавшим в выплате страховки.

Нынешний отчет президентского консультативного совета, впрочем, занимался более узкой задачей – аналитической проверкой лишь тех методов, которые подразумевают сопоставление характеристик у образцов. В частности, серьезнейшей критике тут подвергнут анализ отпечатков обуви. Поскольку метод сосредоточен на выявлении соответствий между образцом следа с места преступления и конкретными ботинками подозреваемых, то понятно, что важнейшими объектами внимания для экспертов являются характерные структуры рисунка и дефектов на подошве.

Ученые комиссии, однако, указывают вот на какой факт. Все подобные экспертизы выстроены на «случайно выбранных характеристиках», но при этом в криминалистике нет вообще никаких исследований, которые бы демонстрировали, что эта практика основана на реальной науке. Иначе говоря, «выводы экспертов в данном случае не поддерживаются никакими содержательными свидетельствами или оценками их точности, а потому не могут считаться научно обоснованными».

Особенно же сердитой и разгромной критике в отчете PCAST подвергнут метод криминалистов, известный как «анализ следов укуса». Проверявшие данный метод ученые установили, что такого рода «анализ» не только не отвечает научным стандартам для фундаментальной обоснованности, но и, более того, очень от этих стандартов далек.

Анализ следов укуса проводится криминалистами-дантистами и опирается на два основополагающих допущения. Во-первых, что зубной ряд каждого человека уникален – столь же уникален, как ДНК. И во-вторых, по умолчанию принято полагать, что человеческая кожа (или другие мягкие ткани) являются подходящей средой, на которой могут быть «записаны» следы зубного укуса. Очень большая проблема с этой методикой заключается в том, что ни одно из базовых ее допущений никем и никогда не было доказано…

Тем не менее анализ следов укуса используется в уголовных делах – для привязки конкретных людей к предполагаемым укусам – начиная с 1950-х годов. Однако у комиссии PCAST имеются документы и свидетельства, отчетливо показывающие, что эксперты-криминалисты не способны последовательно и доказуемо приходить к согласию на тот счет, является ли конкретное повреждение на теле следом укуса человека.

Как следствие этого, в криминалистике не удается идентифицировать источник имеющегося следа с разумной и научно обоснованной точностью. И хотя сопоставление следов укуса и близко не является столь же распространенным, как, скажем, анализ отпечатков пальцев, тем не менее и этот метод уже успел оставить на своем пути целую череду необоснованных приговоров, которые ныне пересматриваются и отменяются на основе других, более надежных свидетельств.

В качестве сравнительно нового и доказуемо более надежного метода экспертизы, заставляющего суды пересматривать прежние сомнительные приговоры, выступает сегодня анализ ДНК. Как правило, это становится возможным благодаря сохранившимся в делах уликам с образцами ДНК. Ну а чаще всего такого рода улики фигурируют в делах, где в качестве основы обвинения выступали волосы, найденные на месте преступления и привязанные криминалистами к обвиняемым более доступными методами экспертизы – типа микроскопического анализа и визуального сравнения.

Именно этот конкретный метод криминалистики – сопоставление волос и волокон – находился в центре большого собственного расследования, проводившегося Минюстом и ФБР США в течение 2012-2014 годов после скандальной публикации в одной из центральных газет. По результатам же проверки руководство этих ведомств в апреле 2015 было вынуждено официально признать очень неприятные факты. Например, то, что на протяжении более чем 20 лет практически каждый из экспертов-криминалистов элитного подразделения ФБР осознанно давал в судах ложные свидетельства против людей, привлеченных к ответственности по уголовным обвинениям.

Если говорить более конкретно, то из 28 экспертов лаборатории ФБР, занимающейся микроскопическим сравнением волос и волокон, как минимум 26 завышали степень совпадения образцов таким образом, чтобы это было выгодно прокуратуре и полиции. Всего проверкой пересмотрено 268 судебных дел, данные факты выявлены в 95 процентах случаев. Среди этих дел имеется 32 таких, где обвиняемых приговорили к смертной казни. Из них 14 человек были действительно казнены или умерли в тюрьме.

Ложные свидетельства криминалистов ФБР сами по себе не означают, что не было других свидетельств вины подсудимых. Однако как минимум четыре человека, ранее приговоренных к высшей мере наказания, в результате пересмотра их дел были реабилитированы…

Результаты этой нашумевшей проверки документально подтвердили, что эксперты ФБР систематически дают в судах свидетельства о «гарантированном» соответствии волос обвиняемых и образцов с места преступления, подкрепляя свои результаты ссылками на неполную и вводящую в заблуждение статистику, которую набирали из работы их лаборатории с прежними подобными делами.

В действительности же, как свидетельствуют анализы независимых ученых, у криминалистов нет никакого общепризнанного исследования относительно того, насколько часто или редко волосы разных людей могут выглядеть так, словно они принадлежат одному человеку. По этой причине все последние годы в лабораториях ФБР используют визуальное сравнение волос в сочетании с более точным ДНК-тестированием. Однако и с ДНК не все тут просто.

⇡#

Что за проблемы с ДНК?

Среди двух десятков криминалистических дисциплин ДНК-экспертиза по праву занимает совершенно исключительное место. Она играет здесь роль своеобразного эталона научности – по вполне объяснимым причинам. Этот базовый метод сравнения появился у криминалистов позже всех, на рубеже 1980-90-х годов, когда в науке уже были полностью сформированы каноны и стандарты для экспериментальной проверки гипотез с требующимся уровнем достоверности.

Иначе говоря, криминалисты получили от ученых ДНК-экспертизу не только с заранее обсчитанными вероятностями ошибок, но и с вполне четкими представлениями о том, как и откуда эти ошибки могут появляться. И как их, соответственно, можно было бы минимизировать. До значений, скажем, один шанс на миллиард…

Но вся эта красота, правда, справедлива лишь для условий стерильных лабораторных сравнений. Когда оба сопоставляемых образца взяты у людей по их согласию, то есть в качестве и количестве, достаточном для выстраивания полноценного ДНК-профиля человека. Однако реальная жизнь обычно не похожа на лабораторию, а образцы ДНК для криминалистического анализа чаще всего добываются на месте преступления. И вот тут-то начинаются большие проблемы.

Среди основных проблем специалисты выделяют две: (1) частичный профиль ДНК из-за недостаточного количества образца; и (2) смеси ДНК, которые с необходимой определенностью сложно не только разделить, но и установить, сколько вообще людей тут внесли свой вклад.

Опытные эксперты-криминалисты, конечно же, обычно со всеми подобными задачами успешно справляются. Но как показывают независимые проверки, это именно те моменты, где решающую роль играет уже не наука, а субъективное мнение криминалиста, от которого следователи ждут вполне конкретный результат. А вероятности ошибок здесь составляют уже далеко не 1 на миллиард, а, скажем, один к тридцати. То есть ясно обозначился принципиально иной уровень (не)надежности, который поначалу для ДНК-анализа даже предположить не могли…

Тем не менее аналитические исследования ученых показывают, что подобные ситуации появляются у криминалистов постоянно. Генетическая группа в составе NIST, Национального института стандартов и технологий США, недавно делала обзор 5000 образцов ДНК из 14 криминалистических лабораторий США и установила, что смешивание ДНК – это в действительности весьма частое явление. Выяснилось, что 34 процента образцов были смесями от двух человек, и еще 11 процентов – смеси от трех или четырех человек. В общей сложности – почти половина всего материала.

