Содержание

world-economic-outlook-update-january-2022

Рост заболеваемости, нарушение процесса восстановления экономики, повышение инфляции

Мировая экономика вступает в 2022 год в худшем положении, чем ожидалось ранее. С распространением нового штамма COVID-19 «омикрон» в странах снова вводятся ограничения на перемещения. Повышение цен на энергоресурсы и нарушения поставок привели к более высокой и имеющей более широкий характер инфляции, чем ожидалось, особенно в США и во многих странах с формирующимся рынком и развивающихся странах. Продолжающееся снижение активности в секторе недвижимости Китая и более медленное, чем ожидалось, восстановление частного потребления также накладывают ограничения на перспективы роста.

Ожидается снижение мирового роста с 5,9 процента в 2021 году до 4,4 процента в 2022 году — на пол процентного пункта ниже прогноза на 2022 год, представленного в октябрьском выпуске «Перспектив развития мировой экономики» (ПРМЭ), что в основном является следствием снижения прогнозов роста в двух крупнейших экономиках. Пересмотр предпосылок с изъятием из базового сценария пакета мер налогово-бюджетной политики «Восстановить и сделать лучше» (Build Back Better), более раннее прекращение адаптивных мер денежно-кредитной политики и сохранение дефицита поставок привели к пересмотру прогноза для США в сторону понижения на 1,2 процентного пункта. В Китае вызванные пандемией нарушения экономической активности, связанные с политикой нулевой терпимости в отношении COVID-19, а также длительное сохранение напряженного финансового положения среди застройщиков вызывали снижение прогноза на 0,8 процентного пункта. Ожидается, что в 2023 году экономический рост замедлится до 3,8 процента. Хотя это на 0,2 процентного пункта выше, чем в предыдущем прогнозе, указанное улучшение в основном является следствием механического повышения роста после того, как во второй половине 2022 года прекратится действие факторов, сдерживающих рост в настоящий момент. Условием данного прогноза является снижение численности неблагоприятных исходов для здоровья до низких уровней в большинстве стран к концу 2022 года, что предполагает увеличение доли вакцинированных во всем мире и повышение эффективности средств лечения.

Ожидается более продолжительный период повышенной инфляции, чем предполагалось в октябрьском выпуске ПРМЭ, в условиях продолжающихся нарушений в цепях поставок и сохранения высоких цен на энергоресурсы в 2022 году. При условии что инфляционные ожидания останутся надежно закрепленными, инфляция должна постепенно снизиться по мере уменьшения дисбалансов между спросом и предложением в 2022 году и осуществления ответных мер денежно-кредитной политики в ведущих странах. Риски для мирового базового прогноза смещены в сторону ухудшения ситуации. Появление новых штаммов вируса COVID-19 может продлить пандемию и вызвать новые нарушения в экономической деятельности. Кроме того, нарушения в цепях поставок, волатильность цен на энергоресурсы и локальные факторы давления на заработную плату означают, что присутствует высокая неопределенность в отношении инфляции и курса политики. По мере повышения директивных ставок странами с развитой экономикой могут возникать риски для финансовой стабильности, а также для финансовых потоков, валют и состояния бюджета стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, особенно с учетом того, что в последние два года произошло существенное повышение уровней долга. Дальнейшая высокая геополитическая напряженность может привести к формированию и других глобальных рисков, а продолжающаяся критическая ситуация в области климата означает сохранение повышенной вероятности крупных стихийных бедствий.

В условиях когда пандемия по-прежнему удерживает мир в своих тисках, как никогда актуально сосредоточение внимания на действенной глобальной стратегии в сфере здравоохранения. Для снижения риска появления новых опасных штаммов COVID-19 жизненно важно, чтобы во всем мире был доступ к вакцинам, тестам и средствам лечения. Это требует увеличения производства соответствующей продукции, а также улучшения систем доставки на уровне стран и большей справедливости в распределении на международном уровне. Во многих странах для сдерживания инфляционного давления необходимо будет продолжать курс на ужесточение денежно-кредитной политики, а в налогово-бюджетной политике (проводимой в условиях более ограниченных возможностей, чем на начальном этапе пандемии) необходимо будет отдавать приоритет расходам на здравоохранение и социальные нужды, уделяя особое внимание поддержке наиболее пострадавших. В этих условиях для сохранения доступа к ликвидности и, по мере необходимости, ускорения упорядоченной реструктуризации долга принципиальное значение будет иметь международное сотрудничество. Для уменьшения риска катастрофического изменения климата по-прежнему крайне необходимы инвестиции в проведение мер политики в области климата.  

Перспективы роста бизнеса Zoom после пандемии остаются неубедительными — 01.03.2022 07:58

АО «Открытие Брокер» (бренд «Открытие Инвестиции»), лицензия профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление брокерской деятельности № 045-06097-100000, выдана ФКЦБ России 28.06.2002 (без ограничения срока действия). С информацией об АО «Открытие Брокер» получатели финансовых услуг могут ознакомиться в разделе «Документы и раскрытие информации». 

АО «Открытие Брокер» входит в состав Российской Национальной Ассоциации SWIFT.

Центр раскрытия корпоративной информации.


Информация о тарифных планах/тарифах опубликована в маркетинговых целях в сокращённом варианте. Полный перечень тарифных планов/тарифов, их содержание и условия применения содержатся на сайте open-broker.ru в приложении №2 и 2а «Тарифы» к договору на брокерское обслуживание/договору на ведение индивидуального инвестиционного счёта АО «Открытие Брокер». Необходимо иметь это в виду при выборе тарифного плана.

Под «сервисом» понимается одно или несколько (совокупность) условий брокерского обслуживания клиентов, включая, но не ограничиваясь: открытие определённого портфеля, ведение отдельного инвестиционного счёта, предложение тарифного плана, предоставление клиенту информационных сообщений, а также иные условия, предусмотренные договором и/или Регламентом обслуживания клиентов АО «Открытие Брокер» и/или дополнительным соглашением с клиентом и/или размещённые на сайте АО «Открытие Брокер». Подробнее о каждом сервисе вы можете узнать на сайте компании, в личном кабинете или обратившись к сотруднику АО «Открытие Брокер».

Сервис дистанционного оформления предоставляется для первичного открытия счёта в компании.

Правообладатель программного обеспечения (ПО) MetaTrader 5 MetaQuotes SoftwareCorp.
Правообладатель программного обеспечения (ПО) QUIK ООО «АРКА Текнолоджиз».

Представленная информация не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией, ни при каких условиях, в том числе при внешнем совпадении её содержания с требованиями нормативно-правовых актов, предъявляемых к индивидуальной инвестиционной рекомендации. Любое сходство представленной информации с индивидуальной инвестиционной рекомендацией является случайным.

Какие-либо из указанных финансовых инструментов или операций могут не соответствовать вашему инвестиционному профилю.

Упомянутые в представленном сообщении операции и (или) финансовые инструменты ни при каких обстоятельствах не гарантируют доход, на который вы, возможно, рассчитываете, при условии использования предоставленной информации для принятия инвестиционных решений.

«Открытие Брокер» не несёт ответственности за возможные убытки инвестора в случае совершения операций либо инвестирования в финансовые инструменты, упомянутые в представленной информации.

Во всех случаях определение соответствия финансового инструмента либо операции инвестиционным целям, инвестиционному горизонту и толерантности к риску является задачей инвестора.

Политика использования файлов cookie на open-broker.ru.

безопасность и качество продукции» — Агроинвестор

«Асти Групп»

15-17 марта 2022 года в МВЦ «Крокус Экспо» прошла ежегодная выставка «Мясная промышленность. Куриный король. Индустрия холода для АПК / MAP Russia & VIV» и саммит «Аграрная политика России: безопасность и качество продукции». Организатором мероприятия выступила выставочная компания «Асти Групп»

Одно из крупнейших в отрасли мероприятий стало площадкой для эффективного профессионального диалога участников рынка: производителей, поставщиков, сервисных компаний и представителей государственных органов, столкнувшихся в период происходящих глобальных перемен с проблемами и задачами нового масштаба. Несмотря на сложную экономическую и политическую ситуацию, выставка по-прежнему привлекает новых участников: 70% экспонентов присутствовали на мероприятии впервые. 

Старт деловой программе дал саммит «Аграрная политика России: безопасность и качество продукции». Он открылся 15 марта пленарным заседанием, посвященным глобальной ситуации на рынке мяса. Модератором выступил генеральный директор медиа-холдинга «Крестьянские ведомости» Игорь Абакумов. Ведущие игроки индустрии обсудили актуальную ситуацию на рынке производства говядины, будущее птицеводства, маркетинг мясных продуктов, варианты адаптации к новым условиям работы в свиноводстве, а также потребительские предпочтения и факторы, определяющие ситуацию на продовольственном рынке. Помимо этого, были рассмотрены перспективы нового сезона рынка зерна и актуальные проблемы, связанные с логистикой.

В первый день саммита также состоялась панельная дискуссия, посвященная экспортным прогнозам. Ее модератором выступила главный редактор портала «Агроинвестор» Татьяна Кулистикова. Участники обсудили главные экспортные рынки продукции АПК в новых экономических условиях, прогнозы экспорта и поддержку участников ВЭД со стороны банков, не попавших под санкции.

На сессии «Цифровизация АПК: задачи, перспективы, решения», партнером которой выступила компания КРОК, обсуждали строительство цифровой экосистемы на предприятиях АПК, современные решения и опыт внедрения цифровых систем управления на примере ведущих предприятий отрасли. Представители компаний поделились своим видением развития цифровых процессов, а также успешными проектами внедрения автоматизированных систем нового поколения.

Второй день саммита открылся сессией, организованной Национальной ассоциацией производителей индейки (НАПИ). Участники подробно рассмотрели планы и перспективы развития индустрии переработки индейки в России, а также проблемы и задачи, связанные с основными положениями ТР ЕАЭС «О безопасности мяса птицы и продукции его переработки».

В этот же день прошел ряд отраслевых встреч. На сессии по свиноводству затронули вопросы конвертации высокого генетического потенциала в дополнительную прибыль и планы снижения себестоимости производства. На сессии по птицеводству обсудили также технологии производства кормов и современные возможности переработки побочного птицесырья для пищевых целей. 

Третий день саммита был посвящен одной из самых актуальных тем — законодательному обеспечению развития непрерывной холодильной цепи оборота скоропортящейся продукции в Российской Федерации (НХЦ РФ). Модератором выступил президент Ассоциации организаций продуктового сектора (АСОРПС) Михаил Синёв. На сессии, организованной АСОРПС, был рассмотрен целый ряд сложных и важных в новых условиях вопросов. В частности, хранение мясной продукции в оптовой и розничной сети, использование непрерывной холодильной цепи как основы для сохранения качества и обеспечении безопасности пищевой продукции, роль РЖД в формировании НХЦ в России, требования к подвижному составу, формирование единой системы контроля условий транспортировки скоропортящихся грузов и другие важные вопросы.


Подведомственные учреждения Россельхознадзора, представленные на выставке единым стендом, организовали в рамках деловой программы несколько отдельных сессий. Их участники обсудили новое законодательство в сфере обращения кормовых добавок, меры контроля остаточного содержания пестицидов в кормах. В рамках круглого стола «Развитие птицеводства и животноводства в контексте безопасности и качества продукции, здоровья сельскохозяйственных животных и экспортного потенциала Российской Федерации» была представлена эпизоотическая ситуация по экономически значимым и особо опасным болезням, рассмотрены вопросы вакцинопрофилактики заболеваний и проблемы антибиотикорезистентности в промышленном свиноводстве.

На экспозиционной части выставки можно было познакомиться с компаниями из Белоруссии, Польши, России, Таиланда, Турции, Узбекистана, Чехии. Также она включила в себя объединенные стенды, организованные региональными центрами поддержки экспорта, которые представили стратегические предприятия Липецкой, Тульской областей и Ставропольского края. Экспоненты презентовали как новые технологические проекты, так и проверенные на практике решения.

Ярким акцентом трехдневного мероприятия стал дегустационный конкурс «Лучший традиционный продукт». Он выявил компании, открывающие и реализующие новые возможности для продвижения продукции российских производителей. Участие в конкурсе приняли такие торговые марки, как «Окраина», «Ржевское подворье», «Индилайт», «Озерки». Перед экспертным жюри была поставлена нелегкая задача — определить лучших из лучших. По итогам конкурса прошла церемония награждения, высшую оценку качества получили ГК «Дамате», «Новые Фермы», «Новые утиные фермы», МПЗ «Богородский», «Дантон-Птицепром». 

Выставочная компания «Асти Групп» уже анонсировала даты следующего мероприятия. 

В 2023 году выставка и саммит будут проведены в период с 30 мая по 1 июня. До встречи в МВЦ «Крокус Экспо»!

Перспективы роста карьеры | Moscow Business School

бизнес-школа? «>

Целью получения высшего образования является желание сделать хорошую карьеру или найти новую работу. То же самое можно сказать и про степень MBA с единственной лишь разницей в том, что она высоко оценивается в мире и открывает неограниченные возможности для роста карьеры. Люди выбирают программу MBA для продвижения по карьерной лестнице на настоящей работе либо устройства на достойную работу на основании степени MBA. Что же именно дает человеку бизнес-школа?

Специалистам со степенью MBA открывается мир новых возможностей, и они получают повышение в управленческих должностях благодаря дополнительным навыкам и знаниям, полученным при обучении по программе MBA. Для тех, кто жаждет изменений в своей карьере, степень MBA открывает следующие перспективы в карьерном росте:

Маркетинг: люди, занятые в сфере предоставления товаров и услуг любой организации, нуждаются в умении создавать эффективные маркетинговые стратегии и правильно доносить свои идеи до потребителя. Программа MBA наделяет студентов как теоретическими, так и практическими маркетинговыми навыками, которые помогут при устройстве на работу в сфере маркетинга. Благодаря наличию степени MBA вы можете занять должность не ниже менеджера контроля качества и дизайна продукции, ответственного за продажи.

Финансы: тем, кто занят в сфере финансов, необходимо быстро принимать решения и, что самое главное, обладать навыками ведения переговоров с клиентами . Предметы по финансам, входящие в программу MBA, — это прекрасная возможность определить путь успеха в финансовой системе. В этой области вы можете получить массу интересных предложений по трудоустройству на высокую должность.

Правительственные учреждения: люди ошибочно считают , что степень MBA пригодна только для сферы бизнеса из-за своего точного определения. Однако она может быть неоценима при продвижении по службе в правительственных учреждениях. Обычно такая должность требует большой умственной работы и командного лидерства. Все эти аспекты рассматриваются в программах МВА. Правительственные учреждения отличаются своим быстрым реагированием на ситуации, но не всегда способны выполнить конкретные действия. Для того чтобы изменить сложившееся положение, они находятся в поиске специалистов, которые подкрепляют свои слова действиями. Таким образом, перед человеком, получившим степень MBA, открываются реальные карьерные перспективы для работы в правительственных учреждениях.

Собственный бизнес: те, кто занимается собственным бизнесом, может извлечь свою выгоду от получения степени MBA. Сегодня программы MBA дают возможность освоить навыки и умения, необходимые для того, чтобы учредить собственное предприятие и стать предпринимателем, имея неограниченные карьерные возможности.

Некоммерческие организации: наличие степени MBA позволяет легко трудоустроиться в некоммерческие организации. Большинство людей, получивших степень MBA или продолжающих свое обучение, не задумываются о поиске работы в некоммерческом секторе, считая данную сферу деятельности лишь пустой тратой своих навыков и способностей. С другой стороны, это единственный сектор, способный извлечь максимальную выгоду благодаря привлечению людей со степенью MBA, ориентированной на некоммерческую структуру. Для кандидата со степенью MBA может быть полезно как в финансовом, так и в личном отношении проследить за тем, как достигнутые умения оказывают положительное влияние на жизни многих людей. У вас есть шанс работать на достойном месте, одновременно продвигаясь вверх по служебной лестнице.

Нами затронута лишь малая часть тех карьерных возможностей, которые можно извлечь из степени MBA. Наличие у вас степени MBA открывает перед вами широкие возможности получения вакантных мест и перспективы роста на высоких постах.

Источник: 777diplom.com

Обзор машиностроения: рекордный рост в 2021 году и неясные перспективы | Макроэкономика и отрасли

РИА Рейтинг – 18 мар. Российское машиностроение довольно быстро восстановилось после кризисных проявлений в отечественной экономике, наблюдаемых в период эпидемиологических ограничений 2020 года. Впрочем, даже непростой 2020 год машиностроители закончили с плюсом. В течение 2021 года МЭР несколько раз пересматривало результаты, и оценка 2020 года менялась от минус 0,5% до плюс 2,4% в конечном варианте. В 2021 году результат многократно улучшился, и рост составил 9,7%, что стало самым высоким показателем за последние десять лет.

Отчасти такой результат обусловлен фактором низкой базы, который в наибольшей степени проявился во втором квартале, когда рост производства в машиностроении составил в годовом сравнении 28,1%. В третьем и четвертом кварталах темпы роста были значительно ниже – соответственно, 3,0% и 4,7%.

Наряду с фактором низкой базы на результат машиностроения в отчетном периоде повлиял фактор отложенного спроса, который привел к дефициту некоторых видов машиностроительной продукции из-за простоя многих предприятий в период карантинных ограничений.

Кроме того, потребители активизировали закупки оборудования из-за опасений его подорожания вследствие ожидаемого повышения утилизационного сбора, курсовых колебаний и бурного роста цен на металлы и полимеры, наблюдавшегося на мировом и внутреннем рынках с середины 2020 года.

Также положительное влияние на динамику производства в отрасли оказали государственные меры стимулирования спроса на машиностроительную продукцию.

В числе негативных факторов, помимо удорожания сырья и материалов, следует выделить дефицит чипов, отрицательно повлиявший, в первую очередь, на выпуск электроники и легковых автомобилей, производство которых во второй половине 2021 года стало резко снижаться.

Рост производства по итогам 2021 года отмечен во всех пяти машиностроительных отраслях. Самый высокий темп роста зафиксирован в производстве автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов (код ОКВЭД–29) и в производстве машин и оборудования, не включенных в другие группировки (код ОКВЭД-28). В обеих отраслях темп роста составил в 2021 году 13,8%.

Высокий темп роста в автотранспортном машиностроении произошел как за счет фактора низкой базы, так и за счет отложенного спроса. При этом, как уже говорилось выше, во втором полугодии из-за недостатка чипов и бурного роста цен на автомобильную продукцию, производство автомобильной техники стало быстро снижаться. Так, в четвертом квартале выпуск легковых автомобилей снизился в годовом сравнении на 17,1%.

В свою очередь, высокий темп роста производства машин и оборудования, не включенных в другие группировки, в основном, обеспечен сельскохозяйственным машиностроением, которое стало лучшим среди машиностроительных подотраслей по динамике – рост производства здесь составил в 2021 году 25,6%. Такой результат обусловлен увеличением прибыли аграриев и мерами господдержки по стимулированию внутреннего спроса.

Единственной подотраслью машиностроительного сектора, где по итогам 2021 года зафиксирован отрицательный результат, стало производство железнодорожных локомотивов и подвижного состава. По сравнению с 2020 годом спад производства железнодорожной техники составил 8,2%. При этом выросло производство грузовых вагонов и магистральных тепловозов, но снизился выпуск пассажирских вагонов и магистральных электровозов, что обусловлено сокращением закупок со стороны РЖД.

Прогноз состояния машиностроительной отрасли в 2022 году сейчас крайне затруднен в связи с резким обострением геополитической ситуации.

Экономическая изоляция России в следствие санкций для машиностроителей может иметь разнозначащие последствия. С одной стороны, в сложившихся условиях открывается простор для импортозамещения и увеличения продаж на внутреннем рынке.

С другой стороны, изоляция к приведет резкому сокращению внешних рынков сбыта и к нарушению технологических связей с западными партнерами, к дефициту комплектующих и, как результат, к торможению производства по многим видам продукции, как минимум, в краткосрочной перспективе. Например, с большими проблемами могут столкнуться автомобилестроители, производители бытовой техники и электроники и другие предприятия. Вместе с тем, по всей видимости, увеличится интенсивность производства оборонной техники, а также оборудования, задействованного в инфраструктурном строительстве.

Более детальный анализ трендов развития российского машиностроения в 2021 году и прогнозы на 2022 год приведены в бюллетене «Машиностроение: тенденции и прогнозы. Итоги 2021 года», подготовленном экспертами Рейтингового агентства «РИА Рейтинг».

Объем бюллетеня – 37 страниц формата А4, включая 21 график и 16 таблиц. В качестве источников информации используются данные Росстата, ФТС, АЕБ, АСМ-Холдинга, данные компаний, данные СМИ, собственные расчеты РИА Рейтинг.

Бюллетень выпускается с 2011 года на ежеквартальной основе. График выпуска бюллетеня: итоги года – март-апрель, итоги I-го квартала – июнь, итоги первого полугодия – сентябрь, итоги 9-ти месяцев – декабрь

Бюллетень распространяется по платной подписке. Для получения полной версии бюллетеня свяжитесь с нами: e-mail: [email protected], или оформите заявку по ссылке.

Содержание аналитического бюллетеня «Машиностроение: тенденции и прогнозы» – выпуск № 45 (итоги 2021 года), ключевые индикаторы отрасли, а также примеры графиков и таблиц доступны по ссылке >>>

РИА Рейтинг – это универсальное рейтинговое агентство медиагруппы МИА «Россия сегодня», специализирующееся на оценке социально-экономического положения регионов РФ, экономического состояния компаний, банков, отраслей экономики, стран. Основными направлениями деятельности агентства являются: создание рейтингов регионов РФ, банков, предприятий, муниципальных образований, страховых компаний, ценных бумаг, другим экономических объектов; комплексные экономические исследования в финансовом, корпоративном и государственном секторах.

МИА «Россия сегодня» – международная медиагруппа, миссией которой является оперативное, взвешенное и объективное освещение событий в мире, информирование аудитории о различных взглядах на ключевые события. МИА «Россия сегодня» представляет линейку информационных ресурсов агентства: РИА Новости, РИА Новости Спорт, РИА Новости Недвижимость, Прайм, РИА Рейтинг, ИноСМИ, Социальный навигатор. За рубежом медиагруппа представлена международным новостным агентством и радио Sputnik. Следите за новостями МИА «Россия сегодня» в телеграм-канале пресс-службы – «Зубовский, 4»

Перспективы создания отечественных генно-инженерных препаратов для медицины. Растан — первый отечественный рекомбинантным гормон роста человека | Габибов

Развитие современной фармакологии невозможно представить без использования методов генетической инженерии (технологии рекомбинантных ДНК). Успехи медицины все более базируются на активном применении белковых препаратов, полученных с помощью технологии переноса наследственной информации (генов) из одного организма в другой.

Появление возможности экспрессировать чужеродные гены в клетках различных организмов (как эукариот, так и прокариот) стало одним из революционных событий в науке последних двух декад XX столетия и заложило основы современной биотехнологии. Получение новых лекарств на основе рекомбинантных белков по своей значимости для практического здравоохранения можно сравнить с успехами Дженнера и Пастера в области вакцинации и с открытием в середине XX века эры антибиотиков. Гетерологическая экспрессия белков наряду с расшифровкой генома человека сделала принципиально возможным создание основ для «компенсирующей», или » ингибирующей», терапии белками, закодированными в геноме и произведенными в необходимых количествах другими клетками-хозяевами. Символично, что первые практические успехи, достигнутые с помощью технологии рекомбинантных ДНК., относятся к области молекулярной эндокринологии. В 80-е годы прошлого столетия компании «Genentech» первой удалось получить генно-инженерный инсулин человека в Escherichia coli [6]. К концу первой декады XXI века рынок генно-инженерных препаратов может достичь десятков миллиардов долларов США [14]. Инсулин занимает одно из лидирующих положений в этом секторе (около 15% рынка), уступая лишь эритропоэтину (26% рынка). Вместе с тем рекомбинантные цитокины, колониестимулирующие факторы и рекомбинантные антитела становятся также незаменимыми в практике врача, и уровни их продаж достигают миллиардных отметок [14] (табл. 1).

Тем не менее на пути создания рекомбинантных белковых лекарственных средств есть еще много трудностей как фундаментального, так и организационного характера. Общая стратегия развития современной молекулярной биологии, биохимии, микробиологии обеспечивает создание новых векторов для переноса генетической информации, разработку штаммов усовершенствованных прокариотических клеток, дрожжей, способов поддержания перевиваемых культур клеток млекопитающих, эффективных схем очистки рекомбинантных белков и методов промышленной биотехнологии с использованием крупномасштабных биореакторов. На современном этапе развития медицинской биотехнологии резервы использования прокариотических клеток-хозяев практически исчерпаны. Белки большой молекулярной массы трудно производить в Escherichia coli в биотехнологически оправданных количествах. Для обеспечения своей функциональной активности они требуют адекватной посттрансляционной модификации. В этой связи на повестку дня поставлен вопрос использования эукариотических клеток млекопитающих. В частности, это относится к терапевтическим антителам, факторам свертывания крови, молекулам адгезии. Переход от микроорганизмов к культурам животных клеток удорожает производство белковых продуктов на порядки. Однако все промышленно развитые страны мира активно включились в эту биотехнологическую гонку и пошли по пути создания национальных и транснациональных исследовательских и промышленных центров.

Таблица 1

Рекомбинантные терапевтические белки с объемами продаж более 500 млн $ в год

Наименование продукта

Объем продаж, млн $

Начало продаж, г.

Генно-инженерный инсулин чело-

5340

1982 (США)

века

Гормон роста человека

1760

1985 (США)

Интерферон а

2700

1986 (США)

Эритропоэтин

8800

1989 (США)

ГКСФ

2520

1991 (США+ЕС)

Фактор крови VIII

670

1992 (США)

Интерферон р

2200

1993 (США)

Глюкоцереброзидаза

740

1994 (США)

Фолликулостимулирующий гормон

1000

1995 (ЕС)

Фактор крови Vila

630

1996 (ЕС)

Особого внимания в работе с рекомбинантными белками и продвижении их на рынок требуют вопросы биобезопасности и патентной чистоты. Белковая молекула, произведенная в чужеродной клетке-хозяине, может быть выделена с примесями, в том числе с фрагментами ДНК клетки-хозяина, ее белками, полисахаридами и эндотоксинами. Применение препаратов с указанными контаминациями чревато серьезными осложнениями в области иммунопатологии [15].

На фармацевтическом рынке присутствуют как оригинальные препараты, так и дженерики — воспроизведенные копии оригинальных препаратов. Ситуация с химически синтезированными препаратами достаточно понятная: в большинстве стран по истечении срока патентной защиты на оригинальный препарат другие компании могут предлагать дженерик после стандартной демонстрации его биологической эквивалентности и безопасности.

В отношении так называемых биодженериков, т. е. аналогов биосинтетических препаратов, вопрос «оригинальности» и «воспроизведенности» является более сложным. Многие такие лекарства представляют собой точные биосинтетические копии обычных белков человека и поэтому не могут полностью рассматриваться как оригинальные препараты. Как правило, патентная защита биосинтетических препаратов распространяется на способ производства, но при универсальности методик, заложенных в фундаментальные основы молекулярной и клеточной биологии, заранее предусмотренные изменения в схеме получения биодженерика обеспечивают патентную чистоту препарата. В то же время демонстрация биоэквивалентности биодженерика — достаточно сложная задача. В этой связи практическому врачу важно понимать возможные отличия биодженериков от оригинальных препаратов, связанные со способом их получения и реализацией системы контроля качества субстанции и готовой лекарственной формы.

Биотехнологическая промышленность России в «дорекомбинантную эру» находилась на одном из передовых рубежей. Научный потенциал нашей страны позволял сделать эффективный переход к промышленному освоению технологии рекомбинантных ДНК, чего, к сожалению, не случилось по известным политическим и экономическим причинам. Сегодня фармацевтические генно-инженерные белки, являясь весьма дорогостоящей составляющей страховой медицины в развитых странах, практически недоступны для нашего населения из-за высокой стоимости и несовершенства организационных структур национального здравоохранения. В то же время современные тенденции к улучшению лекарственного обеспечения, в том числе рекомбинантными препаратами, обеспечивают возрастающую финансовую нагрузку на бюджет здравоохранения и также ограничивают количество пациентов, которые могут получить терапию такими лекарствами. Создание отечественной платформы производства этих препаратов позволит внести значительный вклад в решение проблемы биобезопасности России, а также заложить основы импортозамещения. Уже предприняты первые попытки сократить отставание в биотехнологии от ведущих промышленно развитых государств, наметившееся в последние годы. Создание и внедрение отечественной технологии производства инсулина явились знаковым событием для нашей страны [1, 4, 5]. Обеспечение «биотехнологической самостоятельности» России является первоочередной составляющей отечественной медицины и биологии. В Институте биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова (ИБХ РАН) в содружестве с научными учреждениями РАМН и при участии компаний «Мас- терклон» и «Фармстандарт» ведутся активная разработка и внедрение в производство целой линии генно-инженерных белковых препаратов медицинского назначения. В настоящее время на разных стадиях разработки находятся 20 генно-инженерных препаратов, в том числе инсулин человека (ин- суран), гормон роста человека (соматотропин), гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (ГК.СФ), гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМК.СФ).

В этом ряду особое место занимает препарат «Растан» — рекомбинантный гормон роста человека, второй после инсулина (Инсуран®) препарат, произведенный в ИБХ РАН. В 2006 г. «Растан» был разрешен к применению в РФ и производится в виде лиофилизата для приготовления раствора для подкожного введения во флаконах по 4 ME (1,3 мг). Интерес к нему обусловлен потребностями детской эндокринологии [9], а также наметившимися в последнее время тенденциями применения его и в других областях медицины [12, 13].

Известно, что патология роста занимает третье место в структуре детской эндокринной патологии. Задержка роста — это гетерогенное состояние, сопровождающее многие эндокринные, соматические и генетические заболевания. Наиболее выраженные клинические проявления и тяжелый прогноз заболевания имеют дети, страдающие соматотропной недостаточностью [16].

Определение аминокислотной последовательности соматотропина — гормона роста человека (ГРЧ) и клонирование кодирующего участка его гена позволили в начале 80-х годов XX века произвести первые препараты рекомбинантного гормона роста человека (рГРЧ) для применения в медицинской практике [8, 11]. Осуществляя комплексный подход к проблеме, коллектив авторов задался целью получить патентно-чистый препарат, не отличающийся по качеству и терапевтической эффективности от зарубежных аналогов, производимых ведущими фармацевтическими компаниями, организовать его производство, доклинические и клинические исследования.

Основные этапы исследований, на основе которых создавалась технология производства активной фармацевтической субстанции рГРЧ, включали:

  • конструирование плазмиды и создание штамма-продуцента;
  • разработку лабораторного метода получения субстанции соматотропина;
  • разработку опытно-промышленной технологии выделения и очистки рГРЧ;
  • разработку методов контроля и создание стандарта качества на субстанцию рГРЧ;
  • доклинические и клинические испытания рГРЧ.

Конструирование плазмиды и создание штамма- продуцента рГРЧ

В данном проекте перед нами стояла задача сконструировать плазмиду, детерминирующую синтез рекомбинантного белка, и создать высокопродуктивный бактериальный штамм-продуцент, позволяющий получать рекомбинантный соматотропин с высоким выходом и по упрощенной технологии [3].

В ходе решения этой задачи нами была сконструирована плазмида pESl-б (рис. 1), кодирующая полипептид с последовательностью рГРЧ и состоящая из: Ndel/ XhoII-фрагмента ДНК плазмиды рЕТ22Ь(+), содержащего промотор и терминатор транскрипции Т7-РНК-полимеразы, усилитель трансляции гена 10 фага Т7 и ген 0-лактамазы, а также NdeI/XhoI-фрагмента ДНК, содержащего последовательность искусственного гена рГРЧ. Эта плазмида несет в качестве генетического маркера ген 0-лактамазы, определяющей устойчивость трансформированных плазмидой pESl-б клеток Е. coli к ампициллину. На основе полученной плазмидной конструкции был создан штамм-продуцент Е. coli BL21(DE3)/pESl-6, обеспечивающий синтез рГРЧ в количестве 60—70% от суммарного содержания белка клеток. Уровень экспрессии рГРЧ не изменялся в ходе шести последовательных циклов культивирования, таким образом, полученный штамм пригоден для крупномасштабной ферментации.