И при этом весьма непростой задачей оказывается даже определение того, как много людей присутствует на самом деле в конкретном образце смешанной ДНК. В 2004 году заметным событием стала работа исследователей из университета Райта, штат Огайо, где ученые взяли 959 полных профилей ДНК и смоделировали на их основе всевозможные смеси с участием 3-4 человек. Стандартный анализ показал, что в 3 процентах случаев тройные смеси выглядели как смеси ДНК двух человек. А более чем 70 процентов четверных смесей с очень высокой вероятностью можно было ошибочно принять за смеси ДНК двух или трех человек.

Конечно же, столь неожиданные результаты были затем перепроверены и подтверждены в других лабораториях. Ну а вывод в итоге сформулирован вполне определенный:

«Если вы не можете надежно установить даже то, как много людей внесло свой вклад, то просто смехотворно предполагать, будто вы можете разделить и установить по смеси, кем именно были эти вкладчики или что конкретно представляют собой их ДНК-профили»…

⇡#

Как это исправлять?

Фактически все результаты проверок, анализирующих положение дел в криминалистике, свидетельствуют, что решение вопроса о заключении или свободе для великого множества людей нередко может зависеть от субъективного мнения экспертов из криминалистической лаборатории. Но так, конечно же, быть не должно. Просто по той причине, что настоящая наука подобным образом не работает.

Известна, правда, одна нехорошая разновидность околонаучной деятельности – в английском языке именуемая Junk Science, что на русский обычно переводят как псевдонаука или лженаука. Однако в конкретном приложении к криминалистике при её нынешнем состоянии наиболее адекватным переводом для выражения выглядит дословный – «мусорная наука».

Но из этой обидной констатации вовсе не следует, впрочем, что ситуация тут неизлечима и никто не знает, как ее исправлять. Совсем наоборот. Рецепты лечения давно известны, вполне четко сформулированы, и, более того, имеется множество криминалистов, которые считают, что для превращения их занятия в науку эти перемены не только желательны, но и необходимы.

Главнейшей бедой «мусорной науки» является очень мощный человеческий фактор. Система правосудия устроена так, что криминалисты практически всегда выступают на стороне обвинения. По этой причине эксперты заранее, как правило, знают не только общий контекст появления улики, но и то, какого рода заключение от них ожидается.

В настоящей науке эксперименты так не проводятся: давно и точно известно, что субъективно смещенное мнение испытателя всегда оказывает эффект на итоговый результат – независимо от того, осознает это эксперт или делает бессознательно. А потому разработаны и применяются эффективные способы для удаления субъективности – под названием «двойной слепой метод». Когда заранее не только нет информации, кого или что проверяют, но и те, кто проверяет, не имеют ни малейшего представления о том, какой ожидается результат.

Применительно конкретно к криминалистике это означает, что если сравнением образцов занимаются люди, то (а) эксперты должны получать образцы для анализа в полностью обезличенном виде и (б) та сторона, которая предоставляет в лабораторию образцы для анализа, не имеет никакой информации, кто именно из экспертов делает сопоставление.

Понятно, что в нынешних условиях, когда криминалистические лаборатории находятся либо под прямым контролем прокуратуры или полиции, либо в сильнейшей экономической зависимости от их заказов, подобные условия работы обеспечить практически невозможно. Именно поэтому все чаще раздаются призывы полностью отделить лаборатории от стороны обвинения, сделав криминалистическую науку нейтральной и независимой.

Другой важный аспект лечения – это максимальная автоматизация всех аналитических процедур, применяемых для сравнения образцов. Понятно, что в условиях машинных алгоритмов гораздо легче обеспечить двойное слепое тестирование. А очень существенный прогресс компьютерной науки, достигнутый за последние годы в делах глубокого обучения программ и распознавания образов, среди прочего позволяет надеяться и на полное удаление человеческой субъективности из криминалистики.

В конечном же итоге – если нейтрализация человеческого фактора правильно сочетается с научным обоснованием методов и аккуратным расчетом ошибок первого и второго рода – у криминалистики в потенциале есть все, чтобы стать подлинной наукой. Ну а если здесь еще и освоят эффективную борьбу с так называемыми ошибками третьего рода, то тогда у криминалистики появляются перспективы занять в науке совершенно исключительное по важности место.

⇡#

Что за ошибка третьего рода?

Стандартные процедуры, применяемые в науке для анализа данных, по традиции подразумевают лишь два базовых исхода – гипотеза принята и гипотеза отвергнута. Отчего и базовых ошибок обычно только две – принять гипотезу, хотя данные на самом деле ей не соответствуют, и отвергнуть гипотезу, хотя данные ее поддерживают.

Однако в высшей степени изобретательная деятельность людей – многие из которых склонны к нечестному поведению – постоянно порождает ситуации, когда вполне подлинные данные могут быть оформлены и предъявлены так, чтобы искусственно порождать ложные выводы. На обычном языке из повседневной жизни подобные вещи обычно называют обманом, подлогом и жульничеством. На языке науки это могут именовать более изощренно — например, «рассогласованность параметров» анализируемого объекта.

Дабы не уходить далеко от криминалистики, в качестве наглядной иллюстрации можно привести такую ситуацию. Из музея похищают ценнейшую картину, а, чтобы вывезти её из страны, нанятый преступниками нечистоплотный художник малюет поверх шедевра какую-нибудь собственную картинку – причем даже с личной подписью. Иначе говоря, на таможне предъявлена действительно подлинная работа, однако на самом деле это вопиющий обман и преступление.

Но чтобы выявить его, потребуется анализ по расширенному набору параметров, включая, скажем, возраст холста и наличие скрытых слоев в картине. И если эксперт выявит здесь «рассогласованность в параметрах», то преступников разоблачат. Ну а если поверхностную авторскую мазню так и классифицируют как подлинник, то произойдет криминалистическая «ошибка третьего рода». Причем в жизни искусства таких ошибок известно достаточно.

И хотя пример этот может показаться редким и экзотичным, на самом деле в области защиты информации нечто подобное становится уже вполне обычным делом – особенно вместе с широким распространением компьютеров и автоматизированного контроля доступа. Здесь наверняка все наслышаны о датчиках отпечатков пальцев или сканирования радужки глаза и с системами распознавания лица или голоса, а многие регулярно сталкиваются с ними и лично.

Куда меньше людей знает, что практически для всех из этих систем контроля доступа у умельцев-хакеров имеются весьма эффективные средства преодоления. Причем все они работают, как правило, на основе ошибки третьего рода – через предъявление сенсорам подлинных биометрических данных владельцев, но только похищенных и используемых с целью обмана. Без проблем можно сделать латексные накладки с чужими отпечатками пальцев, предъявлять датчикам заранее сделанные записи голосов, снимки лиц или радужки глаза.

Более того, хотя контроль доступа по ДНК еще никем пока что не применяется, уже давно разработаны и продемонстрированы недорогие методы обмана и для этого. То есть не только для размножения и подсовывания чужой ДНК на проверку, но и для «опрыскивания», так сказать, ею места преступления – дабы эффективно скрыть собственные ДНК-следы преступника.