В ходе выполнения этой части работы удалось, на наш взгляд, обеспечить ряд преимуществ предлагаемой конструкции. Во-первых, в использовании при химико-ферментативном синтезе гена соматотропина максимально широкого набора кодонов, являющихся оптимальными для продукции белка в Е. coli, расположение которых в синтетическом гене устраняет возможность образования на синтезируемой мРНК протяженных «шпилек», потенциально ингибирующих трансляцию. Во-вторых, применение для биосинтеза рекомбинантного белка оптимальных регуляторных элементов, контролирующих его экспрессию: Т7-1ас промотора для предотвращения базальной экспрессии гена до момента начала индукции и высокого уровня транскрипции соответствующей мРНК при индукции, высокоэффективного терминатора транскрипции Т7 и блока различных стоп-кодонов, исключающих биосинтез удлиненных вариантов рекомбинантного соматотропина. В-третьих, преимущество предлагаемого штамма Е. coli заключается в использовании бактерий с фенотипом Lon ОтрТ, что исключает возможность протеолитического расщепления синтезируемого de novo рекомбинантного соматотропина и загрязнения выделяемого белка наиболее активными протеазами Е. coli.

Полученный штамм-продуцент Escherichia coli BL21(DE3)/pESl-6 является суперпродуцентом. При индукции изопропилтио-0-D-галактозидом происходит эффективный биосинтез рекомбинантного соматотропина, который накапливается в клетках в количестве более 60% суммарного белка бактерий.

Разработка лабораторного метода получения субстанции рГРЧ

Важнейшим этапом любого биотехнологического производства является создание лабораторного регламента. Нам необходимо было разработать высокоэффективный метод получения рГРЧ, отвечающего всем требованиям Европейской и Американской фармакопей.

Полученный штамм-продуцент Е. coli BL21(DE3)/pESl-6 обладал продуктивностью 300 мг целевого белка в литре культуры при выращивании в колбах. Синтезируемый рГРЧ, содержащий дополнительный остаток метионина на N- конце молекулы — [Met-ЦрГРЧ, был практически полностью локализован во фракции нерастворимых белков [2] в составе так называемых «телец включения» (ТВ). Локализация целевого белка в ТВ существенно облегчает его первичную очистку, однако требует проведения процедуры рефолдинга — восстановления набора дисульфидных связей и пространственной структуры белка вне живой клетки.  .

Для разработки эффективной методики рефолдинга целевого продукта из ТВ был применен многофакторный анализ процесса [7], позволяющий одновременно оценивать влияние многих параметров процесса на выход целевого белка и его основные свойства. Общая схема рефолдинга, использованная нами для рГРЧ, включала растворение ТВ при помощи денатурирующего агента гуа- нидинхлорида, химическое восстановление дисульфидных связей при помощи дитиотреитола и последующее формирование дисульфидных связей, характерных для нативного соматотропина человека.

Полученный путем рефолдинга метионин-рГРЧ выделяли солевым осаждением с последующей анионообменной хроматографией, с градиентом концентрации NaCl при pH 9,0 (рис. 2). Полученный полупродукт обладал чистотой > 95% по данным белкового гель-электрофореза.

Поскольку при цитоплазматической экспрессии белков в Е. coli первым аминокислотным остатком всегда является метионин, получаемый рГРЧ также содержал дополнительный N-концевой остаток метионина. Удаление этого остатка является абсолютно необходимой процедурой, поскольку рГРЧ с N-концевым метионином проявляет иммуногенность [10], что может потенциально привести к появлению у пациентов антител, нейтрализующих вводимый рГРЧ, и потере эффективности заместительной терапии.

Для удаления N-концевого остатка метионина нами была выбрана лейциновая аминопептидаза Aeromonas proteolitica, использование которой позволяет практически полностью отделять остаток метионина без детектируемого накопления продуктов расщепления последующих амидных связей.

Процесс отщепления остатков метионина контролировали при помощи изократической обра- щеннофазовой высокоэффективно жидкостной хроматографии (ОФ ВЭЖХ). Было показано, что при проведений гидролиза в соотношении фермент — субстрат 1:1000 при концентрации [Met-l]pTP4 4 мг/мл в течение 8 ч пик [Met-ЦрГРЧ на хроматограмме не выявлялся, что соответствовало уровню гидролиза более 96%.

Полученный рГРЧ подвергали окончательной очистке при помощи препаративной ОФ ВЭЖХ на носителе с привитыми группами С4 в градиенте концентрации н-пропанола при pH 7,0 и последующей гель-фильтрации.

Разработка опытно-промышленной технологии выделения и очистки рГРЧ

Создание стабильного высокопроизводительного штамма — продуцента соматотропина и разработка технологии его культивирования позволили разработать опытно-промышленную технологию получения фармакопейной субстанции рГРЧ из ТВ. Как уже было отмечено выше, одной из основных задач исследования было максимально полно использовать накопленный опыт по созданию технологии выделения и очистки субстанции генноинженерного инсулина человека, в том числе и аппаратурного оформления процесса, на тех стадиях, на которых это позволяет коэффициент масштабирования.

Процесс получения субстанции соматотропина состоит из трех основных этапов: получения рекомбинантного белка (РБ) — Met-соматотропина в мономерной форме (включая восстановление и ре- натурацию РБ с последующей его очисткой), получения рГРЧ из РБ ферментативным отщеплением N-концевого аминокислотного остатка метионина и очистки соматотропина с получением фармакопейной субстанции. Технологическая схема получения субстанции рГРЧ представлена на рис. 3.

Были проведены 20-кратное масштабирование процесса ферментации штамма-продуцента и оптимизация процессов рефолдинга и очистки. В ходе рефолдинга применялось аппаратурное оформление процесса, ранее разработанное для технологии производства инсулина. Перед этой стадией обессоливали раствор денатурированного рГРЧ на колонке с сефадексом G-25 для удаления денатурирующего агента.

Ферментативное отделение N-концевого аминокислотного остатка метионина производили под действием лейциновой аминопептидазы Aeromonas proteolitica, как это было описано выше, но время реакции было значительно уменьшено для снижения уровня образования побочных продуктов. Выход на стадии достигал 82%.

Для последующей очистки рГРЧ был использован декстрановый сорбент с привитыми группами С4, н-пропанол заменили на более экономичный и менее токсичный этанол. В результате получили рГРЧ фармакопейной чистоты по основным показателям нормативной документации. Выход на стадии составил 79%.

На завершающей стадии получения субстанции рГРЧ использовали гель-фильтрацию, отделяя препарат от номинируемых низко- и высокомолекулярных примесей и переводя рГРЧ в фармакопейный раствор. Выход составлял около 96%, содержание номинируемых примесей соответствовало требованиям Фармакопейной статьи предприятия (ФСП).

Разработка методов контроля и создание стандарта качества на субстанцию рГРЧ

В соответствии с отечественными и международными требованиями к производству лекарственных препаратов в ходе наших дальнейших исследований был разработан стандарт качества на субстанцию рГРЧ — ФСП 42-0549-5553-04 — «Соматотропин человеческий», 2004 г.

Характеристики, заложенные в национальный стандарт качества рГРЧ, непринципиально отличаются от таковых для субстанции инсулина, поскольку и тот и другой препарат создан на основе методов рекомбинантных ДНК, и характер номинируемых примесей отличается незначительно и определяется в основном физико-химическими свойствами соответствующих белков.

В табл. 2 приведены некоторые показатели качества созданного нами национального стандарта субстанции рГРЧ в сравнении с требованиями Британской фармакопеи.

Из табл. 2 видно, что субстанция соматотропина, так же как и АФС других генно-инженерных белков, должна быть охарактеризована качественно и количественно (показатели «подлинность» и «количественное определение»). Для определения первого показателя дополнительно используется метод ионообменной ВЭЖХ, а биологические методы не применяются. Количественное определение проводится методом эксклюзионной ВЭЖХ.

Так же хроматографически определяют родственные белки, в основном различные дезамидированные формы рГРЧ, высокомолекулярные примеси — димеры и полимеры соматотропина, расщепленную форму гормона. Примеси, номинируемые этими показателями, могут образовываться как при нарушении технологического процесса производства субстанции, так и при ее хранении.

Характерными для генно-инженерных фармацевтических белков показателями качества субстанции соматотропина являются содержание иммунореактивных примесей и содержание ДНК клеток штамма-продуцента. Для определения иммунореактивных примесей нами был разработан и внедрен метод твердофазного иммуноферментного анализа. Содержание иммунореактивных примесей не должно превышать 3 нг/мг соматотропина.

Остаточную ДНК штамма-продуцента определяют с помощью метода гибридизации, для чего используют биотинилированную ДНК клеток хозяина и ее реакцию взаимодействия с конъюгатом стрептавидина и щелочной фосфатазы. Содержание остаточной ДНК не должно превышать 10 пг/мг рГРЧ.

Доклинические и клинические испытания рГРЧ

Доклинические испытания включали в себя исследования острой и субхронической токсичности, а также доклинической эффективности, которые показали, что препарат «Растан» не отличается от зарегистрированного в РФ препарата «Генотро- пин®» (Pharmacia&Upjohn) по активности и безопасности у животных.

Изучение клинической эффективности и безопасности препарата «Растан» проводилось под руководством проф. В. А. Петерковой в Институте детской эндокринологии Эндокринологического научного центра РАМН — ЭНЦ РАМН (дир. — акад. И. И. Дедов). Полученные в ходе исследования данные позволяют судить о высокой эффективности и безопасности препарата «Растан®», не уступающих зарубежным аналогам.

Таким образом, научными коллективами ИБХ РАН и ЭНЦ, РАМН при поддержке российских фармацевтических компаний «Мастерклон» и «Фармстандарт» разработан и внедрен в клиническую практику первый отечественный рекомбинантный препарат гормона роста человека. Подобные проекты не только свидетельствуют о высоком потенциале отечественной фундаментальной науки, но и крайне необходимы практическому здравоохранению для обеспечения пациентов современными высокоэффективными лекарственными препаратами.

1. Баирамашвили Д. И. // Рос. хим. журн. — 2005. — Т. 49, № 1.-С. 34-45.

2. Воробьев И. И., Пономаренко Н. А., Александрова Е. С. и др. // Биотехнология. — 2005. — № 5. — С. 44-48.

3. Габибов А. Г., Пономаренко Н. А., Воробьев И. И. и др. Рскомбинантная плазмидная ДНК pESl-6, кодирующая полипептид соматотропин, и штамм Escherichia coli BL21(DE3)/pESl-6-пpoдyцeнт рекомбинантного соматотропина. — Пат. 2233879 РФ, 2004.

4. Гусаров Д. А., Востриков В. В., Ручко Е. А., Баирамашвили Д. И. // Биотехнология. — 2006. — № 2. — С. 44-49.

5. Патрушев Л. И., Баирамашвили Д. И., Мирошников А. И. Штамм бактерий Escherichia coli BL-07 — продуцент проинсулина человека. — Пат. 2267534 РФ, 2006.

6. Chen G. Q., Gоиаих Е. // Ргос. Natl. Acad. Sci. USA. — 1997. — Vol. 94, N 25. — P. 13431-13436.

7. Clark A. J., Adeniyi-Jones R. O., Knight G. et al. // Lancet. — 1982. — Vol. 2, N 8294. — P. 354-357.

8. Cronin M. J. // J. Pediatr. — 1997. — Vol. 131, N I, Pt 2. — P. S5-S7.

9. Darendeliler F., Hindmarsh P. C., Brook С. G. // Horm. Res. -1990. — Vol. 33, N 2-4. — P. 128-136.

10. Kaplan S. L., Underwood L. E., August G. P. et al. // Lancet. -1986. — Vol. 1, N 8483. — P. 697-700.

11. Le H. V., Trotta P. P. // Bioprocess Technol. — 1991. — Vol. 12.-P. 163-181.

12. Lombardi G., Colao A., Ferone D. et al. // Horm. Res. — 1997. -Vol. 48. — Suppl 4. — P. 38-42.

13. Low J. F., Herndon D. N., Barrow R. E. II Lancet. — 1999. — Vol. 354, N 9192. — P. 1789.

14. Rader R. A. // Biopharmaceutical products in the US Europe an markets. 5-th ed. Rockwill, 2005.

15. Schmetzer O., Moldenhauer G., Riesenberg R. et al. // J. Immunol. — 2005. — Vol. 174, N 2. — P. 942-952.

16. Vimраni G. V., Vimpani A. F., Lidgard G. P. et al. // Br. Med. J. — 1977. — Vol. 2, N 6084. — P. 427-430.


МВФ пересмотрит прогноз роста глобальной экономики в сторону понижения 

Георгиева напомнила, что МВФ изначально создавался для послевоенного возрождения и реконструкции, поэтому Фонд продолжит поддерживать украинское правительство в трудную минуту.

Беспрецедентные санкции, введенные против России, сказала Георгиева, вызовут резкий экономический спад в России и подтолкнут российскую экономику в глубокую рецессию. Воздействие этих мер будет ощущаться во всей мировой экономике.

Срочная помощь Украине

В среду Совет МВФ одобрил запрос Украины на выделение ей 1,4 млрд долларов для удовлетворения неотложных потребностей. Георгиева подчеркнула, что новое финансирование для Украины не является конечной точкой в мерах, направленных на ее поддержку.

«Вы видите сейчас ужасающие потери, гибель людей, человеческие страдания, массовое увеличение числа беженцев, – сказала глава МВФ. – Но есть еще и значительные экономические потери. Ущерб, нанесенный инфраструктуре, уже огромен. Ощущается нехватка еды и лекарств; в некоторых частях страны –перебои с электричеством. Самая ценная часть богатства Украины – ее человеческий капитал – уходит за рубеж в таких количествах, которых мы не видели в Европе со времен Второй мировой войны. Даже если бы военные действия прекратились прямо сейчас, затраты на восстановление и реконструкцию были бы уже огромны».

Мы пережили тяжелый кризис с пандемией. Сейчас мы вступили на еще более опасную территорию

 

Сотрудники МВФ находятся в постоянном контакте со своими украинскими коллегами с 24 февраля, отметила Георгиева. Они определили два основных направления поддержки Украины: антикризисные меры и скорейший ответ на запрос о чрезвычайном финансировании. «В среду наш Совет одобрил последний пункт, и 1,4 млрд долларов были переведены на счета Украины», – сообщила глава МВФ.

Вторичный эффект для соседей

Вторичный эффект войны и санкций уже ощущается в соседних странах, особенно в тех, которые тесно интегрированы с экономикой Украины и России. В Центральной Азии, на Кавказе, в Молдове и странах Балтии нарушена торговля, наблюдаются перебои с денежными переводами и приток беженцев. Все это сильно влияет на перспективы экономического развития этих стран и регионов.

Глобальный эффект

Что касается глобального побочного эффекта для остального мира, сказала Георгиева, то экономические последствия войны проследуют по трем ключевым каналам.

Во-первых, резко подскочит стоимость сырьевых товаров: нефти, газа, пшеницы, кукурузы, металлов, полупроводников и удобрений. Во-вторых, из-за неизбежной инфляции произойдет сокращение реальных доходов населения. Прежде всего пострадают семьи, уже сейчас живущие в нищете. В-третьих, в большинстве регионов планеты снизится предпринимательская уверенность, а следовательно и активность.

Имея в виду все перечисленное, в следующем месяце МВФ пересмотрит свои прогнозы роста мировой экономики в сторону понижения. «Мы пережили тяжелый кризис с пандемией, – сказала глава МВФ. – Сейчас мы вступили на еще более опасную территорию. Случилось немыслимое – идет война в Европе».

Какие общие темпы роста следует анализировать при рассмотрении будущих перспектив компании?

Некоторыми из наиболее распространенных показателей темпов роста, которые инвесторы и аналитики рассматривают при оценке будущих перспектив компании и ее пригодности для инвестиций, являются выручка и прибыль, отношение цены к прибыли (P/E), отношение цены к прибыли к капиталу. коэффициент роста (PEG) и рентабельность собственного капитала (ROE).

С точки зрения инвестора, цель использования этих коэффициентов роста состоит не только в том, чтобы увидеть, как работает компания, но и в том, чтобы определить компании, которые недооценены.Эти компании представляют собой потенциальные инвестиционные возможности, которые требуют дальнейшего рассмотрения инвестором. В этой статье мы рассмотрим каждый из этих показателей темпов роста, подчеркнув, почему инвесторы должны рассматривать их как важные инструменты для инвестиционного анализа.

Ключевые выводы

  • Инвесторы, стремящиеся точно определить потенциальные инвестиционные возможности, рассмотрят различные коэффициенты роста, такие как выручка и прибыль, отношение цены к прибыли (P/E), отношение цены к прибыли к росту (PEG) и рентабельность собственного капитала (ROE).
  • Для многих инвесторов отправной точкой в ​​проведении инвестиционного анализа является анализ выручки и прибыли компании.
  • Компания с высокой прибылью на акцию (EPS) считается более прибыльной, что побуждает инвесторов платить больше за компанию.
  • Высокое отношение цены к прибыли (P/E) указывает на то, что рынок ожидает продолжения роста прибыли компании.
  • Постоянный рост коэффициента рентабельности собственного капитала (ROE) указывает на то, что компания неуклонно растет в стоимости и успешно переводит это увеличение стоимости в прибыль для инвесторов.

Доходы и прибыль

Первоначальные цифры, которые должны учитывать инвесторы, включают выручку и прибыль. Компании трудно поддерживать рост на каком-либо фронте, если она, по крайней мере, не видит роста выручки — постоянного увеличения суммы денег, приносимой ее бизнес-деятельностью в виде продаж. Помимо основной суммы дохода, следующая область роста — это прибыль, сумма дохода, которую компания сохраняет после оплаты всех своих расходов.

Прибыль компании определяется рядом факторов, таких как операционные расходы, финансирование, активы и обязательства. Прибыль на акцию (EPS) является одним из основных показателей прибыльности, где аналитики ищут постоянное увеличение. В целом компания с высокой прибылью на акцию считается более прибыльной, и инвесторы будут платить больше за компанию с более высокой прибылью.

Однако при сравнении двух компаний знания прибыли на акцию каждой компании может быть недостаточно, чтобы решить, в какую компанию лучше инвестировать.Вот почему инвесторы часто используют прибыль на акцию в качестве отправной точки в своем анализе. Они будут использовать его для расчета коэффициентов, которые помогут сравнивать компании друг с другом и с другими компаниями в той же отрасли. Например, прибыль на акцию является ключевым компонентом отношения цены к прибыли (отношение P/E).

Соотношение цены и прибыли

Отношение цены к прибыли (коэффициент P/E) является одним из наиболее широко используемых показателей оценки капитала. Он представляет собой меру эффективности компании и дает представление о том, как рынок оценивает будущие перспективы роста компании.Более высокий коэффициент P/E указывает на то, что цена на рынке ожидает продолжения роста доходов компании.

Более точный анализ коэффициента P/E акций обеспечивается отношением цена/прибыль к росту (коэффициент PEG). Коэффициент PEG дает более полную картину доходов и роста, если разделить коэффициент P/E компании на ее темпы роста за предыдущие 12 месяцев. Как и коэффициент P/E, коэффициент PEG можно рассчитать либо на скользящей, либо на форвардной основе, используя либо исторические показатели роста, либо прогнозируемые показатели роста.В то время как некоторые инвесторы сомневаются в полезности коэффициентов P/E в инвестиционных исследованиях, многие инвесторы считают коэффициенты проверенным компонентом тщательного фундаментального анализа.

Наставник Уоррена Баффета Бенджамин Грэм популяризировал использование коэффициентов P/E для оценки привлекательности потенциальных инвестиций.

Рентабельность собственного капитала (ROE)

Коэффициент рентабельности собственного капитала (ROE) считается одним из лучших показателей для оценки способности компании эффективно получать прибыль за счет имеющихся финансовых ресурсов.ROE рассматривает прибыль по сравнению с акционерным капиталом. Этот показатель может быть чрезвычайно полезен для инвесторов, поскольку он учитывает выручку, размер прибыли, левередж и успех компании в возвращении стоимости акционерам. Постоянный рост коэффициента ROE указывает на то, что компания неуклонно растет в стоимости и успешно превращает это увеличение стоимости в прибыль для инвесторов.

Используйте другие меры и сравните с конкурентами

Чтобы оценить потенциальные инвестиции в акционерный капитал, аналитики и инвесторы просматривают финансовые отчеты компаний и изучают показатели оценки акционерного капитала, разработанные для определения прибыльности компании и темпов роста.Важно анализировать компанию более чем с одной точки зрения, поэтому полезно рассмотреть несколько различных показателей оценки. Любой анализ компании должен также включать сравнительный анализ компании с ее ближайшими конкурентами и с рынком в целом.

Глобальный рост: драйверы и постпандемические перспективы

Глобальный рост: движущие силы и постпандемические перспективы (00:00:00)

28 февраля 2022 г. Ежеквартальный обзор BIS, март 2022 г.

Как мировая экономика выйдет из пандемии? Наши экономисты рассматривают возможные сценарии на ближайшие десятилетия, предлагая основу для анализа исторических факторов глобального роста и их прогнозирования.

По мере того, как мировая экономика восстанавливается после сбоев, вызванных пандемией Covid-19, внимание обращается на перспективы роста. Мы прогнозируем рост в течение следующих двух десятилетий, моделируя факторы предложения на уровне страны и отрасли для 33 стран с развитой экономикой (СЭ) и стран с формирующимся рынком (СФР). Наш анализ показывает, что при тенденциях роста производительности труда до пандемии мировая экономика будет расти примерно на 2,7% в год за счет развивающихся рынков. Этот результат зависит от степени неопределенности.Мы количественно оцениваем влияние на рост трех сценариев: устойчивые структурные изменения, вызванные пандемией, рецессия, вызванная рынком жилья, и переход к «зеленой» энергетике. Наш анализ подчеркивает важность структурных реформ и политики для активизации факторов роста со стороны предложения. 1

Классификация JEL: C54, E27, O47.

Пандемия Covid-19 оказала огромное влияние на экономику. В первой половине 2020 года наблюдался самый большой спад экономической активности почти за столетие, а самое быстрое восстановление за несколько десятилетий произошло в последующие 18 месяцев.Вирус по-прежнему представляет значительный риск для здоровья населения, и многие страны сталкиваются с серьезными проблемами, особенно в странах с формирующимся рынком (EME) и развивающихся странах. Тем не менее путь выхода из пандемии постепенно вырисовывается. Это, естественно, поднимает вопрос о том, как будет развиваться глобальный рост после огромных потрясений, вызванных пандемией.

В этой специальной статье мы предлагаем основу для анализа роста ВВП и его прогнозирования в будущем. Мы разделяем рост ВВП на сумму совокупного роста занятости и роста производительности труда.В среднесрочной перспективе мы увязываем рост занятости с приростом населения в трудоспособном возрасте и разлагаем рост производительности труда на две трендовые составляющие: страновую и отраслевую.

Затем мы запускаем фреймворк. Сначала мы показываем, что компоненты могут объяснить большую часть изменений в росте совокупной производительности труда как в странах с развитой экономикой (СР), так и в странах с формирующейся рыночной экономикой за последние десятилетия.

Ключевые блюда на вынос
  • При отсутствии политического вмешательства для обращения вспять допандемических тенденций роста производительности труда годовой рост мирового ВВП может замедлиться до 2.7% в ближайшие годы.
  • Изменения в организации труда, вызванные пандемией, и упорядоченный переход к изменению климата могут обеспечить скромный рост — примерно на 1% каждый — уровня ВВП, но могут потребовать значительного перераспределения ресурсов.
  • Кризис на рынке жилья или беспорядочный переход к климатическим изменениям представляют собой большие риски снижения уровня ВВП – до 10% в некоторых странах – при этом наиболее уязвимыми являются развивающиеся рынки.

Затем мы обратимся к будущему и рассмотрим возможные сценарии на 2024–2040 годы.Наш контрольный показатель — это прогноз роста, в котором допандемические тенденции подтверждают себя. Важно отметить, что это не прогноз и не оценка наиболее вероятного будущего направления экономической деятельности. Скорее, он привязывает анализ к хорошо понятным прошлым паттернам.

Приблизительно к этому контрольному показателю мы рассматриваем дополнительные сценарии, которые могут нарушить предпандемические тенденции. В одном из таких сценариев вызванные пандемией сдвиги в производительности труда сохраняются и после периода чрезвычайной ситуации в области здравоохранения. Другая особенность – рецессия, вызванная резким разворотом цен на жилье, особенно в контексте завышенной оценки активов и надвигающегося повышения процентных ставок.В последнем переход к низкоуглеродной экономике создает как новые возможности, так и проблемы. Для каждого сценария мы рассматриваем два альтернативных случая, которые дополнительно подчеркивают диапазон возможных результатов.

Мы сообщаем о четырех основных выводах. Во-первых, если тенденции роста производительности до пандемии вновь заявят о себе, глобальный рост может составлять в среднем примерно 2,7% в год в течение следующих двух десятилетий, что примерно на 1 процентный пункт ниже, чем в среднем в 2010-х годах. Во-вторых, между странами существуют значительные различия с точки зрения вызванных пандемией изменений в сфере занятости и производительности труда.Те, кто может воспользоваться преимуществами технологий удаленной работы, могут увидеть, что их уровень ВВП постоянно вырастет на 1% выше эталонного пути. В странах, которые не могут этого сделать, объем производства может быть на 10% ниже контрольного показателя. В-третьих, повторение недавних жилищных кризисов, вызвавших длительное снижение роста производительности труда и изменение структуры занятости, может привести к необратимому снижению уровня ВВП на 5–10% в среднем по странам и почти на 15% в Китае. В-четвертых, изменение климата сопряжено как с возможностями, так и с рисками.Упорядоченный переход, при котором «зеленые» технологии получают своевременное финансирование и повышают производительность, будет иметь лишь скромные краткосрочные затраты и в конечном итоге приведет к повышению уровня ВВП на 1% к 2040 году. ожидания финансового рынка – к 2040 году ВВП может оказаться ниже ориентировочных прогнозов на 3%.

Остальная часть документа структурирована следующим образом. Сначала мы создаем аналитическую основу и используем ее для обзора глобального роста в преддверии рецессии Covid.Затем мы намечаем набор ориентировочных прогнозов роста, которые предполагают продолжение тенденций, существовавших до пандемии COVID-19. Далее мы исследуем выходные последствия трех сценариев. В заключительном разделе рассматриваются основные уроки, извлеченные из анализа.

Система определения драйверов роста

На протяжении всего документа мы исследуем движущие силы роста как в прошлом, так и в будущем, используя общую схему. Сначала мы разложим рост ВВП на уровне страны на вклады совокупной производительности труда, включая углубление капитала и совокупную факторную производительность (СФП), и занятости: 2

Далее мы разделяем совокупный рост производительности труда на четыре части (уравнение (2)).Первый – это фактор, характерный для конкретной страны, который считается общим для всех отраслей данной страны. Второй представляет собой набор отраслевых факторов, которые, как предполагается, являются общими для данной отрасли в разных странах. Мы предполагаем, что страновые и отраслевые факторы некоррелированы. В-третьих, доля каждой отрасли в общей занятости страны, определяющая влияние отраслевых факторов на рост совокупной производительности труда. Четвертая — остаточная. Поскольку эта составляющая объясняет небольшую долю роста производительности, мы не рассматриваем ее в нашем анализе.

Интуитивно понятно, что фактор, специфичный для страны, отражает эволюцию факторов экономического роста в масштабах всей экономики, таких как качество институтов и человеческий капитал. Отраслевые факторы отражают глобальные технологические достижения в отдельных отраслях, которые, как предполагается, доступны и используются всеми странами.

Мы восстанавливаем компоненты роста ВВП, используя комбинацию данных и выводов на основе моделей. Мы напрямую наблюдаем совокупный рост занятости и доли занятости в отрасли.Для выявления страновых и отраслевых факторов мы также используем данные о производительности труда по отраслям и эконометрическую модель (см. вставку). 3

Драйверы роста до пандемии

За десятилетие до пандемии мировая экономика росла высокими темпами. В период с 2010 по 2019 год средний рост составил 3,7%, что немного выше, чем в предыдущие два десятилетия (график 1, левая панель).

EME были двигателем глобального роста. В среднем они выросли на 5,3%, в 2010-х — на 4.1%, за исключением Китая, что составляет около трех четвертей годового роста мирового ВВП. Хотя рост развивающихся стран несколько замедлился по сравнению с очень быстрыми темпами 2000-х годов, их вклад в рост мирового ВВП увеличился, поскольку на долю развивающихся рынков приходится большая доля мировой экономики. Повышение производительности труда объясняет основную часть роста развивающихся стран с начала века, при этом рост занятости играет небольшую и уменьшающуюся роль (График 1, центральная часть).

Для AE 2010-е годы ознаменовались еще одним десятилетием сдержанного роста.Хотя ВВП рос немного быстрее, чем в 2000-х годах, это было полностью связано с более быстрым ростом занятости, поскольку работники, потерявшие работу во время Великого финансового кризиса (ВФК), постепенно вновь поглощались рабочей силой. На самом деле, рост производительности труда в АО был даже ниже, чем в 2000-х годах, и составляет лишь пятую часть от роста производительности труда в развивающихся странах. Оглядываясь назад, можно сказать, что производительность труда AE в 2010-х годах росла всего вдвое быстрее, чем в 1990-х годах.

Различия в росте производительности труда между AE и EME были менее очевидны на отраслевом уровне.Простые медианные темпы роста производительности по отраслям в 2010-х годах были одинаковыми для AE и EME (график 1, правая панель, столбцы). В обеих группах стран производительность росла относительно быстро в сельском хозяйстве, обрабатывающей промышленности и финансах, и медленнее в строительстве и во многих сферах услуг. 4 Наличие большей доли рабочей силы, занятой в отраслях с быстрым ростом производительности, было одной из причин, по которой в странах с формирующейся рыночной экономикой наблюдался более быстрый рост совокупной производительности труда, чем в развивающихся странах.

В этой вставке поясняется, как мы оцениваем вклад отрасли и страны в рост производительности труда.Мы используем модель в пространстве состояний, состоящую из двух наборов уравнений. Первая – измерений уравнений – связывает наблюдаемый рост производительности труда в отрасли с ненаблюдаемыми отраслевыми и страновыми факторами. Для заданной пары отрасли i и страны c (например, производство в Германии) эти уравнения принимают вид:

где — рост производительности труда в отрасли i и стране c в году t , c,t — составляющая роста производительности труда, которая предполагается общей для всех отраслей промышленности страны c и y i,t – составляющая роста производительности труда в промышленности i , которая предполагается общей для всех стран.Мы дополнительно предполагаем, что страновые и отраслевые факторы не коррелируют друг с другом. Поскольку эти оценочные факторы роста включают только общие изменения в странах и отраслях, они, как правило, плавно изменяются с течением времени, отражая медленно меняющийся или «тенденциозный» компонент роста производительности труда.

Второй набор уравнений – уравнений состояния – управляет эволюцией отраслевых и страновых факторов. Мы предполагаем, что эти факторы следуют случайным блужданиям:

, за исключением обрабатывающей промышленности, чей отраслевой коэффициент соответствует процессу белого шума:

Допущение случайного блуждания распространено в литературе, которая оценивает ненаблюдаемые компоненты макроэкономических временных рядов, и отражает стилизованный факт, что рост производительности характеризуется значительной годовой волатильностью и постоянными изменениями среднего значения (например, хорошо известный рост производительности труда в США). рост в 1990-х и спад в 2010-х).Нормализация для производства позволяет нам определить уровни других факторов страны и отрасли, так что y и можно интерпретировать как факторы, специфичные для страны и отрасли , относительно факторов обрабатывающей промышленности. . Мы выбрали обрабатывающую промышленность, поскольку на нее приходится существенная доля экономической активности в большинстве стран нашей выборки, а также потому, что рост производительности, вероятно, будет более точно измеряться в обрабатывающей промышленности, чем в сфере услуг.

Мы оцениваем факторы роста, используя годовые данные с 1996 по 2019 год для выборки из 16 AE и 17 EME. Для большинства АО мы получаем данные о производительности труда на уровне страны и отрасли из базы данных EU KLEMS. Для развивающихся стран мы получаем данные о производительности из базы данных экономических преобразований GGDC/UNU-WIDER (de Vries et al (2021)). В годы, когда производительность труда на уровне страны недоступна из этих источников, мы дополняем данные информацией из Penn World Tables (Feenstra et al (2015)).Мы оцениваем параметры модели, используя байесовский подход, который объединяет информацию из данных с информацией вне модели об их вероятных значениях. Имея на руках оценочные значения параметров, мы восстанавливаем оценки факторов роста страны и отрасли, используя сглаживание Калмана.

Далее мы изучаем детерминанты изменений в росте производительности труда с течением времени в соответствии с уравнением (2) выше. Для этого мы сначала восстановим тенденцию роста совокупной производительности труда для каждой страны как сумму оцененных страновых и отраслевых компонентов (взвешивая каждую отрасль по ее доле занятости).Затем мы приписываем часть эволюции этих тенденций одному из трех факторов: (i) компоненту, специфичному для страны; (ii) отраслевые компоненты; и (iii) доли занятости в отрасли. Атрибуция одного конкретного драйвера достигается путем фиксации двух других драйверов на их уровне в 1996 году, когда начинается наша выборка. Мы выполняем атрибуцию по группам стран и только по Китаю. Мы описываем динамику производительности труда до 2019 года, накануне пандемии Covid-19.