Понятно, наверное, что не только уменьшать вероятность ошибок подобного рода, но и просто их выявлять – задача в высшей степени нетривиальная. Но и над ней, конечно же, криминалистам приходится работать. Тем более что тут их интересы сильно пересекаются с исследованиями весьма многочисленных и изобретательных «хакеров в законе», работающих над усилением систем биометрического контроля доступа.

Пока что никто не берется прогнозировать, когда и как вероятности ошибок третьего рода удастся систематически минимизировать до нужных пороговых уровней – как это принято в науке с ошибками первого и второго рода. Но вот если сделать это все-таки удалось бы, тогда научная звезда криминалистики могла бы засиять в свою полную силу.

Потому что не только в повседневной жизни, искусстве или бизнесе, но и во множестве областей самой науки, как все, вероятно, наслышаны, ныне уже регулярно выявляются случаи умышленного обмана. Нечестные ученые во множестве плодят липовые «авторские» статьи и липовые эксперименты, защищают липовые диссертации и так далее. Честные ученые, как могут, пытаются с этим бороться и разоблачать лженауку. Однако на систематической основе лечить эту напасть совсем непросто. А вот криминалистическая наука в своем обновленном виде – и с ее отработанными методами для выявления преступлений и обманов – могла бы оказать здесь поистине неоценимую помощь, став не только лекарем, но и, по сути дела, царицей науки…

Дополнительное чтение в тему:

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Доклад на тему криминалистика на заказ

Заказать доклад на тему Криминалистика

Студенты, которые обучаются на юридических факультетах, выполняют большое количество учебных работ. В программу изучения дисциплины входят технико-криминалистические средства, тактические приемы, методики расследования и способы предупреждения преступлений. Все эти разделы неразрывно связаны между собой, поэтому студенту следует разбираться в каждом направлении предмета.

Криминалистика – сложный и многогранный предмет. Чтобы досконально ее изучить, понадобится не один год практики, у студентов во время обучения катастрофически не хватает времени. Рационально обратиться за помощью к квалифицированным специалистам. Интернет-биржа Автор24 занимается написанием докладов на заказ по криминалистике. В штате компании задействованы высококлассные специалисты, которые являются профессионалами в области криминалистики. Именно эти люди способны выполнить качественную работу по написанию доклада по данной дисциплине — изучить необходимую литературу и затем обработать ее.

Особенности написания доклада на заказ по криминалистике

Заказать доклад по криминалистике вы можете в любое время. Для этого достаточно заполнить форму заявки на сайте компании. Уже через несколько минут с вами свяжется менеджер для уточнения деталей. Затем назначается исполнитель, с которым будет происходить дальнейшее сотрудничество. С автором работы можно связаться в любое время, задать ему вопросы или внести поправки в текст.

Наши авторы подготовят доклад на заказ по криминалистике на любую тему, включая следующие:

  • Классификация типов внешности человека.
  • Осмотр места преступления.
  • Баллистика.
  • Криминальная экспертиза.
  • Система уголовной регистрации.

Хотя в интернете можно найти множество ресурсов, которые выполняют учебные работы на заказ, рекомендуем вам сотрудничать с компанией Автор24. Мы гарантируем, что все требования и указания заказчика будут соблюдены. Заказать у нас работу – это гарантия получения высокого балла. Цена доклада по криминалистике небольшая. Мы разработали разумную ценовую политику, чтобы удовлетворить запросы своих клиентов. Компания работает с заказчиками в индивидуальном режиме. Стоимость работы определяется ее сложностью, объемом и другими факторами. Мы гордимся высоким качеством наших работ и положительными отзывами. Обращайтесь к нам – мы напишем для вас идеальный доклад по любой дисциплине.

Читать «Криминалистика. Краткий курс» — Коллектив авторов — Страница 3

2) особенная часть, которая состоит из методик расследования конкретных видов преступлений (например, методики расследования убийств или краж).

3

Методикой расследования отдельных видов преступлений рассматриваются вопросы:

– криминалистической характеристики преступления;

– типологии следственных ситуаций;

– типологии версий;

– особенности проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в ходе расследования преступлений той или иной категории;

– устранения условий, способствовавших совершению преступления.

4

Методики расследования различных видов преступлений могут выделяться в зависимости:

– от уголовно-правовой нормы. Это является основным критерием классификации частных криминалистических методик, по которому выделяют методики расследования конкретных видов преступлений, например преступления против личности;

– объединения их по какому-либо общему или существенному признаку, например методики расследования преступлений, совершенных организованными преступными сообществами.

7. Криминалистическая идентификация

Под идентификацией понимается процесс установления тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков, который осуществляется в целях решения вопроса о том, является ли данный объект искомым.

1

Возможность отожествления обусловливается самой природой материальных объектов: с одной стороны, относительной устойчивостью и неизменностью, с другой – способностью объектов отражать свои признаки на других объектах, а также индивидуальностью объекта.

В природе не существует двух тождественных друг другу объектов: даже стандартные вещи отличаются друг от друга рядом особенностей, их выявление и составляет задачу исследования.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Master in Forensic Science (Erasmus Mundus)

MFSc — Master in Forensic Science магистерская программа «Криминалистика», целью которой является подготовка специалистов-криминологов, входит в стипендиальную программу Erasmus Mundus (Эразмус Мундус), финансируемую Евросоюзом.

Специализация

криминалистика.

Где преподается программа MFSc

  • Великобритания — University of Lincoln (координатор программы)
  • Испания — University of Cordoba;
  • Португалия — Instituto Superior de Ciencias da Saude Egas Moniz.

Продолжительность программы MFSc

2 года.

Язык преподавания

английский.

Подробнее о программе MFSc

Ситуация, которая сложилась в современном мире в связи с ростом преступности и угрозой террористической деятельности, подтолкнула мировое сообщество к незамедлительному поиску решений и разработке стратегий снижения преступности. Правительства всех стран самостоятельно или совместно друг с другом предпринимают меры для того, чтобы сделать борьбу с преступностью более эффективной.

Три европейских университета, специалисты-криминологи, исследователи, представители органов правопорядка и спасательных служб, частные криминологические лаборатории Великобритании, Испании, Португалии, США и Канады объединили опыт преподавания криминологии и высокие научные достижения в данной области и представили первую в своем роде магистерскую программу MFSc «Криминалистика», целью которой является подготовка специалистов-криминологов, способных внести ощутимый вклад в обеспечение безопасности людей. Программа охватывает все аспекты проблематики современной криминологии и предполагает теоретическое изучение криминологии и проведение научных исследований.

Учебный план программы MFSc

Продолжительность программы составляет 2 года, за которые ее участники в соответствии с выбором изучаемых модулей получат фундаментальную подготовку по криминологии (общее направление) или специализированную — в судебной биологии или химии.

Обучение проходит за 4 семестра, во время которых студенты будут перемещаться между тремя странами и завершат курс обучения работой над диссертацией по выбранной и согласованной с научным руководителем теме в рамках одной из приведенных выше областей. Работа над собственным проектом позволит студентам развить практическое знание области их специализации в криминалистике. Основными курсами, которые студенты изучают на программе, являются криминалистическая аналитическая химия, ботаника, судебная медицина, токсикология, экологические факторы в криминалистике, анализ ДНК, наркотические вещества, судебная антропология, судебная энтомология, расследование пожаров и взрывов.

Программа также предоставляет прекрасную возможность установить полезные контакты со специалистами из разных сфер, связанных с работой и исследованиями в области криминалистики, — с обследователями места преступлений, специалистами по пожарам, судебными медэкспертами, судебными токсикологами, экспертами по снятию свидетельских показаний, составителями портретов преступников. После окончания обучения и успешной защиты диссертации участникам программы будет присуждена совмещенная магистерская степень от трех университетов, где они проходили обучение.

Основные требования к соискателям

  • наличие степени бакалавра в области естественных наук;
  • владение английским языком, подтвержденное сертификатом о сдаче IELTS 6,0, TOEFL Pb 550, Ibt 79;
  • мотивационное письмо;
  • рекомендации от преподавателей вуза;
  • реферат на тему предполагаемого исследования (1000 слов)
  • подробно составленное резюме (описание академических и общественныхдостижений)
  • индивидуально составленный план прохождения программы и его обоснование.

Параметры стипендии на программу MFSc

Стипендии присуждаются на конкурсной основе. Стипендия включает транспортные расходы и оплату проживания.

Срок подачи заявок на программу MFSc

Для студентов: до 5 декабря каждого года.

Для преподавателей: заявления принимаются круглый год.

Сайт программы MFSc

www.lincoln.ac.uk/forensic-erasmusmundus

Контакты программы MFSc

Dr Jose Gonzalez-Rodriguez
School of Natural and Applied Sciences
Brayford Pool, LN6 7TS
Lincoln, United Kingdom
E-mail: [email protected]

 

Криминалистика

Итогом обучения является написание дипломной работы. Это всегда ответственный и трудоемкий этап, так как именно этот вид работы является показателем уровня знаний, который студент приобрел в ходе получения образования.

Написание дипломной работы по криминалистике помогает сформировать у студента навыки обобщения и анализа практического материала, связанного с раскрытием, расследованием и предупреждением преступлений. Полученные в ходе написания выводы помогут в деятельности работников следственного аппарата.

Первоначальный этап исследования заключается в выборе проблематики по курсу «Криминалистика». Выявление проблемных вопросов может осуществляться как самостоятельно, так и с помощью научного руководителя. После определения круга исследования необходимо сформулировать тему дипломной работы, которая будет являться базисом для дальнейшего написания выпускной работы.

Тема может быть связана с любым из трех блоков криминалистики, т. е. криминалистической техникой, тактикой и методикой, или перекликаться со всеми направлениями вышеназванной науки.

Необходимо понимать, что сама по себе криминалистическая наука динамично развивается. Ее положения должны обязательно шагать в ногу со временем, так как преступность не стоит на месте и постоянно развивает способы совершения преступлений. В силу чего и инструменты, направленные на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, должны также совершенствоваться. Для будущего юриста важно внести свой вклад в развитие науки криминалистики и в рамках своего дипломного проекта проанализировать спорные и проблемные ситуации, а также предложить пути их решения.

Определившись с темой работы, необходимо зафиксировать объект и предмет исследования, очертить круг вопросов, подлежащих исследованию в рамках работы, т. е. определить цели и задачи.

После решения основных вопросов рекомендуется обратиться к литературе. Важным подспорьем послужит изучение монографий и диссертаций по исследуемой проблеме. Необходимо обязательно изучать и фиксировать спорные точки зрения. Следует анализировать взгляды и выдвигать свои предложения на те, или иные явления.

Следует понимать, что любое исследование — это творческий процесс и к написанию дипломной работы нужно подходить с особой ответственностью. Важно не торопиться и подбирать необходимый материал. Особо удачным будет использование иллюстрационного материала, который поможет наглядно передать мысли и предложения автора работы. Если возникнут вопросы, то всегда можно обратиться к своему научному руководителю. Особым успехом в написании работы послужит использование таких методов, как опрос и анкетирование действующих сотрудников правоохранительных органов, которые смогут поделиться своими наблюдениями, впечатлениями и выводами по этой теме.

Помните, ваш вклад в науку важен для всей страны, так как, возможно, именно вы сумеете разработать новейшую методику раскрытия, расследования и предупреждения преступлений!

Удачи вам во всех начинания!

Group-IB перевезет штаб-квартиру в Сингапур

Специализирующаяся на расследовании киберпреступлений компания Group-IB до конца года откроет офис в Сингапуре, который станет глобальной штаб-квартирой компании, рассказал «Ведомостям» генеральный директор Илья Сачков.

Глобальная штаб-квартира в Сингапуре будет дублировать структуру московского офиса: там создаются «зеркальные» подразделения, а именно лаборатория компьютерной криминалистики и исследования вредоносного кода, отдел расследований инцидентов информационной безопасности, отдел круглосуточного мониторинга и реагирования на инциденты (CERT), разработка, R&D и др. При этом основная разработка останется в офисе в Москве. В Сингапур уедут лишь 15 из более чем 300 сотрудников Group-IB. Остальные 75 человек нового офиса в соответствии с законодательством страны должны быть наняты на локальном рынке.

Сингапур в качестве штаб-квартиры компания выбрала не случайно – это один из глобальных финансовых центров, который притягивает финансово-мотивированных хакеров и прогосударственные хакерские группировки, объясняет Сачков. В своем последнем отчете Group-IB Hi-Tech Crime Trends 2018 компания признала Юго-Восточную Азию самым активно атакуемым регионом. По этой причине Group-IB расширяет присутствие в Юго-Восточной Азии и планирует инвестировать около $30 млн в развитие инфраструктуры кибербезопасности в регионе. Одним из основных направлений для компании будет расследование киберпреступлений, при этом Group-IB c 2017 г. является официальным партнером Interpol Digital Crime Centre, расположенного в Сингапуре.

По данным самой компании, на Юго-Восточную Азию в текущем финансовом году пришлось 30% выручки Group-IB на международном рынке.

Group-IB была основана студентами кафедры информационной безопасности МГТУ им. Н. Э. Баумана во главе с действующим генеральным директором Ильей Сачковым. В августе 2016 г. компания привлекла фонды Altera Investment Fund и фонд Run Capital основателя Qiwi Андрея Романенко в качестве инвесторов. Они купили по 10% в компании, размер инвестиций не раскрывался. В конце 2017 г. Altera Capital увеличила свою долю до 25%, выкупив 15% у одного из акционеров компании. Сумма сделки также не называлась.

Выбор Сингапура – оптимален, считает акционер Run Capital Андрей Романенко: страна поддерживает дружественные отношения с Россией, и офис в ней позволит привлекать лучшие международные кадры, наращивая международный бизнес компании. А учитывая максимальное количество кибератак в мире, локация позволит Group-IB оперативно расширять международную базу инцидентов и угроз и разрабатывать превентивные меры борьбы с ними, добавляет он.

Первые в России курсы повышения квалификации по технологии блокчейн в МГИМО

С 25 по 29 сентября в МГИМО проходили курсы повышения квалификации по программе «Правовые основы регулирования блокчейн-технологий». Курс был рассчитан на 72 академических часа и явился первой в России первой государственной программой по обучению технологии распределенных реестров.

Научным руководителем курсов стала профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, директор Центра цифровой экономики и финансовых инноваций МГИМО, руководитель рабочей группы Госдумы РФ по оценкам рисков оборота криптовалюты Э.Л.Сидоренко.

Слушателям была представлена программа, состоящая из четырех основных блоков: технологические особенности блокчейна, внедрение распределенных реестров в государственную и частную сферы, правовое регулирование оборота криптовалюты и перспективы развития краудинвестинга (ICO).