Факторы, характерные для конкретных стран, объясняют большую часть замедления роста производительности труда в СР с середины 1990-х гг. (График 2, верхняя левая панель, красная и синяя линии). 5   Сами по себе эти факторы стали причиной 70 % этого замедления (желтые столбцы). Отраслевые факторы колебались из года в год, но мало объясняли устойчивый дрейф вниз (фиолетовые столбцы). Изменения в структуре занятости оказали незначительное сдерживающее воздействие на рост производительности труда, поскольку занятость росла быстрее в отраслях с более низким ростом производительности (зеленые столбцы).

Факторы, характерные для отдельных стран, также были важны для СФР (График 2, верхняя правая, нижняя левая и нижняя правая панели). В Китае они объясняли все увеличение тенденции роста производительности труда с середины 1990-х до 2010 года и около трех четвертей последующего снижения. Точно так же в Латинской Америке они объясняли большую часть динамики общего роста производительности в 1990-х и 2000-х годах с меньшим влиянием в 2010-х годах. В других азиатских странах с формирующейся рыночной экономикой факторы, характерные для конкретных стран, сместились вверх, и на них приходится большая часть роста тенденции роста производительности в 2010-х годах.

Обращаясь к отраслевым факторам, мы обнаруживаем, что они были более важными для EME, чем для AE. Эти факторы в целом повлияли на рост производительности развивающихся рынков. Если бы они остались на исходном уровне, общий рост производительности в других развивающихся странах Азии и Латинской Америки был бы примерно на 0,5–0,6 процентных пункта выше в годовом исчислении. В Китае падение роста производительности труда из-за отраслевых факторов было еще больше – на 1 процентный пункт.

  • D Rees (2020): What Comes Next?, Рабочие документы BIS , № 898, ноябрь.
  • P Rungcharoenkitkul (2021): Макроэкономические последствия Covid-19: среднесрочный обзор, Рабочие документы BIS , № 959, август.

  • К. Борио, Э. Харруби, К. Аппер и Ф. Замполли (2016): Перераспределение рабочей силы и динамика производительности: финансовые причины, реальные последствия, Рабочие документы BIS , № 534, январь.

Различия в структуре занятости объясняют, почему отраслевые факторы больше тормозили рост производительности в странах с формирующейся рыночной экономикой, чем в странах с развитой экономикой.Особенно важным в этом отношении является большая доля занятости в сельском хозяйстве в странах с формирующимся рынком, которая намного выше, чем в странах с развитой экономикой. Для типичного СФР с долей занятых в сельском хозяйстве 25% снижение фактора роста, специфичного для сельского хозяйства, на 1,7 процентных пункта по сравнению с выборкой снизило рост совокупной производительности на 0,5 процентных пункта в годовом исчислении. Это сопоставимо с менее чем 0,1 процентного пункта в большинстве СР, где доля занятых в сельском хозяйстве приближается к 2% рабочей силы. По тем же причинам большая доля занятых в развивающихся странах в обрабатывающей промышленности и меньшая в сфере профессиональных услуг также помогает объяснить разницу в эволюции тренда роста производительности между двумя группами стран.

Ориентировочный прогноз глобального роста

Теперь мы используем нашу структуру, чтобы составить контрольный прогноз глобального роста на 2024–2040 годы, предполагая, что тенденции роста производительности труда до пандемии вновь заявят о себе. 6 Этот прогноз не следует воспринимать как прогноз или оценку наиболее вероятного будущего направления экономической деятельности. На самом деле, мы просто используем его как точку отсчета, когда изучаем альтернативные сценарии.

Для любого прогноза нам необходимо сделать предположения об эволюции роста занятости, страновых факторах, отраслевых факторах и долях занятых в отрасли.Для эталона мы основываем рост занятости на прогнозах роста населения трудоспособного возраста на уровне страны (United Nations (2019)). Мы переводим их в рост занятости, предполагая, что уровень участия в рабочей силе останется на уровне 2019 года в течение прогнозируемого периода. Это предположение отражает суждение о двух противоборствующих силах. С одной стороны, ожидается, что в среднесрочной перспективе старение населения приведет к снижению участия в рабочей силе. 7   С другой стороны, во многих странах в 2010-х годах уровень участия увеличился больше, чем ожидалось, и силы, способствующие этому увеличению, могут все еще действовать, включая изменения в социальных нормах и политике, которые поощряют более поздний выход на пенсию. 8

Для AE мы предполагаем, что страновые и отраслевые факторы роста производительности труда остаются на своих последних оценочных значениях тренда по состоянию на 2019 год на протяжении всего контрольного прогноза. 9 Аналогичным образом, мы фиксируем доли занятых в каждой стране на их последних значениях до пандемии.

Для СФР мы применяем то же предположение, но делаем одно отступление, чтобы отразить хорошо задокументированный стилизованный факт, что рост производительности труда в СФР замедляется по сравнению с СР по мере сближения их соответствующих доходов на душу населения.Основываясь на прошлых соотношениях, мы снижаем коэффициент роста производительности для конкретных стран в отдельных странах с формирующейся рыночной экономикой на 0,25 процентных пункта на каждые 10% сокращения их разрыва в доходах на душу населения с Соединенными Штатами. 10

Согласно контрольному показателю, СР сталкиваются с отрезвляющими перспективами роста после того, как к 2024 году восстановится постпандемический рост. Прогнозируемый ежегодный рост ВВП для СР в целом в ближайшие десятилетия будет ниже 0,5% по сравнению с 1,9% в 2010-х годах (График 3). , левая панель).Это в значительной степени является результатом нашего предположения о низком росте производительности труда (синие столбцы). К этому добавляется прогнозируемое замедление роста занятости из-за старения населения или его резкого сокращения во многих странах (оранжевые столбцы).

Ориентировочный прогноз роста для развивающихся рынков выше, хотя годовой рост также снизится с примерно 4,7% в 2024 году до 4% к 2040 году (график 3, центральная часть). Это ниже темпов роста развивающихся рынков в 5,3% в 2010-х годах. Этому замедлению способствуют два фактора. Во-первых, существенное снижение вклада роста занятости – с 0.7 процентных пунктов в 2024 г. до –0,1 процентных пункта в 2040 г. (оранжевые столбцы). Во-вторых, снижение роста производительности, поскольку доход на душу населения в быстрорастущих странах с формирующимся рынком сходится с доходом в странах с развитой экономикой (желтые столбцы). Это лишь частично компенсируется более быстрорастущими странами, на долю которых приходится большая доля мирового ВВП.

В совокупности эти прогнозы указывают на средний рост мирового ВВП на уровне 2,7% в ближайшие десятилетия (график 3, правая панель, черная линия). Это соответствует глобальному росту в 2019 году, но значительно ниже показателя 3.средний темп роста 7% в 2010-х годах.

Эталонный прогноз — это лишь один иллюстративный путь глобального роста, т. е. путь, при котором сохранится низкий рост производительности труда до пандемии. В качестве альтернативы, если коэффициенты производительности труда в конкретной стране постепенно вырастут с уровней 2019 года до их исторических средних значений, прогнозируемый годовой рост ВВП AE почти удвоится по сравнению с контрольным уровнем примерно до 0,8%. Между тем, рост ВВП EME также увеличится на 0,3 процентных пункта, главным образом за счет Китая.В целом, отражая растущую долю развивающихся рынков, ежегодный рост мирового ВВП вырастет до 3,2% к 2040 году (график 3, правая панель, зеленая линия). И наоборот, если предпандемическое снижение страновых факторов, наблюдавшееся в период 2014–2019 годов, продолжится и после пандемии, рост производительности труда упадет еще больше в большинстве развивающихся стран и в некоторых более крупных странах с формирующимся рынком, включая Китай. В этом случае ежегодный рост мирового ВВП будет примерно на 0,4 процентных пункта ниже контрольного показателя, составив 2,4% к 2040 году (правая панель, желтая линия).

Альтернативные сценарии роста

В этом разделе мы рассматриваем три сценария возможных экономических событий, которые могут произойти в ближайшие годы, и оцениваем их влияние на ВВП. Первый сценарий предполагает постоянные структурные сдвиги, вызванные пандемией, и рубцевание. Во-вторых, затяжные бумы на рынке жилья, переживаемые многими странами, оборачиваются спадом. Третий исследует переход к низкоуглеродной экономике. Построение сценариев требует новых предположений о ключевых исходных данных в нашей структуре, которые мы кратко суммируем ниже (таблица 1).

Структурные изменения, вызванные Covid-19

Экономические последствия пандемии могут сохраняться еще долго после того, как чрезвычайная ситуация в области здравоохранения закончится. В некоторых странах пандемия может постоянно отвлекать рабочую силу от высококонтактных отраслей услуг (например, жилья) к другим, которые хорошо адаптируются к удаленной работе и менее подвержены структурным изменениям спроса (например, профессиональные услуги, такие как научные исследования или консалтинг). Это может повысить общую производительность. Но для стран, менее способных использовать технологии удаленной работы, экономические последствия пандемии могут быть более разрушительными и всеобъемлющими.

Мы рассмотрим два случая, чтобы проиллюстрировать эти возможности. 11   Во-первых, пандемия продолжает частично компенсировать межотраслевые сдвиги в росте производительности труда и перераспределении рабочей силы, как это имело место в Соединенных Штатах и ​​​​других НЯ в течение первого 21 месяца пандемии. Калибруя сценарий под этот опыт, мы предполагаем первоначальный импульс годового роста производительности труда – в сфере информации и связи (на 4,6 п.п.), обрабатывающей промышленности (на 2,6 п.п.).8 процентных пунктов), профессиональные услуги (1,8 процентных пункта) и финансы (1,6 процентных пункта), которые исчезают в течение пяти лет (график 4, левая панель). 12 Напротив, мы предполагаем, что в транспорте и жилье наблюдается более низкий первоначальный рост производительности труда (на -5 и -0,3 процентных пункта соответственно), при этом снижение за тот же период идет на убыль. Параллельно с этими шоками производительности мы также предполагаем временное сокращение на 1 процентный пункт доли занятости в секторе размещения («большой шок перераспределения»), который мы перераспределяем поровну между финансами, профессиональными услугами, торговлей, общественным сектором и здравоохранением. .

Этот сценарий увеличивает объем производства в большинстве стран, особенно в странах с высокой долей занятости в отраслях, где производительность труда выросла во время пандемии (график 4, правая панель, синие столбцы). Однако в количественном выражении рост объема производства относительно скромен, поскольку снижение производительности в одних отраслях компенсирует рост в других. В целом к ​​2040 году мировой ВВП будет на 1% выше эталонного показателя.

Второй случай предполагает масштабные неблагоприятные потрясения производительности труда в результате пандемии, повторяя опыт некоторых СФР.Основываясь на тайских данных, мы снижаем рост производительности труда в тех же отраслях, которые были рассмотрены выше, за исключением финансов (график 4, центральная панель), и сохраняем доли труда на уровне 2019 года. Как и ранее, мы предполагаем, что шоки рассеиваются в течение пяти лет. Это широкомасштабное замедление роста производительности труда, отражающее стойкие «рубцевающие» последствия пандемии, приведет к значительным потерям ВВП. К 2040 году ВВП средней страны будет на 10% ниже эталонного показателя (график 4, правая часть).Потеря человеческого капитала из-за перерывов в обучении, не учтенная в сценарии, может увеличить издержки производства, особенно в странах с формирующимся рынком.

Жилищный бум рухнул

Второй сценарий — разрушительный конец глобального жилищного бума. Этот риск приобрел актуальность из-за длительного роста цен на жилье, наблюдаемого во многих юрисдикциях во время пандемии, что совпало с перспективой повышения процентных ставок (см. Igan et al (2022)). За многими прошлыми обвалами жилищного строительства последовал вялый экономический рост, усиленный финансовым снижением доли заемных средств и долговым бременем.

Для построения сценария мы опираемся на два эпизода бума и спада на рынке жилья: мировой финансовый кризис в США и кризис 2011 года в Испании. В течение десяти лет после Всемирного финансового кризиса оценочный коэффициент роста производительности труда по конкретной стране для Соединенных Штатов снизился на 1 процентный пункт (график 5, левая панель). 13 Точно так же страновой коэффициент для Испании снизился более чем на 1 процентный пункт после кризиса 2011 года, достигнув нижнего предела только шесть лет спустя. Сопутствующий крах банковского кредитования, показанный на графике изменениями кредитных разрывов, подчеркивает роль чрезмерного баланса в создании этих устойчивых последствий для всей экономики.Медленное восстановление роста сопровождалось корректировками в строительной отрасли, в том числе длительным падением доли занятых в отрасли на 30–50% (график 5, центральная часть) и снижением ежегодного роста производительности труда примерно на 0,6 процентных пункта.

Рассматриваем две калибровки с разной степенью финансового усиления. Первый «кризисный» случай имитирует серьезность недавних жилищных кризисов и предполагает, что факторы, характерные для конкретной страны, снижаются на 1 процентный пункт, начиная с 2024 года, при этом требуется пять лет, чтобы достичь дна, и еще семь лет, чтобы вернуться к исходному уровню.Он также предполагает шоки для строительной отрасли в соответствии с историческим опытом: падение роста производительности труда на 0,6 процентного пункта и падение доли занятых в отрасли на 30%. По сравнению с контрольным значением этот случай снижает ВВП в странах с ограниченным доступом в среднем на 5% к 2040 г. (график 5, правая панель, синие столбцы). Воздействие в странах с формирующейся рыночной экономикой более разнообразно, отражая различия в размерах строительных отраслей и большую потерю объема производства в странах с более быстрорастущей экономикой в ​​результате одних и тех же потрясений.Влияние колеблется от 5% в крупных странах Латинской Америки, таких как Бразилия и Аргентина, до почти 15% в крупных странах Азии, таких как Китай и Индия.

Этот опыт лежит в основе нашего второго «бескризисного» случая, в котором более устойчивые банковские системы после GFC помогают предотвратить финансовый кризис и смягчить избыточный баланс банков, даже когда жилищная отрасль подвергается бурной корректировке. 14 Мы предполагаем шоки тех же масштабов, что и кризисный сценарий, но более короткое сокращение и более быстрое восстановление страновых факторов, занимающее два и три года соответственно.Негативное влияние на ВВП теперь меньше (график 6, правая панель, желтые кружки), больше соответствует регулярным рецессиям.

Переход на зеленую энергию

Окончательный сценарий предполагает переход к более экологичной экономике. Этот переход может включать в себя ряд изменений, включая (i) значительные инвестиции для замены «грязных» источников энергии более экологичными альтернативами; (ii) изменения в росте производительности на уровне отрасли в зависимости от того, является ли «зеленая» технология более или менее продуктивной, чем альтернатива; и (iii) изменения премий за риск, поскольку инвесторы стремятся уменьшить свою подверженность углеродоемким фирмам и отраслям. 15 Для учета этих богатых экономических сил мы придерживаемся двухэтапного подхода. Во-первых, мы используем многоотраслевую структурную модель (основанную на Rees (2020)) для преобразования основных экономических сил, лежащих в основе сценариев, в последовательность отраслевых факторов и долей занятости, а также изменений в совокупной занятости. Затем мы используем эти оценки в нашей структуре для определения последствий для ВВП.

Чтобы проиллюстрировать присущую переходу неопределенность, мы исследуем два случая. 16 При упорядоченном переходе потребность в инвестициях в зеленую энергетику удовлетворяется своевременно, что повышает производительность в энергетической отрасли, а также в отраслях, использующих энергию в качестве сырья. Напротив, при беспорядочном переходе технологии экологически чистой энергии отстают от стремлений инвесторов и целей правительства, что в конечном итоге приводит к постоянному снижению производительности, особенно в энергетической отрасли.

Упорядоченный переход предполагает умеренные краткосрочные затраты и устойчивые долгосрочные выгоды.Рост производительности труда в углеродоемких отраслях, особенно в энергетике, сначала снижается по мере того, как отказываются от «коричневых» технологий, а выгоды от новых инвестиций проявляются медленно (График 6, левая панель). В целом это снижает ВВП примерно на 1–2% по сравнению с эталонными прогнозами (центральная часть). Однако к 2030 году переход к «зеленой» энергетике в основном завершится, и рост производительности труда увеличится во всех отраслях, в первую очередь за счет «зеленой» энергетики. К 2040 г. ВВП в среднем вырастет на 1% (график 6, правая часть).