На открытии курсов было торжественно объявлено о создании в МГИМО Центра цифровой экономики и финансовых инноваций (Центра ЦЭФИ). С приветственным словом к слушателям обратился проректор МГИМО А.В.Мальгин. Кроме того, на пленарном заседании с интересными докладами выступили А.Г.Аксаков, председатель комитета ГД по финансовому рынку, директор Юридического департамента Центрального банка России А.Г.Гузнов, депутат ГД ФС РФ А.К.Луговой, первый заместитель председателя комитета ГД ФС РФ по бюджету и налогам С.М.Катасонов, заместитель директора Росфинмониторинга П.В.Ливадный, генеральный директор Ассоциации «Финтех» С.А.Солонин, советник председателя «Внешэкономбанка» В.И.Демин.

Все слушатели отметили высокий уровень лекторов курсов из числа представителей государственного и банковского секторов, а также научного сообщества.

Лекторами курсов были начальник Центра финансовых технологий Департамента финансовых технологий, проектов и организации процессов ЦБ РФ М.А.Григорьев, ведущий технический евангелист Microsoft Cale Teeter, Commercial Software Engineer, Microsoft К.Б.Гольдштейн, руководитель рабочей группы по развитию направления распределенного реестра Ассоциации «Финтех», директор по криптотехнологиям группы компаний «QIWI» А.С.Архипов, профессор Департамента финансовых рынков и банков Финансового университета при Правительстве РФ М.А.Абрамова, доцент кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики В.В.Дубровин, профессор Департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета А.С.Обаева, прокурор управления по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры РФ Д.В.Литвинов, исполнительный директор Sberbank CIB С.Поликанов, начальник Юридического управления Росфинмониторинга Г.Ю.Негляд, интернет-омбудсмен Д.Н.Мариничев, директор Центра цифровой экономики и финансовых инноваций МГИМО, профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и процесса, руководитель рабочей группы Госдумы РФ по оценкам рисков регулирования криптовалюты Э.Л.Сидоренко, руководитель проекта Международный учебно-методический центр финансового мониторинга (МУМЦФМ) Е.М.Воловик, и.о. заведующего кафедрой предварительного расследования преступлений в сфере экономики Московской академии СК РФ В.А.Перов, заведующий кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики А.Г.Волеводз, преподаватель кафедры международного частного и гражданского права Н.В.Лукоянов, директор АНО «Центр инновационного развития» А.С.Генкин, заместитель начальника главного управления безопасности и защиты информации ЦБ РФ А.М.Сычев, вице-президент, директор по развитию и стратегии ANN group В.В.Калухов.

Об успехе проведенного мероприятия свидетельствуют хорошие отзывы о мероприятии в СМИ, а также высокие баллы слушателей. В среднем оценки лекторов распределились в границах от 9 до 10 баллов из 10 возможных.

Вторые курсы повышения квалификации «Правовые основы регулирования блокчейн-технологий» начнут свою работу 4 декабря.

Центр цифровой экономики и финансовых инноваций



Судебно-медицинская экспертиза и судовые журналы раскрывают 200-летнюю тайну о том, где был собран первый образец киви

Нелетающий киви — знаковая птица для жителей Новой Зеландии, но всем пяти видам угрожает потеря среды обитания и появление хищников.

Недавний геномный анализ, сфокусированный на одном виде, коричневом киви Южных островов или тококека, позволяет предположить наличие нескольких пока еще не описанных линий. Прежде чем их можно будет полностью описать и рассматривать как генетически отличные, необходимо определить, где был собран первый образец токока.

Образец голотипа киви, Apteryx australis, хранящийся в Мировом музее Ливерпуля, прибыл с острова Ракиура / Стюарт.
National Museums Liverpool, CC BY-ND

Любой образец растения или животного, использованный для первого научного описания, называется голотипом. До сих пор оставалось загадкой, где был собран голотип киви, но наше исследование с использованием оцифрованных судовых журналов и современных методов судебной экспертизы показывает, что нет никаких сомнений в том, что первая птица, увиденная европейскими учеными, прибыла с острова Ракиура / Стюарт.

Это открытие могло иметь последствия для сохранения киви.

Сегодня существует четыре различных популяции коричневого киви Южного острова: одна в горах за Хаастом, две в Фьордленде и одна на острове Ракиура / Стюарт. В прошлом отдельные популяции токока были обнаружены в других частях страны, но вымерли с момента прибытия человека.

Маори ценят киви, и его перья ценятся при изготовлении каукиви (плащ из перьев киви) для людей высокого ранга.Но первое описание птицы европейскими учеными было сделано относительно недавно, оно основано на экземпляре, который попал в Лондон в 1812 году.

Следуя строгим таксономическим правилам, этот первый киви был назван Apteryx australis — он принадлежит к группе птиц «без крыльев» (Apteryx) и представляет южную (australis) ветвь.

Что мы знали об оригинальном киви

Оригинальный рисунок киви, сделанный с кожи образца, предполагает, что художник не знал позы птицы.
Библиотека биоразнообразия, CC BY-SA

В 1813 году Джордж Шоу, хранитель зоологии Британского музея, опубликовал описание киви в своей серии энциклопедий под названием Vivarium naturae, или «Сборник естествоиспытателей».

Рисунки Ричарда и Элизабет Ноддер были сделаны из оригинального образца кожи и предполагают, что в качестве модели использовался пингвин.

Шоу упомянул, что получил шкуру киви от своего друга, мистера У. Эванса (возможно, Уильяма Эванса, рисовальщика и гравера по естествознанию, работавшего в 1797–1856 гг.), Который передал ее от «капитана Барклая».

Мы знаем, что это был капитан Эндрю Барклай с транспортного корабля для осужденных и капер Провиденс. Он получил образец во время южной зимы 1811 года во время посещения Порт-Джексона.

«Провидение» на всех парусах. Томас Уиткомб нарисовал корабль в то время, когда Барклай был капитаном.
Национальный морской музей, CC BY-SA

Европейская история Новой Зеландии значительно короче австралийской. Даже в начале 19 века европейцы не посещали значительную часть Те Вай Поунаму (Южный остров), а самый южный остров Ракиура был практически неизвестен.

Многие картографы даже не знали, был ли Ракиура на самом деле островом или частью Южного острова, как полагал капитан Джеймс Кук.

Тюлень привел европейцев в южные части Новой Зеландии с 1790-х годов. Большинство первых рейсов тюленей совершалось из порта Джексон (Сидней). Между 1792 и 1803 годами основная деятельность тюленей проводилась только в Фьордленде, но к 1810 году численность тюленей была настолько низкой, что банды тюленей обратили свое внимание на субантарктические острова и Ракиура.

Записи показывают, что «Провиденс» пришвартовался в Порт-Джексоне зимой 1811 года, а затем 20 октября 1811 года отплыл в Китай и Англию. Судно перевозило груз тюленьих шкурок, направлявшихся на китайский рынок, и теперь мы знаем, что образец киви, вероятно, был продан. в Барклай от тюленя, недавно вернувшегося из южной части Новой Зеландии.




Подробнее:
Мертвые как моа: устные традиции показывают, что ранние маори признали исчезновение


Введение в современную криминалистику

После смерти Шоу в 1813 году его коллекции были проданы на аукционе.Большая часть его коллекции, включая этот скин, попала к Эдварду Смиту-Стэнли в стиле лорда Стэнли. Он был завещан вместе со всей его коллекцией городу Ливерпулю в 1851 году и сейчас хранится во Всемирном музее Ливерпуля.