Беспорядочный переход влечет за собой значительные затраты. Быстрое отключение углеродоемких источников энергии без легкодоступных экологически чистых заменителей приводит к краткосрочному сокращению почти на 30% производительности труда в энергетической отрасли. Это приводит к резкому сокращению производства на 5–10% в течение первых пяти лет по сравнению с эталоном. Поскольку предполагается, что первоначальный спад инвестиций в энергетику будет препятствовать технологическому прогрессу в этой отрасли, отчасти снижение объема производства будет носить постоянный характер: к 2040 году объем производства по-прежнему будет на 1% ниже ориентировочных прогнозов в странах с развитой экономикой и на 2–3% ниже в странах с формирующейся рыночной экономикой.

Последствия для политики

Наш анализ имеет несколько последствий для политики. Во-первых, в нем подчеркивается настоятельная необходимость ускорения структурных реформ для стимулирования совокупного предложения. Без таких мер двойные сдерживающие факторы в виде вялого роста производительности труда и старения населения могут оказать негативное влияние на рост ВВП как в странах с развитой экономикой, так и в странах с формирующейся рыночной экономикой в ​​среднесрочной перспективе. Замедление роста, в свою очередь, будет иметь широкомасштабные макроэкономические последствия – не в последнюю очередь для приемлемого уровня долга, политики макроэкономической стабилизации, инфляции и, следовательно, для денежно-кредитной политики, которой придется иметь дело с более сложными условиями.

Во-вторых, наш анализ показывает, что у стран есть возможности для повышения роста производительности независимо от структуры их промышленности. Действительно, общестрановые факторы исторически имели большее значение для совокупного роста производительности, чем отраслевые. Это говорит о том, что общеэкономические меры, такие как повышение качества институтов и человеческого капитала, могут постоянно стимулировать рост производительности труда даже в странах, ориентированных на, казалось бы, менее продуктивные отрасли.

В-третьих, меры, способствующие гибкости рынка труда и перераспределению ресурсов, также могут оказаться полезными.Более динамичные экономики будут более устойчивыми перед лицом крупных экономических потрясений, таких как те, которые связаны с пандемией Covid-19, обсуждаемой в нашем анализе сценариев, и в некоторых случаях могут даже выиграть от сопутствующих изменений в потребительских предпочтениях.

Наконец, анализ сценариев также подчеркивает важность защиты от негативных рисков. Повышение финансовой устойчивости к корректировке цен на жилье и недопущение перегрева рынка жилья требует скоординированных действий денежно-кредитной, фискальной и макропруденциальной политики.Содействие упорядоченному «зеленому» переходу и связанному с ним перераспределению основных ресурсов требует широкой политической стратегии, включая международную координацию. Отсутствие прогресса на этих фронтах может дорого обойтись.

Ссылки

Болтон, П. и М. Каперчик (2021 г.): «Заботятся ли инвесторы о углеродном риске?» Журнал финансовой экономики , том 142, № 2, стр. 517–49.

Борио, К., Э. Харруби, К. Аппер и Ф. Замполли (2016): «Перераспределение рабочей силы и динамика производительности: финансовые причины, реальные последствия», Рабочие документы BIS , № 534.

де Врис, Г., Л. Арфельт, Д. Дрис, М. Годеманн, К. Гамильтон, Б. Джессен-Тисен, А. Кайя, Х. Крузе, Э. Менса и П. Вольтьер (2021 г.): «База данных экономических преобразований (ETD): содержание, источники и методы», Техническая нота WIDER , 2/2021.

Финстра, Р., Р. Инклаар и М. Тиммер (2015): «Следующее поколение таблицы Penn World Table», American Economic Review , том 105, № 10, стр. 3150–82.

Хорнштейн, А., М. Кудляк и А. Швайнерт (2018 г.): «Тенденция уровня участия в рабочей силе и ее прогнозы», Экономическое письмо FRBSF , 2018–25.

Иган, Д., Э. Кольшен и П. Рунгчароенкиткул (2022 г.): «Цены на жилье во время и после пандемии: движущие силы и риски», мимео.

Лоу, П. (2021 г.): «Рынок труда и денежно-кредитная политика», выступление перед Экономическим обществом Австралии (QLD), 8 июля.

Пауэлл, Дж. (2021 г.): «Возвращение к сильному рынку труда», выступление в Экономическом клубе Нью-Йорка, 10 февраля.

Рис, Д. (2020 г.): «Что дальше?», Рабочие документы BIS , № 898.

Scatigna, M, D Xia, A Zabai and O Zulaica (2021): «Достижения и проблемы на рынках ESG», Ежеквартальный обзор BIS , декабрь, стр. 83–97.

Организация Объединенных Наций, Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения (2019 г.): World Population Prospects 2019 , онлайн-издание, ред. 1.

Как установить более реалистичные цели роста

Многие руководители любят обещать рост, но далеко не все реализуют эти амбиции. Это связано с тем, что многие принципиально неправильно управляют разрывом в росте, который представляет собой разницу между их целями роста и тем, что может дать их основной бизнес.Заполнение пробела требует либо новых инновационных предложений, либо приобретений. Вот тут-то и начинаются проблемы — легко обмануться радужными предположениями, которые при дисциплинированном анализе оказываются непрактичными.

Давайте возьмем в качестве примера одну крупную компанию, с которой мы работали, которая заявила, что ей необходимо 250 миллионов долларов дохода от новых инновационных продуктов в течение пяти лет. Были разработаны электронные таблицы, распределены ресурсы, утверждены бюджеты, и работа началась. Было решено, что, учитывая размер компании, при отборе проектов следует отфильтровывать идеи новых продуктов, если только по истечении срока их реализации не ожидается, что они принесут доход в размере 50 миллионов долларов.В течение оговоренного пятилетнего периода это казалось разумным.

Мы начали сопоставлять будущие прогнозы с обязательствами по ресурсам с помощью структуры, называемой портфелем возможностей, в которой проекты оцениваются с точки зрения их рыночной и технической неопределенности, их ресурсоемкости и их потенциала роста.

Мы отнесли проекты к четырем категориям возможностей (плюс еще одна категория для инноваций, поддерживающих основной бизнес). Варианты позиционирования характеризуются высокой степенью технической, но низкой рыночной неопределенностью, при которой основной проблемой является решение какой-либо технической проблемы. Варианты скаутинга характеризуются низкой технической, но высокой рыночной неопределенностью, при которой основная задача заключается в поиске продукта/рынка, подходящего для расширения охвата существующих возможностей. Промежуточные варианты характеризуются как высокой технической, так и высокой маркетинговой неопределенностью. Наконец, запуск платформы представляет собой новый бизнес, готовый к расширению. Они имеют относительно более низкую неопределенность, чем опцион. Они могут приносить доход, но, как правило, еще не очень большой результат. Они обещают достаточно, чтобы стать основными основными продуктами в ближайшие 12 месяцев или около того.

Планирование новых доходов в четырех областях портфеля возможностей было несложным упражнением. Как показано в следующей таблице, это привело к утешительному взгляду на будущий потенциал роста текущего портфеля. Каждый блок в таблице обозначает новый доход в этом году от портфельных инвестиций со сроком погашения, что приводит к совокупному новому доходу, который можно найти внизу каждого столбца.Обратите внимание, что в таблице неявно прогнозируется ограниченность инвестиций и медленное начало реализации новых инициатив роста, без новых доходов в 2017 г., скромных новых доходов в 2018 г. и значительных новых доходов, которые действительно начнутся только в 2020 и 2021 гг.

 

Таблица предлагает привлекательное представление о перспективах роста фирмы с прогнозируемой общей суммой новых доходов в размере 620 миллионов долларов США к 2022 году.

Остерегайтесь электронных таблиц

И вот здесь электронные таблицы, которые один из наших коллег называет «количественной оценкой фантазии», могут привести к нереалистичным выводам.Большая проблема заключается в том, что электронные таблицы склонны сводить мир к линейным моделям, тогда как на самом деле процесс роста нелинейный, а иногда даже экспоненциальный. Мы все видели эти таблицы, в которых доход за 2-й год равен доходу за 1-й год плюс 10% и т. д., и мы знаем, что они не отражают реальность.

Введение небольшой реалистичной дисциплины в отношении вероятного времени получения доходов привело к совершенно другому выводу о том, когда программа роста покажет результаты и сократит разрыв в росте.Мы были особенно обеспокоены сроками предполагаемых инвестиций фирмы относительно ее ожиданий результатов.

В связи с тем, что в 2017 году инициатива роста только началась, собственные прогнозы компании показали, что значительные новые доходы не будут получены до 2020 года, что представляет собой трехлетний лаг между запуском ее проектов роста и получением от них вознаграждения. Особую озабоченность с нашей стороны вызывало то, сколько времени потребуется каждому проекту для достижения 50% целевого дохода, проверяя предположение о линейном росте, заложенном в прогнозах.

Моделирование нелинейного роста

Для этого мы смоделировали допущения в плане с помощью модели логистического роста — метода, включающего нелинейные функции роста. Он использует три исходных данных: целевой доход для инвестиций в устойчивом состоянии, предполагаемый доход за первый год и точку перегиба, которая представляет собой время, которое, по мнению компании, потребуется для достижения 50% целевого дохода.

Это позволило нам создать следующую диаграмму на основе приведенной выше таблицы для вероятной траектории планов роста доходов с учетом допущений о точке перегиба, доходе за первый год и ожидаемом целевом доходе.

 

Этот анализ показал, что привлекательные на вид показатели совокупного дохода в плане не учитывали динамику сроков. Несмотря на то, что в таблице прогнозируется совокупный новый доход от плана в размере 620 миллионов долларов, динамическое представление, учитывающее сроки, показывает, что в лучшем случае новый доход, вероятно, будет в диапазоне 180 миллионов долларов, что далеко от цели.

Проекты, начатые после 2019 года, мало помогут в достижении целевого дохода портфеля в 2022 году, потому что у них просто нет времени, необходимого для того, чтобы начать приносить результаты.Это, в свою очередь, поставило под сомнение запланированную стратегию развертывания ресурсов, которая, по сути, продолжалась, как если бы эти проекты все еще были вариантами, с небольшими инвестициями в начале, которые вырастут только позже.

Переход от варианта к основному запуску

Руководители часто не понимают, что когда вы берете на себя обязательство запустить новую крупную платформу роста, логика инвестирования меняется. Максимальные ресурсы необходимы на ранней стадии.Если бы фирма стремилась добиться серьезного роста в 2017 и 2018 годах, гораздо раньше потребовалось бы гораздо больше ресурсов. Более того, не все проекты будут успешными, поэтому, чтобы к 2020 году девять проектов стали приносить доход, по всей вероятности, потребуется запустить более 20 проектов.

Это очень распространенная проблема, с которой сталкиваются организации, когда решают, что проект готов к переходу от варианта, главной целью которого является поиск надежного, воспроизводимого бизнеса, к новой платформе роста.Чего многие руководители не понимают, так это того, что этот сдвиг является фазовым изменением. Проект превращается из внутреннего стартапа в полноправного члена материнской компании в масштабе. Часто приходится привлекать новую команду, обладающую большим операционным опытом, чем команда стартапа. Организационные и технические долги должны быть погашены. Метрики должны измениться. И все это требует ресурсов.

Не осознавая значения этого сдвига, руководители сомневаются в том, чтобы вложить в программу таланты, ресурсы и приверженность делу, чтобы обеспечить ее успех.Неудивительно, что результатом такой робости является то, что проект переживает медленный взлет, из-за чего многие теряют веру в него еще до того, как у него появился шанс.

Что интересно, так это то, что просто благодаря времени и инвестициям фирма потенциально могла бы достичь своей цели в 250 миллионов долларов к 2024 году, но не к установленному сроку 2022 года. подвергся критике за заявления, которые были предсказуемо нереалистичными.

Итак, как вы можете внести больше дисциплины в свои прогнозы роста и избежать того, чтобы быть сбитым с толку из-за разрыва в росте, который можно было предвидеть? Исходя из нашего опыта, могут помочь четыре действия:

Потратьте время, чтобы оценить свой потенциал роста. Слишком легко предположить, что ваш текущий бизнес обеспечит рост, которого ожидают ваши инвесторы, сотрудники и другие заинтересованные стороны. Процесс не такой сложный: просто посмотрите на тенденции роста ваших существующих направлений бизнеса и сравните их с тем, где, по вашему мнению, должна быть ваша стратегия в какой-то момент в будущем.Обычно будет зазор.

Хотя кажется удивительным, что лидеры не сделали этого (и советы директоров не стали настаивать на этом), мы видим это постоянно. Иногда это происходит потому, что лидеры просто не хотят отнимать время от повседневных операций. Иногда это происходит потому, что, как ни странно, это не чья-то работа. А иногда просто слишком мало людей, способных видеть тенденции во всем предприятии. И, к сожалению, руководителей некоторых компаний вознаграждают скорее за то, что они играют со своими цифрами, чем за то, что они реалистичны.

Управляйте своим портфелем, чтобы поддерживать актуальность сегодняшнего бизнеса и делать ставки на будущее. Когда мы смотрим на некогда великие компании, которые споткнулись (мы смотрим на вас, Blackberry), мы часто видим очень плохо диверсифицированные портфели с чрезмерным вниманием к сегодняшнему основному бизнесу. Как отмечает Индра Нуйи из PepsiCo:

«Прошло много времени с тех пор, как можно было говорить об устойчивом конкурентном преимуществе. Циклы укорачиваются. Раньше правило заключалось в том, что вы изобретаете себя заново каждые семь-десять лет.Сейчас раз в два-три года. Это постоянное переосмысление: как вы ведете бизнес, как вы работаете с клиентом».

В общем, поскольку основной бизнес находится под давлением, вам придется делать ставки на некоторую комбинацию приобретений и органического роста. Когда времени мало, вы будете уделять больше внимания приобретениям. Если у вас есть время и вы хотите нарастить потенциал, органический рост или партнерство имеют больше смысла.

Не применяйте линейное мышление для прогнозирования того, как будут развиваться ваши инициативы по развитию. Старая истина гласит, что в краткосрочной перспективе все меняется меньше, чем мы ожидаем, и больше, чем мы ожидаем в долгосрочной перспективе. Это относится к самой человеческой склонности мыслить в терминах линейных изменений, когда мы знаем, что модели изменений в бизнесе нелинейны, особенно модели роста. Amazon Web Services, например, менее чем за 10 лет превратилась из концепции в бизнес с доходом более 10 миллиардов долларов, что является бурным темпом нелинейного роста.

Такие инструменты, как приведенная выше логистическая модель, могут помочь вам проверить финансовые предположения в ваших планах роста таким образом, чтобы распознать эти закономерности.Это также может помочь рассмотреть ряд возможных результатов при различных сценариях.

Не позволяйте своим предположениям становиться фактами в вашем собственном уме. Одна из самых больших ошибок, которую мы наблюдаем снова и снова, заключается в том, что вы думаете о своем растущем бизнесе, используя те же ментальные модели, которые вы используете, когда думаете о своем действующем бизнесе. Путь роста — это обучение, открытия и поиск бизнес-модели. Было бы ошибкой начинать, думая, что вы знаете, каким будет линейный, измеримый путь.

Исследование, проведенное в индустрии венчурного капитала, показало, что даже эти опытные инвесторы в области инноваций узнали, что их портфельным компаниям потребовалось в два раза больше времени, чтобы получить половину дохода, который они планировали. И, конечно же, общий уровень успеха стартапов, поддерживаемых венчурным капиталом, довольно низок. Нет причин думать, что ваша организация будет регулярно перехитрить опытных венчурных инвесторов. Чего вы можете ожидать, так это лучших результатов, убедившись, что ваша стратегия и программа роста согласованы.

Нереалистичные прогнозы доходов или предположения о том, какой рост вы действительно получите, могут привести к провалам карьеры. Промахи подрывают доверие инвесторов, могут привести к резкому падению цен на акции и привести к тому, что инвесторы будут использовать метафорические вилы. Лучше заранее подумать.

Что люди во всем мире думают о своих экономических перспективах

Сколько недвижимости можно купить за 1 миллион долларов?

«Есть три вещи, которые имеют значение в собственности: местоположение, местоположение, местоположение»

Это слова Гарольда Сэмюэля, британского магната в сфере недвижимости 1900-х годов.Вообще говоря, эта цитата актуальна до сих пор: стоимость недвижимости в лучших городах мира всегда стоила немалых денег.

Дефицит недвижимости обусловлен такими тенденциями, как урбанизация, то есть миграция людей в города. Хотя первые образцы городов были построены тысячи лет назад, лишь недавно в них стало жить большинство населения. Фактически, городское население впервые обогнало сельское население только в 2007 году.