В 2019 году мы посетили музей и получили разрешение взять крошечный образец кожи для анализа ДНК, чтобы раз и навсегда определить, где был собран первый киви европейской науки.

Иллюстрация Элизабет Ноддер, опубликованная в The Naturalist’s Miscellany.
Библиотека наследия биоразнообразия, CC BY-SA

Мы использовали методы амплификации ДНК, разработанные для современной полицейской криминалистики, и секвенировали как полный митохондриальный геном, так и часть нуклеинового генома. Затем мы сравнили наши результаты с данными исследования, опубликованного в 2016 году.

Нет сомнений в том, что этот киви был выращен в Ракиуре, и мы сможем точно определить, кто его собрал. Официальные записи Нового Южного Уэльса указывают на то, что в 1811 году в Порт Джексон прибыли два корабля: «Бойд» и «Сиднейская бухта».Любой из них мог быть источником голотипа, но Сиднейская бухта запечатывалась недалеко от Южного мыса на Ракиуре, что кажется наиболее вероятным типом местоположения.

Почему это важно

Чтобы привлечь деньги и внимание общественности к исчезающим видам, необходимо показать, что когда существуют две популяции, а одна находится под угрозой, находящаяся под угрозой исчезновение действительно уникальна. Отдельным группам населения обычно дают научные названия.

Недавние генетические исследования показывают, что каждая отдельная живая популяция киви на юге Новой Зеландии действительно отличается и принадлежит к одной из четырех различных линий.




Подробнее:
Ученые использовали «фальшивые новости», чтобы остановить хищников, убивающих находящихся под угрозой исчезновения птиц, — и результат был замечательным


Как следствие нашего вывода о том, что первые киви, собранные европейцами и получившие название Apteryx australis , произошли из Ракиуры, мы предлагаем пересмотреть название Rakiura tokoeka Apteryx australis australis .

Это также имеет значение для наименования других южных популяций бурого киви.Мы работаем в консультации с Нгаи Таху, хранителями маори в этой области, чтобы разработать научную основу для описания генетического разнообразия коричневого киви Южного острова, которое они называют токока.

Использование ДНК-криминалистики для определения распространения коричневых видов киви в прошлом rowi

Вчера был особенный день для 20 рядов (разновидность нелетающих киви), которые были доставлены самолетом с Южного острова в их новый дом на острове Мана, недалеко от Веллингтона. Сообщается, что это был первый случай, когда этот вид киви был на Северном острове более века.

Так откуда мы знаем, что Роуи когда-то жили на Северном острове?

Исследовательница киви Кристина Рамстад держит в руках ряд. Фото Рэйчел Эбботт.

Сегодня киви отсутствуют на больших территориях Новой Зеландии, включая южную часть Северного острова (коричневые киви Северного острова встречаются с центральной части Северного острова к северу). Мы знаем, что киви раньше произрастали на юге Северного острова, потому что их кости были найдены в пещерах и других месторождениях. Однако попытаться определить виды киви, просто взглянув на форму и размер их костей, сложно.

Пятнистый киви — единственный вид, который можно определить по его костям, потому что они намного меньше других видов киви. Кости большого пятнистого киви и трех видов коричневого киви (рябина, коричневый киви Северного острова и токока) не могут быть идентифицированы по видам, потому что они частично совпадают по размеру и форме.

Это та головоломка, которую может решить ДНК. В рамках своей докторской степени я изучил распределение каждого вида киви в прошлом путем секвенирования ДНК из костей киви, собранных со всей Новой Зеландии.Некоторым из этих костей было несколько тысяч лет, но они все еще содержали небольшое количество ДНК!

Неожиданно я обнаружил, что кости на южном Северном острове были наиболее близки к рябине, а не к более близкому с географической точки зрения коричневому киви на Северном острове. Сегодня ряды встречаются в природе только в одной небольшой популяции в Окарито на западном побережье Южного острова, и они являются самыми редкими видами киви. Моя работа с ДНК показала, что раньше они встречались на севере, вплоть до южной части Хокс-Бей.Вы можете прочитать опубликованные результаты здесь.

Как это:

Нравится Загрузка …

10 фактов, которые вы не знали о Kiwi ICT company Advantage

Вот 10 вещей, которые вы, вероятно, не знали о Advantage.

1. У компании есть собственный центр обработки данных уровня 3+, который предоставляет полный набор размещенных услуг, включая облачные среды, среды размещения и аварийного восстановления.

2. Компания Advantage была недавно одобрена для размещения на государственном рынке в следующих областях:

  • Управление и оценка рисков информационной безопасности
  • Обеспечение информационной безопасности
  • Реагирование на инциденты, связанные с безопасностью ИКТ, расследование и судебная экспертиза

Региональный директор по продажам Advantage Стив Смит говорит, что компания была признана и предварительно одобрена в качестве единого государственного поставщика, что свидетельствует о качестве услуг и поддержки компании.

3. Компания Advantage была недавно названа Партнером года BlackBerry APAC MSSP два года подряд в 2020 и 2021 годах. Две компании работают вместе более шести лет.

Управляющий директор

Advantage Брэд Пирпоинт говорит: «Устройства становятся уязвимыми для атак вне рабочей среды. Наши инструменты предлагают одинаковый уровень обслуживания независимо от того, где они находятся. Используя возможности программного обеспечения BlackBerry, мы можем обнаруживать нарушения за считанные минуты, а не часы или дни.”

Управляющий директор BlackBerry Австралия и Новая Зеландия Дэвид Никол говорит, что Advantage — чрезвычайно способный и ценный партнер.

«Они продемонстрировали свой новаторский и предприимчивый дух, используя свой опыт в области кибербезопасности и автоматизации, чтобы максимально использовать возможности программного обеспечения BlackBerry для клиентов».

4. Говоря о наградах, LogRhythm также назвал Advantage MSP 2020 года. Платформа SIEM LogRhythm является движущей силой портфеля услуг безопасности Advantage.Этот портфель позволяет Advantage обеспечивать исключительную защиту конечных точек, сетей, пользователей и традиционных рабочих нагрузок SIEM для новозеландских организаций.

5. Компания Advantage управляет круглосуточным операционным центром безопасности (SOC), который защищает предприятия Новой Зеландии и Австралии от кибератак. LogRhythm играет важную роль в SOC, поскольку обеспечивает целостное представление о безопасности в клиентских сетях.

6. Партнерские отношения имеют первостепенное значение для успеха клиентов Advantage.Компания имеет давние партнерские отношения с Dell, Veeam, BlackBerry, ESET и VMware, а также со многими другими компаниями мирового класса.

7. Advantage предоставляет «все, что вы можете съесть» услуги MSP и консультации широкому кругу малых и средних компаний по всей Новой Зеландии и за рубежом, и это уже более 17 лет.

8. Спустя 35 лет несколько первоначальных клиентов Advantage все еще покупают у компании по сей день.

9. Команда Advantage работает над пониманием требований и проблем клиентов, предлагая решения мирового уровня.

10. В мире технологий Advantage имеет решающее значение.

Опубликовано Securitybrief

Свяжитесь с нами

Новозеландский подозреваемый, который угрожал «киви-подонкам» с ножом в сети, идентифицировал

В субботу власти опознали террориста, симпатизирующего ИГИЛ, который зарезал не менее пяти человек в супермаркете Новой Зеландии, как 32-летнего беженца, ненавидящего киви, который, как сообщается, слушал песни о «питье крови неверующих» — и был младше 24 лет / 7 полицейское наблюдение после освобождения из тюрьмы за два месяца до его буйства.

Ахамед Атил Мохамед Самсудин, уроженец Шри-Ланки, прибыл в островное государство в 2011 году и получил статус беженца на два года как член тамилов, группы меньшинства, преследуемой в Шри-Ланке, сообщает New Zealand Herald.

Психолог, который обследовал его во время расследования его ходатайств о предоставлении убежища, описал его как «сильно обеспокоенного и травмированного молодого человека», сообщает Canterbury Star News.

Должностные лица полагают, что он был радикализован онлайн-пропагандой ИГИЛ, и разглагольствовал в Интернете о своей ненависти к принятой стране, одновременно поддерживая ИГИЛ, что поставило его в список наблюдения за терроризмом в 2016 году.

Подозреваемый в терроризме из Новой Зеландии Ахмед Атхилл Мохамед Самсудин запечатлен на фотографии в социальных сетях со снайперской винтовкой.

«Однажды я вернусь в свою страну и найду в своей стране нечистот киви… и я покажу им… что произойдет, если вы возитесь с S, пока я буду в их стране. Если вы в своей стране жесткие… мы жестче в нашей стране, подонки #payback », — написал Самсудин в Facebook, сообщает The Sun.

Самсудин несколько раз сталкивался с законом, в том числе в 2017 году, когда он был арестован в международном аэропорту Окленда после бронирования билета в один конец в Сингапур из-за подозрения, что он собирался в Сирию для распространения своих экстремистских взглядов или обучения, сообщает Herald. .

В его квартире на Квин-стрит полиция обнаружила тревожную кладезь материалов насилия, включая две дюжины фотографий, на которых он сжимал длинноствольную пневматическую винтовку с телескопическим объективом, а также песни о «питье крови неверующих», сообщает The Sun.

Вооруженная полиция стоит у супермаркета в Окленде, Новая Зеландия. Бретт Фиббс / APPolice, как сообщается, обнаружил ряд тревожных предметов в доме Ахамеда Атиля Мохамеда Самсудина. Бретт Фиббс / AP

Прокуратура первоначально обвинила его в подготовке теракта «одинокого волка». Об этом сообщает BBC.

Ему было отказано в освобождении под залог из-за риска, который он представлял, и он провел год в тюрьме, освобожденный после того, как он сослался на менее серьезные обвинения, включая хранение «ограниченных» материалов.

В 2018 году его снова арестовали за покупку ножа, находясь под залогом, и предъявили новые обвинения, когда полицейские нашли его после того, как власти обнаружили в его доме новые экстремистские материалы. Он оставался взаперти до июля.

С момента освобождения он находился под круглосуточным наблюдением полиции — иногда до 30 офицеров на его хвосте, сообщила журналистам премьер-министр Джасинда Ардерн на пресс-конференции в пятницу.

Тем временем иммиграционные чиновники начали процесс загрузки Самсудина в 2018 году, и его дело все еще находилось на рассмотрении, когда он совершил свою болезненную пятничную атаку в New Lynn Countdown в Окленде.

Ахмед Атхилл Мохамед Самсудин предстает перед Высоким судом в Окленде в 2018 году. Грег Боукер / New Zealand Herald через судебно-медицинский персонал APPolice работает в мечети в Окленде, Новая Зеландия. Бретт Фиббс / AP

«Он вошел в магазин, как и раньше. . Он купил нож в магазине, — сказал комиссар полиции Костер.«Группы наблюдения были как можно ближе, чтобы следить за его действиями».

Офицеры группы специальной тактики

застрелили его в течение 60 секунд, но не раньше, чем он зарезал как минимум пять человек. Пятеро из шести его жертв получили ножевые ранения, трое находятся в критическом состоянии.

«Мы использовали все доступные нам законные и слежки, чтобы обезопасить людей от этого человека», — сказала Ардерн, которая еще не объяснила, почему один из самых опасных экстремистов в ее стране не был депортирован.

Сотрудники полиции и скорой помощи присутствуют на месте происшествия возле супермаркета. Алекс Бертон / New Zealand Herald через AP

Решение Высокого суда назвать его имя противоречит законодательству Новой Зеландии, которое защищает тех, кто претендует на статус беженца, от идентификации. По данным Herald, в этом деле суд сослался на значительный общественный интерес к делу.

SANS Internet Storm Center

Kiwi Syslog Daemon — это программа, которая собирает журналы с маршрутизаторов и межсетевых экранов. Вы настраиваете свой маршрутизатор / брандмауэр на сохранение файлов журнала, используя метод, который может принять Kiwi.Затем установите Kiwi и настройте его для сбора журналов с вашего маршрутизатора / брандмауэра. Kiwi затем сохраняет журналы на диск. Когда вы устанавливаете CVTWIN, вы настраиваете его для использования этого файла журнала.

Загрузите Kiwi Syslog Daemon с сайта Kiwi Обязательно загрузите приложение KIWI Syslog SERVICE (если вы используете NT / 2K / XP), которое будет запускать его как службу, поэтому никому не нужно входить в систему. Обратите внимание, что Kiwi доступен как в бесплатной, так и в платной версии. Бесплатная версия подойдет для наших целей.

Установите Kiwi и запустите его. Вы должны увидеть

Нажмите File / Properties

Нажмите Rules / Default / Actions / Log to file

Следует установить на

Формат киви ISO гггг-мм-дд (с разделителями табуляции)

Обратите внимание на «Путь и имя файла журнала». По умолчанию

.

C: \ Program files \ Syslogd \ logs \ SyslogCatchAll.txt

Настройте CVTWIN для использования этого файла журнала.

Теперь проверьте, настроен ли Kiwi на прием журнала таким образом, чтобы ваш маршрутизатор / брандмауэр сохраняет его. Проверьте роутер / межсетевые экраны документация.

Если ваш маршрутизатор / брандмауэр сохраняет в формате системного журнала

Если ваш роутер сохраняет с помощью ловушек SMNP. (Маршрутизатор Linksys делает это. Пользователи Linksys должны также проверить Использовать фильтр отображения Linksys )

Нажмите Применить и ОК . Kiwi теперь должен собирать ваши журналы.Вы должны увидеть их на главном экране Kiwi.

Загрузите и установите клиент DShield в соответствии с инструкциями DShield.

Запустите клиент DShield, чтобы настроить его (щелкните «Изменить», «Настроить»). Введите соответствующую информацию. Выберите Kiwi { Ваш брандмауэр / маршрутизатор } в качестве брандмауэра и выберите файл журнала (возможно, SystemCatchAll.txt), который вы нашли выше.

Выполните тестовое преобразование. (Файл-> Конвертировать) и проверьте результат. Проверьте, нужно ли выполнять какую-либо фильтрацию (Фильтры находятся в меню Правка.)

Когда вы убедитесь, что CVTWIN конвертируется правильно, откройте панель управления, откройте запланированные задачи, создайте новую задачу, которая запускается каждый день в соответствии с инструкциями DShield.