Конечно, некоторые города просто более привлекательны для состоятельных людей, и в результате конкуренция на рынке элитной недвижимости может быть жесткой.

Чтобы узнать больше о заоблачной стоимости элитной недвижимости в городах, эта инфографика визуализирует данные из Prime International Residential Index (PIRI 100) компании Knight Frank.

На что годен миллион долларов?

В следующей таблице указано количество квадратных футов, которые можно купить за один миллион долларов в разных городах.Мы включили в этот список больше городов, чем на графике, чтобы обеспечить более полное сравнение.

Город Страна Квадратные футы элитной недвижимости за 1 миллион долларов США
Монако 🇲🇨 Монако 157
Гонконг 🇨🇳 Китай 229
Лондон 🇬🇧 Великобритания 329
Нью-Йорк 🇺🇸 США 358
Сингапур 🇸🇬 Сингапур 381
Женева 🇨🇭 Швейцария 399
Сидней 🇦🇺 Австралия 446
Шанхай 🇨🇳 Китай 452
Лос-Анджелес 🇺🇸 США 454
Париж 🇫🇷 Франция 455
Пекин 🇨🇳 Китай 601
Токио 🇯🇵 Япония 692
Берлин 🇩🇪 Германия 786
Майами 🇺🇸 США 833
Мельбурн 🇦🇺 Австралия 907
Мадрид 🇪🇸 Испания 1 136
Мумбаи 🇮🇳 Индия 1,164
Дубай 🇦🇪 ОАЭ 1,469
Кейптаун 🇿🇦 ЮАР 2 363
Сан-Паулу 🇧🇷 Бразилия 2,759

Монако , самый дорогой город в этом списке, имеет невероятно ограниченную площадь земли всего 0 .78 квадратных миль. Для сравнения: площадь Центрального парка Нью-Йорка составляет 1,31 квадратных миль.

На втором месте находится Гонконг , который прославился своим непростым рынком недвижимости. Только 7% города зонированы для жилого использования, что подталкивает многих его жителей к микроквартирам площадью менее 100 квадратных футов. Эти жилые единицы предлагают мрачные условия жизни и часто называются «домами-гробами».

С другой стороны, Гонконг недавно установил рекорд самого дорогого дома в Азии.Пентхаус площадью 3378 квадратных футов был продан за 59 миллионов долларов в 2021 году, что составляет 17 500 долларов за квадратный фут.

Что такое элитная недвижимость?

Вам может быть интересно, что такое первоклассная недвижимость.

Knight Frank определяет его как «самую желанную и дорогую недвижимость в этом районе, обычно определяемую как 5% лучших на рынке по стоимости». Это говорит о том, что представленные выше цены находятся на верхней границе шкалы и что доступны более доступные дома.

» Если вас интересует урбанизация, рассмотрите эту инфографику, в которой перечислены 20 крупнейших городов мира.

Акции Roku: рекламный потенциал обеспечивает сильные перспективы роста (NASDAQ:ROKU)

Vanit Janthra/iStock via Getty Images потом еще немного. В то время как инвесторы в этой области будут чувствовать себя немного тошнотворно из-за разрушения стоимости, и это падение может продолжаться дальше, можно найти истину и логическую основу среди основ каждой компании.

Койфин

В этой статье я хотел бы связать воедино несколько фактов и толкований, подтверждающих бычий тезис. Я думаю, что у акций есть огромный потенциал начисления сложных процентов по текущей цене, и я хотел бы объяснить свои рассуждения. Абстрактное портфолио — это длинный ROKU.

Помещение

Подведем итоги. Roku — телевизионная медиа-платформа. У этой платформы есть различные заинтересованные стороны, и бизнес-модель компании предназначена для предоставления ценности всем этим заинтересованным сторонам посредством взаимосвязанных отношений.

Автор

Существует три категории заинтересованных сторон:

  • Издатели контента (такие как Netflix, HBOMax, Peacock и даже Roku через канал Roku)
  • Рекламодатели
  • Зрители

Тогда есть платформа, которая обеспечивает вышеуказанные отношения, а затем упаковывает ее через операционную систему. Эта ОС встроена в телевизоры через потоковые проигрыватели или предустановлена ​​в телевизорах производителей оригинального оборудования, которые имеют партнерские отношения с Roku.

Roku получает доход за счет продаж «Игроков» (оборудование) и «Доходов от платформ». Последний состоит из множества потоков монетизации; хотя следует отметить два ключевых момента: AVOD (видео по запросу с поддержкой рекламы) и SVOD (видео по запросу по подписке). AVOD включает в себя такие каналы, как Peacock и The Roku Channel. В то время как SVOD включает каналы с чистой подпиской, такие как Netflix. У компании есть сделки с этими медиа-гигантами, которые имеют различные сроки, продолжительность и условия контракта.Особенно стоит объяснить, как работают доходы AVOD, поскольку это важно для моего бычьего тезиса. Для видеорекламы, которая по понятным причинам имеет важное значение, для издателей существует два типа сделок:

  • Программа торговых представителей Roku: Соответствующий требованиям издатель AVOD может поделиться всем своим рекламным инвентарем с Roku, который Roku затем монетизирует и возвращает издателю. долю выручки.
  • Соглашение о разделе инвентаря: Издатель AVOD может поделиться 30% своего инвентаря с Roku, который получает 100% доходов от этого разделения.Издатель оставляет себе 100% выручки, полученной от остальных 70%.

Дополнительную информацию можно найти на страницах Соглашения о распространении Roku и Видеорекламы.

Кроме того, помимо этих терминов существует множество рекламы, например рекламные баннеры, спонсирующие кнопки на пульте Roku, продвижение канала на главном экране и т. д. 50% в годовом исчислении до $680 млн за квартал, с 56,4 млн активных счетов, валовой прибылью 54% и около 10% маржи свободного денежного потока на основе LTM.

Конкурентные условия

Очевидный тезис заключается в том, что у Amazon и Google есть свои соответствующие операционные платформы, OEM-предложения для телевизоров и штучки, которые можно подключить к вашим тупым телевизорам, чтобы сделать их умными. С этими гигантами, генерирующими денежные потоки, у Roku есть несколько гигантских бульдозеров в качестве конкурентов. Как понять это?

Естественно, пандемия привела к тому, что мир начал покупать телевизоры, где миллионы новых зрителей также подключили потоковые устройства, такие как плееры Roku и Amazon Fire Sticks.В 2021 году эта рыночная возможность для потоковых устройств стала еще более насыщенной, и учетные записи Roku не так сильно выросли.

Вопрос для меня в условиях замедления роста аккаунта заключается не в том, сможет ли Roku продолжать расширять аккаунты высокими темпами, а в монетизации, которую они могут извлечь из существующей базы зрителей, сохраняя при этом долю рынка. В мире и в большей части США уже есть свои Smart TV, Roku Devices, Fire Sticks, Apple TV и потоковые устройства. Для дальнейшего расширения просто не так много, поскольку это не безграничный рынок.Важно отметить, что последние результаты доходов Netflix (NFLX) намекают на что-то важное — возможность потоковой передачи на основе количества клиентов значительно насыщает. Похоже, мы находимся в конце кривой внедрения потоковой передачи на всех развитых рынках. Эти развитые рынки, особенно США, также являются рынками с высокой стоимостью, где средний потребитель вносит значительно больший вклад в потоковом бизнесе в долларовом выражении по сравнению с Азией или Африкой.

Чтобы проиллюстрировать показатели насыщения и изменения доли рынка Roku, я немного покопался в поисках альтернативных данных и исследований.

Основываясь на просмотр видимости на телевизоры, следующие данные представляет некоторые интересные идеи:

%4%
Глобальный рынок Доля просмотра телевизоров на платформе 2021 2020
Roku 31.1 % 32,2%
Amazon Fire TV 16,8% 20,0%
Samsung 9,034
LG 60423 60435 6.4% 4,4% 4,4%
5,9% 5.4%
Playstation 5.4% 6.1%

Источник данных: Conviva State of Streaming Q3 2021

Приведенные выше данные были взяты у Conviva, аналитической компании, которая каждый квартал составляет отчет о потоковых данных.

Итак, несколько ключевых выводов. Потоковые стики не особенно хорошо себя зарекомендовали в 2021 году.Сейчас мир в основном движется к Smart TV, потому что они поставляются с предустановленной ОС, которая уже поддерживает потоковые каналы (имеет смысл). Зачем покупать еще одно устройство, когда все в одном? OEM-производители старой школы, такие как Samsung и LG, увеличили долю рынка с помощью своих собственных версий ОС, Amazon неожиданно потеряла долю рынка, а Roku сохранила долю рынка. Отсюда следует логический прогноз, согласно которому Roku продолжит удерживать долю рынка на уровне около 30%. С географической точки зрения, в 2021 году США не вызвали большего сдвига потоковой передачи по сравнению с 2021 годом.2020 г., в то время как Азия и Европа в прошлом году нагнали более высокие темпы. Samsung, LG и Android TV хорошо зарекомендовали себя в этих регионах.

Чтобы добавить еще больше красок к географическим различиям, Roku в США был более доминирующим по сравнению с международным с долей зрителей 39%. В глобальном масштабе отсутствие приобретения акций не является идеальным, поскольку нам всем нравится постоянный рост числа клиентов, хотя способность Roku удерживать долю — не самое худшее в мире. Он, безусловно, опережает Amazon и Google, которые заметно опоздали.

Напрашивается вопрос: если клиентская база существенно не расширится, что будет способствовать росту Roku в ближайшие годы?

Состояние рынка и почему Roku не постигнет судьба Netflix

Реклама. В частности, реклама США.

Можно было бы подумать, что каждый участник рынка уже в подавляющем большинстве перешел на платформы Connected TV, но оказывается, что рекламодатели, как и любая новая медиа-платформа в истории, отстают в расходах на рекламные доллары.Facebook/Meta (FB) держится на отметке в 250 миллионов активных пользователей в месяц в США и Канаде в течение трех лет, но по-прежнему продолжает увеличивать выручку в Северной Америке на уровне 15-20%+ в годовом исчислении. Простой ответ заключается в том, что рекламодателям и маркетологам требуется время, чтобы выделить ресурсы для социальных сетей, и что переход к долговременному росту все еще происходит. Кроме того, это также потому, что Facebook может постепенно лучше распределять расходы на рекламу с течением времени на основе своего большого и богатого сада данных, чтобы добиться лучших результатов для маркетологов.Чем больше долларов выделяется на рекламу, тем больше данных генерируется по пользовательской базе, и Facebook становится умнее в получении показов и конверсий. Если кто-то изучает бизнес-модель Roku, он играет в очень похожую игру. Аккаунты, данные, рекламодатели и расходы на программную рекламу.

Можно также сделать вывод, что рекламодатели линейного телевидения или вещания, навсегда зациклившиеся на рейтингах Nielsen и старой системе, будут медленно переключаться. Вот несколько интересных графиков расходов на рекламу Connected TV в США, составленных e-Marketer.

eMarketer

Обратите внимание, что приведенные выше диаграммы были опубликованы в разные даты в 2021 году, поэтому есть небольшие расхождения по мере обновления данных и прогнозов.

2021 год был знаменательным для расходов на рекламу на подключенном телевидении, но эта категория по-прежнему составляет менее 5% от общих расходов на СМИ в Соединенных Штатах. Конечно, существуют расхождения в потенциале монетизации на разных медиа-платформах, но спросите себя: сколько времени вы тратите на свое подключенное телевидение по сравнению с обычным.другие каналы СМИ? Наверняка чуть больше 5%.

Когда расходы на рекламу CTV сравниваются с расходами на рекламу на линейном телевидении, мы по-прежнему только царапаем верхушку айсберга. Рекламу Суперкубка и рекламу в прямом эфире, возможно, какое-то время все еще будут тратить по-старому, но когда все телевидение будет транслироваться, почему большая часть этих рекламных расходов на телевидении не будет также выделена на потоковые платформы?

E-Marketer исторически был консервативен в отношении роста расходов на рекламу CTV и все еще прогнозирует 32.3% в годовом исчислении в 2022 году. Это выше их прогнозов по расходам в социальных сетях, и кажется логичным, что переход на рекламу CTV займет несколько лет.

Roku с 39% долей зрителей в США и после применения 30% коэффициента охвата к расходам на рекламу CTV, кажется, имеет превосходные возможности для того, чтобы уловить эту долгосрочную тенденцию. Roku должен расти быстрее, чем другие медиа-платформы, и иметь более длинную взлетно-посадочную полосу. Между тем, компания активно строит огороженный сад данных для десятков миллионов учетных записей и, как и Facebook, совершенствуется в рекламных технологиях.С компаундированием данных приходит комплексная аналитика и лучшее ценностное предложение для рекламодателей, которые выбирают Roku для получения результатов. Внутренние блоги Roku на их платформе рекламных технологий OneView демонстрируют техническую мощь и рост.

Roku Blog

В прошлом квартале количество просмотров потокового ТВ через OneView увеличилось более чем вдвое, увеличившись на 141% в годовом исчислении. В настоящее время OneView используют почти все холдинговые компании, и его привлекательность простирается от признанных брендов «голубых фишек», таких как Lexus , до брендов, ориентированных непосредственно на потребителя, таких как Lovevery , , которые используют его для достижения результатов.

Источник: Блог Roku

Благодаря рекламе Roku не постигнет участь Netflix. Netflix был пионером в области потокового вещания и заслуживает всей похвалы в мире за то, что изменил игру телевизионных развлечений. Однако он неразрывно связан с моделью подписки, привязанной к клиентской базе, которая сейчас насыщена. Если компания не пропустит рекламу и не начнет активно жадничать на монетизации, нас ждет медленный рост.AVOD, скорее всего, будет расти намного быстрее, чем SVOD, в ближайшие годы, и мы ожидаем четко различающихся траекторий роста для этих двух категорий.

Roku — это не Netflix. Становится все более очевидным, что превосходство контента и инвестиции в контент конкурируют за прибыль участников. Из этого логически следует, что агрегаторы контента и платформы, такие как Roku, должны извлечь выгоду из богатства потоковой передачи. Они фактически добавили платные ворота между издателями и вашими глазами.Поскольку Roku оценивает доступ к 150 миллионам человек, у них наверняка много платных ворот.

Стратегическое значение канала Roku

Оригинальный контент компании и канал AVOD, канал Roku, направлены на реализацию двух очень важных стратегических инициатив, на мой взгляд:

  • Отличить ОС Roku от других операционных систем. Канал Roku является бесплатным и создает собственный бренд как высококачественный канал как для оригинального, так и для лицензионного контента. Это также дает клиентам повод продолжать покупать устройства Roku.
  • Чтобы увеличить доход от AVOD для Roku.

Второе замечание, которое я сделал, является тонким и объясняет, почему компания выделяет значительные ресурсы для канала Roku. По умолчанию, обслуживая другого издателя контента с соглашением о совместном использовании рекламы или инвентаря, Roku берет только процент от полученной выручки (например, 30% от совместного использования инвентаря). С каналом Roku они получали 100% выручки за 100% рекламных ресурсов. В финансовых интересах компании максимально использовать Roku Channel, чтобы дифференцировать бренд, а также использовать его ценовую власть в качестве № 1.1 американская платформа CTV, которая продолжает получать доходы и собирать данные. Когда-то они были нейтральными по отношению к контенту, а теперь решили не конкурировать за участие с некоторыми другими издателями контента. Хотя поддерживать отношения с этими издателями контента сложно, у Roku действительно есть стратегическое преимущество из-за их доминирующего доступа к домохозяйствам в США. Отсутствие Roku не подходит ни для одного потокового сервиса. Монополистическое поведение, хотя и непривлекательное, очень хорошо с инвестиционной точки зрения.Если Roku Channel наберет обороты, доход от платформы Roku (конкретно AVOD) будет опережать отрасль из-за увеличения доходов от рекламы.

Ключевые показатели и финансовые показатели

Автор; Roku Investor Relations

На приведенных выше диаграммах показаны ключевые показатели эффективности и их динамика за последние кварталы. Если и есть один ключевой вывод из этого анализа, так это то, что Roku — это история расширения ARPU (годовой доход на пользователя) . Большая часть этого расширения должна быть связана с рекламой.Вышеприведенные данные проясняют эту тенденцию, поскольку ARPU существенно опережает рост активных счетов.

Автор, Roku Investor Relations

Общий доход Roku вырос более чем на 51% в годовом исчислении, при этом «Доход от платформы» вырос на 82% в годовом исчислении, а «Доход от игроков» — на -26% в годовом исчислении. Roku упомянул, что они намерены защитить потребителей от высокой инфляции и чрезмерных затрат на цепочку поставок и, таким образом, работают с отрицательной валовой прибылью от продаж игроков. В моей книге это не является минусом, так как продажи игроков — это просто способ привлечь пользователей, которые позже будут способствовать доходам платформы — настоящая дойная корова.Привлечение (или поддержание) клиентов должно оставаться приоритетом, поскольку оно обеспечивает долгосрочную поддержку.

Доходы от платформы увеличивают валовую прибыль, в то время как доходы от игроков разбавляют валовую прибыль. Я ожидаю, что первое будет опережать рост по сравнению со вторым. В рамках валовой маржи платформы доходы от рекламы увеличиваются, а затраты на канал Roku являются разводняющими. Эти факторы привели к тому, что валовая прибыль за последние несколько кварталов не изменилась. Если доходы от рекламы превзойдут все остальные, а цепочка поставок вернется к более эффективной работе, мы можем увидеть расширение.Если Roku увеличит инвестиции в оригинальные программы для канала Roku, мы можем увидеть некоторое сокращение. Опять же, Roku Channel может быть генератором мега-дохода от рекламы, так что чистый эффект может быть хорошим. Я бы привязал валовую прибыль к 60-65% плюс, нормализованный через несколько кварталов. Я, например, не ожидаю, что проблемы с цепочками поставок будут длиться вечно, и избыточные розничные расходы, которые мы наблюдали в середине 2021 года, демонстрируют тенденцию к умеренности. Я очень сомневаюсь, что продажи игроков будут продаваться с отрицательной валовой прибылью слишком долго.

Если кто-то зациклен на прибыльности в эти времена, у Roku есть 10% маржи свободного денежного потока за последние двенадцать месяцев (LTM). Поскольку возможности впереди, это второстепенное условие для моего тезиса из-за длинной взлетно-посадочной полосы роста и потенциала расширения продаж. Это по-прежнему все о росте.

Оценка (по сравнению с Google, Meta и другими социальными сетями)

Диаграмма Койфина

Разумно придерживаться мнения, что наиболее релевантными мультипликаторами оценки Roku являются те, у которых знаменатель продаж или валовой прибыли, учитывая их рост.Вот краткая таблица роста, валовой прибыли и мультипликаторов продаж за 22 финансовый год для ROKU и других доминирующих рекламных платформ.

4.24x 9.07x
Код Имя Валовая прибыль% (LTM) ФГ 2022E сравнению с предыдущим годом% рост продаж ФГ 2022E EV / Sales
РОКУ Року 52,4% 35,6% 5.13x
TWTR Twitter 64,3% 20,8%
SNAP мгновенного 54,8% 38,1%
GOOG Алфавит 56.5% 17,3% 5.43x
Meta 80435 80.9% 19,0% 19,0% 5.81x

Источник: Данные из Койфина, захваченные 25 января 2021 г.

Давайте разберемся в этих данных.

Roku, вероятно, будет расти повышенными темпами в течение более длительного периода времени на дифференцированном и быстрорастущем рынке расходов на рекламу подключенного телевидения, и все еще торгуется с дисконтом всего за 1 год вперед по сравнению со зрелой рекламой. предприятия.

Не нужно верить в парадигмы более высокой оценки или Кэти Вуд, чтобы увидеть здесь ценность. Даже не нужно верить во внутренние инновации, хотя компания продемонстрировала множество признаков первых шагов, здравого стратегического видения и новаторских потребительских технологий под превосходным руководством Энтони Вуда.С базовыми предположениями о том, что Roku просто удерживает свою текущую долю рынка и даже игнорирует все международные возможности, на мой взгляд, акции выглядят недооцененными. Я вижу, что ROKU вернется к $300 или больше через два года, даже если парадигма оценки останется на нынешнем уровне после недавней технологической бойни.

Загляните в будущее по мультипликаторам за 2024 финансовый год, и расхождение в оценках вышеперечисленных компаний будет значительно выше из-за разных темпов роста.Конечно, по-прежнему существуют риски, связанные с любыми инвестициями, и я перечислил некоторые из них ниже.

Риски

  • Макро: Как рекламно-технологический бизнес, Roku частично макроцикличен, несмотря на то, что он работает в условиях долгосрочного роста. Плохая экономика означает более низкие расходы на рекламу и более низкий, чем обычно, рост доходов.
  • Конкуренция: Amazon, Google, Samsung и многие другие могут отнять долю рынка у Roku.
  • Продление сделок с контентом/рекламой шаткое: Roku продолжает затевать драки и видит некоторую напряженность с издателями контента, которым в будущем придется продлевать свои сделки — (HBO Max, YouTube TV и т. д.).
  • Вовлеченность Roku Channel падает: Низкая вовлеченность Roku Channel означает более низкие показатели охвата рекламы — это оказывает определенное давление на рост доходов платформы. Всегда есть аргумент в пользу того, что не нужен еще один канал, хотя этот бесплатный.
  • Системный: Отсюда вся система переходит к еще более низким парадигмам оценки. Ожидайте, что ROKU по-прежнему будет подвержен сильным просадкам и более высокой волатильности, как мы уже видели. Это почти визитная карточка, если рассматривать историческое поведение цены.

Завершающие примечания

Roku является платформой CTV № 1 в Соединенных Штатах и ​​в последние несколько кварталов в основном удерживала свою долю на мировом рынке. В то время как клиентская база потокового вещания насыщена и большинство потребителей уже перешли на ту или иную ОС Smart, существуют недооцененные возможности для избыточного роста доходов в будущем. В частности, рекламные возможности на Connected TV все еще находятся в зачаточном состоянии, и на несколько лет опережают долгосрочный рост при высоких темпах начисления процентов.Roku является явным бенефициаром этой тенденции и построил инфраструктуру, чтобы максимально использовать ее. Таким образом, это история расширения годового дохода на пользователя (ARPU), а не история расширения клиентской/подписной базы, как у Netflix. Обладая лидирующей позицией на рынке, улучшенной аналитикой в ​​области рекламных технологий, более быстрой траекторией компаундирования, более сильным попутным ветром по сравнению с другими рекламными медиа и длительным периодом роста, ROKU по-прежнему торгуется с дисконтом по сравнению с оценочными мультипликаторами зрелых рекламных компаний, таких как Alphabet и Meta. ROKU — это легкая ПОКУПКА на текущих уровнях.

Институциональные инвесторы уверены в перспективах роста на 2022 год

Институциональные инвесторы выражают уверенность в прогнозируемых рыночных условиях на 2022 год, но они также считают, что индивидуальные инвесторы небрежно спекулируют высокорисковыми инвестициями.

На самом деле, согласно результатам опроса, опубликованным Natixis Investment Managers, почти половина институциональных инвесторов ожидают, что экономический рост вернется к докризисному уровню в 2022 году. Несмотря на угрозу сбоев в цепочке поставок и сохраняющиеся опасения по поводу COVID-19, институциональные инвесторы, вооруженные тактическими шагами по распределению, видят большой потенциал роста на рынке, который, по их словам, управляется и искажается фискальной и денежно-кредитной политикой, и что может создать проблемы для неподготовленных. индивидуальные инвесторы.

Результаты основаны на опросе 500 институциональных инвесторов, которые совместно управляют активами в размере 13,2 трлн долларов США для государственных и частных пенсионных фондов, страховых компаний, фондов, пожертвований и государственных фондов благосостояния по всему миру, включая ответы почти 100 институциональных инвесторов в США, которые совместно управлять активами на сумму 1,3 триллиона долларов.

В 2022 году инфляция считается главной проблемой портфельных рисков институциональных инвесторов, хотя большинство респондентов (61%) считают, что нынешний всплеск инфляции носит временный характер.В США большее количество учреждений (61%) рассматривают инфляцию как скорее «долговременную тенденцию», которая будет проявляться постепенно. Наличие реальной инфляции впервые за более чем десятилетие в сочетании с ожиданиями 48% институциональных инвесторов полного восстановления экономики после сбоев, вызванных COVID, в следующем году, может объяснить, почему 73% учреждений, в том числе 83% в США, ожидают, что политики повысят ставки в 2022 году, отмечает фирма.

«Институциональные инвесторы ясно говорят нам, что они ожидают, что в следующем году рынок будет выглядеть совсем иначе, чем сегодня, и они позиционируют свои портфели так, чтобы выдержать все, что на них бросят», — отмечает Лиана Магнер, исполнительный вице-президент и глава Natixis IM. пенсионного и институционального в США.С. Магнер отмечает, что, хотя инфляция создает ряд долгосрочных экономических проблем, политика процентных ставок ставит институциональные команды перед немедленными инвестиционными проблемами.

«Преимуществом является расширение инвестиционных возможностей и возникающий потенциал роста на рынке, созревшем для активного управления».

Позиционирование портфеля 

Тем не менее, исследование показало, что лишь немногие институциональные инвесторы радикально изменяют распределение в преддверии нового года, но большинство предпримет тактические шаги, чтобы позиционировать портфели для оппортунистической доходности с поправкой на риск.Почти половина (48%) ожидают, что в следующем году спред между доходностью ценных бумаг увеличится, что создаст больший потенциал для того, чтобы превзойти контрольные показатели.

В целом, 35% учреждений планируют сократить свои вложения в акции США, направляя больше средств в акции развивающихся рынков, Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона, отмечает фирма. По мере нормализации ставок 68% учреждений заявляют, что рассмотрят краткосрочные облигации и ETF для противодействия риску дюрации в своем портфеле облигаций. Между тем, многие ищут доход в других местах, в том числе 68%, которые говорят, что они все чаще используют альтернативные стратегии по сравнению с фиксированным доходом для получения дохода.

В настоящее время 84% учреждений инвестируют в частный капитал, 81% в частный долг и 81% в инфраструктуру, показывают результаты. Из них 91% планируют сохранить или увеличить свои инвестиции в частный капитал и частный долг в следующем году, а 97% говорят то же самое в отношении инвестиций в инфраструктуру.

По данным фирмы, недавнее принятие Закона об инфраструктуре и рабочих местах в США, а также другие глобальные действия, похоже, повысили доверие институциональных инвесторов как к инвестициям в инфраструктуру, так и к зеленым облигациям.

Индивидуальные инвесторы

Между тем, институциональные инвесторы ожидают более высокой волатильности акций (75%), облигаций (63%) и валют (56%) в предстоящем году, но они по-прежнему придерживаются предположения о долгосрочной доходности на уровне 7% (в среднем). . Однако предположения о долгосрочной доходности индивидуальных инвесторов составляют 14,5%, что вдвое больше, чем у институциональных инвесторов, и на 174% больше, чем 5,3%, которые финансовые специалисты считают реалистичными, отмечает Natixis IM. «Во многих случаях [индивидуальные инвесторы] игнорировали основы инвестирования, но все же преуспели в этом году», — отмечает Дэйв Гудселл, исполнительный директор Natixis IM Center for Investor Insight.«2022 год может быть не таким благоприятным, особенно если инвесторы взяли на себя слишком большой риск или чрезмерно полагаются на пассивные индексные фонды».

Многие институциональные инвесторы (58%) считают, что одной из причин, по которой рынок игнорирует фундаментальные факторы, является широкое использование пассивных инвестиций, которые, по мнению 67%, усугубляют волатильность рынка, когда существуют большие потоки в пассивные индексные фонды и из них.

Более того, почти две трети (64%) институциональных инвесторов считают, что более легкий доступ к торговле может в конечном итоге поставить под угрозу выход на пенсию и финансовую безопасность многих розничных инвесторов.Шесть из десяти (62%) предсказывают, что феномен акций мемов продолжит создавать рискованные финансовые пузыри. Более того, они считают, что главным претендентом на серьезную коррекцию в следующем году будут криптовалюты, которые, по мнению 72% учреждений, в любом случае не являются подходящей инвестицией для большинства розничных инвесторов.

Тем не менее, 41% институциональных инвесторов в настоящее время признают цифровые валюты или криптовалюты в качестве законного варианта инвестирования, хотя большинство (87%) согласны с тем, что центральным банкам в конечном итоге придется регулировать их.

Всемирный банк снизил прогнозы роста для Юго-Восточной Азии на 2022 год – The Diplomat

Реклама

Всемирный банк понизил прогнозы роста для Юго-Восточной Азии из-за «множественных потрясений» в мировой экономике, включая войну на Украине. В своем последнем экономическом прогнозе по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону, опубликованном вчера, Всемирный банк прогнозирует рост в масштабах всего региона на уровне 5% в этом году по сравнению с прогнозом в 5,4% в последнем прогнозе в октябре. Его «низкий сценарий» предполагает снижение роста до 4 процентов в 2022 году.

«В то время как экономики Восточной Азии и Тихоокеанского региона восстанавливались после шока, вызванного пандемией, война в Украине сдерживает темпы роста», — заявила Мануэла Ферро, вице-президент Всемирного банка по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону. заявление, сопровождающее выпуск отчета.

В отчете прогнозируется замедление роста и рост бедности в Азиатско-Тихоокеанском регионе в этом году из-за трех взаимосвязанных шоков: ужесточение денежно-кредитной политики в США, призванное сдержать всплеск инфляции; замедление роста в Китае; и последствия войны на Украине.

«Эти потрясения, вероятно, усугубят существующие трудности после COVID», — говорится в нем. Находящиеся в затруднительном положении региональные фирмы, более 50 процентов которых сообщили о просроченных платежах в 2021 году, столкнутся с новыми потрясениями спроса и предложения. Домохозяйства, 8 миллионов членов которых снова оказались за чертой бедности во время пандемии, увидят, что реальные доходы сократятся еще больше по мере роста цен». В то же время, добавил он, правительства-должники, которые взяли на себя дополнительный долг во время пандемии COVID-19, будут «изо всех сил пытаться оказать экономическую поддержку» тем, кто больше всего в ней нуждается.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получайте информацию о событиях недели и развивайте сюжеты для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Все эти воздействия будут ощущаться в Юго-Восточной Азии в разной степени. По данным Всемирного банка, страны, которые увидят наибольший рост в 2022 году, — это Филиппины (5,7 процента, снижение на 0,1 процента по сравнению с октябрем), Малайзия (5,5 процента, снижение на 0,3 процента) и Вьетнам (5,7 процента, снижение на 0,3 процента).3 процента, снижение на 1,2 процента) и Индонезии (5,1 процента, снижение на 0,1 процента). За ними следуют Лаос, в котором прогнозируется рост на 3,8 процента в 2022 году, что на 0,7 процента меньше, чем прогнозировалось в октябре, и Камбоджа (4,5 процента), рост которой остается стабильным по сравнению с последним прогнозом Всемирного банка.

Нравится эта статья? Щелкните здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Существенно отстает от этих стран Таиланд, где китайская политика «ноль COVID» и российские санкции замедлили восстановление ключевой туристической индустрии после пандемического спада.Всемирный банк прогнозирует, что экономика Таиланда вырастет на 2,9% в 2022 году, что на 0,7% меньше, чем в предыдущем прогнозе. Между тем, ожидается, что экономика Мьянмы вырастет на анемичный 1 процент в 2022 году после колоссального 18-процентного сокращения в 2021 году из-за военного переворота и последовавшего за ним кризиса. (Всемирный банк не сделал прогноз для Мьянмы в своем прогнозе на октябрь из-за неопределенной политической ситуации.) Помимо Мьянмы, худшими странами Юго-Восточной Азии будут Тимор-Лешти, который, по прогнозам, вырастет всего на 2.4 процента в 2022 году, что на 1,3 процента меньше октябрьского прогноза Банка.

В отчете Всемирного банка подробно описывается конкретное влияние роста цен, в частности, на бедное население региона. Хотя прямая зависимость региона от России и Украины в импорте и экспорте товаров, услуг и капитала ограничена, «война и санкции, вероятно, приведут к росту мировых цен на продукты питания и топливо, что нанесет ущерб потребителям и росту».

По оценкам, 10-процентный рост цен на зерновые в течение года может увеличить число бедных на Филиппинах на 1 процентный пункт.Точно так же 10-процентное увеличение топлива в 2022 году может привести к сокращению национального дохода на 0,7 процента в странах-импортерах сырьевых товаров, таких как Камбоджа и Таиланд.

Реклама

То, как сильно пострадают страны, может отражать степень их зависимости от краткосрочных потоков капитала, на которую может повлиять потенциальное ужесточение денежно-кредитной политики в США, а также степень зависимости от торговли с Китаем. Когда дело доходит до роста мировых цен, вызванного войной на Украине, экспортеры сырьевых товаров, такие как Индонезия и Малайзия, могут справиться с этим с меньшими трудностями, чем импортеры сырьевых товаров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.