Важное примечание: Kiwi Syslog Daemon — это инструмент общего назначения, который может захватывать журналы с любого брандмауэра / маршрутизатора, который может транслировать журналы как события Syslog или ловушки SMNP. CVTWIN должен иметь конвертер, написанный для конкретных журналов, которые вы конвертируете. Если вы используете Kiwi для записи журнала брандмауэра, но CVTWIN не поддерживает ваш формат журнала, свяжитесь с info @ dshield.орг. То же самое, если у вас есть другие проблемы с CVTWIN.

Близкородственные бактерии киви ведут себя по-разному

За последнее десятилетие серьезные вспышки бактериального рака привели к огромным экономическим потерям для производителей киви, особенно в Италии, Новой Зеландии и Китае, которые являются одними из крупнейших производителей. Бактериальный рак вызывается бактериальным возбудителем Pseudomonas syringae pv. actinidiae (Psa) и недавние вспышки были особенно разрушительными из-за появления нового, чрезвычайно агрессивного биовара под названием Psa3.

Из-за его недавнего внедрения молекулярная основа вирулентности Psa3 неизвестна, что затрудняет разработку стратегий смягчения последствий. В свете этой дилеммы группа ученых из Университета Вероны и Римского университета объединила усилия в исследовании, сравнивающем поведение Psa3 с менее вирулентными биоварами, чтобы определить основу патогенности.


Они обнаружили, что гены, участвующие в бактериальной передаче сигналов (передача внешних стимулов внутри клеток), особенно важны, особенно гены, необходимые для синтеза и деградации небольшого химического сигнала, называемого c-di-GMP, который подавляет экспрессию факторы вирулентности.По сравнению с другими биоварами, Psa3 продуцирует очень низкие уровни c-di-GMP, что способствует немедленному и агрессивному фенотипу в начале инфекции, прежде чем растение сможет заглушить защитную реакцию.


«Было интересно обнаружить этот разнообразный арсенал стратегий патогенности среди близкородственных бактериальных штаммов, которые инфицируют одних и тех же хозяев, но демонстрируют разное поведение», — сказала Элоди Ванделл, одна из ученых, участвовавших в этом исследовании. «Хотя их« маленькие »геномы в основном содержат одну и ту же информацию, наши исследования показывают, что бактериальные популяции внутри патовара более сложны, чем ожидалось, и их патогенность могла развиваться в зависимости от различных стратегий атаки одного и того же хозяина.”


Их исследование подчеркивает важность работы с множеством реальных патогенных штаммов бактерий, чтобы пролить свет на разнообразие стратегий вирулентности. Такой подход может способствовать созданию более широких рабочих моделей патогенности. Что касается производства киви, Ванделл надеется, что их результаты помогут ученым разработать новые методы смягчения последствий. В долгосрочной перспективе их исследования могут привести к идентификации ключевых молекулярных переключателей, ответственных за переход между фенотипами высокой и низкой бактериальной вирулентности.


«Эта идентификация позволит на промышленном уровне разработать новые целевые стратегии для борьбы с фитопатогенными бактериями, ослабляя их агрессивность за счет контроля переключателя, вместо того, чтобы убивать их», — пояснил Ванделл. «Это позволит избежать появления новых видов резистентности среди бактериальных сообществ, что гарантирует устойчивую защиту растений».

Ссылка
Vandelle E et al. Транскрипционное профилирование трех Pseudomonas syringae pv.actinidiae Biovars выявляют различные реакции на апопластоподобные состояния, связанные с вирулентностью штамма на хозяине. MPMI , Vol. 34, No. 4, April 2021. doi: 10.1094 / MPMI-09-20-0248-R


Эта статья переиздана по следующим материалам. Примечание: материал мог быть отредактирован по объему и содержанию. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с цитируемым источником.

TeacherGeek® Maker Cart 2.0 со знаком STEM, Kiwi

  • 3 универсальных ножницы, 9-1 / 2 »
  • 2 регулируемых устройства для зачистки проводов
  • 5 цифровых мультиметров
  • 6 мульти-резаков
  • 4 блока постукивания
  • 6 Плоскогубцы для скользящих шарниров, 6 дюймов
  • 2 отвертки Phillips # 1
  • 4 отвертки, короткие # 2
  • 2 Бессвинцовый припой
  • 2 подставки для паяльника
  • 2 паяльника, 110 В, 60 Гц, 30 Вт
  • 4 молотка с когтями, коротышка
  • 6 разверток
  • 200 шайб, №10
  • 100 шайб крыла, # 10
  • 800 шестигранных гаек, # 10
  • 200 стопорных гаек, № 10
  • Винты 800, # 10, 25 мм (1 «)
  • 100 винтов, # 10, 38 мм (1-1 / 2 «)
  • 100 Винты, № 10, 50 мм (2 «)
  • 1500 цилиндрических винтов
  • 100 тройников
  • 200 обратных клапанов
  • 200 пережимных клапанов
  • 100 узлов мини-концентратора, красный, с креплением на двигатель
  • 100 мини-ступиц, зеленые, дюбель
  • 1000 зубочисток
  • 1000 шампуров
  • 200 порционных стаканов
  • 100 цилиндров, 4.5 мл
  • 400 баллонов, 14 мл
  • 200 бочек, 14 мл
  • 400 комплектов смешанного снаряжения
  • 400 комплектов смешанных шкивов
  • 200 деревянных колес
  • 400 колес / ступиц
  • 50 зажимов типа «крокодил»
  • 400 угловых кронштейнов
  • 400 полосок липы
  • 200 держателей батарей, двойные AA, с переключателями и выводами
  • 1000 галстуков на молнии
  • 100 ДСП
  • 50 проволоки, рулоны
  • 100 секций провода (12 дюймов)
  • 1000 соединительных полос
  • 1,400 дюбелей
  • 400 пластин с отверстиями
  • 600 перпендикулярных блоков
  • 2 Блоки питания
  • 100 двигателей, малых, с выводами
  • 300 штифтов переходника двигателя
  • 100 двигателей, малые, 1-3 В
  • 100 опор двигателя, малые, 1.5-3 В
  • 100 двигателей, большие, 3-6 В
  • 100 опор для двигателей, большие, 3-6 В
  • 50 ограничителей скольжения, 300 мм (12 дюймов)
  • 1 фунт резиновые ленты, малые
  • 500 стоп-клипов
  • 500 резинок, шина
  • 6 виниловых трубок, внутренний диаметр 1/8 дюйма, рулоны длиной 100 футов
  • 1 лента, красный винил, рулон
  • 1 лента, желтый винил, рулон
  • 1 лента, зеленый винил, рулон
  • 1 лента, синий винил, рулон
  • 1 провод, 24 AWG, синий, 100-футовый рулон
  • 1 провод, 24 AWG, зеленый, 100-футовый рулон
  • 1 провод, 24 AWG, красный, 100-футовый рулон
  • 1 провод, 24 AWG, желтый, 100-футовый рулон
  • 2 витых шпагата, рулон
  • 100 ползунковых переключателей
  • 70 светодиодов, 3 В, зеленый
  • 70 светодиодов, 3 В, красный
  • 70 светодиодов, 3 В, желтый
  • 1 тележка с вывеской, ящиками и панелями для перфорированной доски
  • 1 набор карандашей для сухого стирания
  • 1 Инструкции по сборке тележки
  • разверните, чтобы увидеть полный список .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *