Содержание

Написание текстов за деньги – работа для творческих людей

Работу для творческих людей по написанию различных текстов можно разделить на 4 основных вида:

  1. Заработок на вопросах и ответах. В интернете есть проект, где можно задавать вопросы, писать ответы и получать за это деньги. Такой заработок на текстах в интернете отлично подойдет для начинающих. Именно здесь вы можете хорошо потренироваться, «набить» руку.
  2. Писать отзывы за деньги. Простая работа для любителей много писать. Создавайте отзывы на любые темы, и получайте за это вознаграждение. Такая деятельность может стать хорошей и быстрой подработкой в свободное время. Проще всего ей заниматься через сайты отзовики.
  3. Работа на рецептах. Записывайте, фотографируйте и снимайте блюда, которые вы готовите. Это настоящий заработок для творческих людей в интернете, который отлично подойдет домохозяйкам. В интернете есть один интересный проект, который предлагает зарабатывать подобным образом.

Вот 4 основных вида, как можно получать деньги в этой сфере. Новичкам стоит начинать с первого и постепенно переходить на более сложные варианты. Так, шаг за шагом, можно доиться хорошего дохода через 3 – 4 месяца кропотливого труда!

Как начать зарабатывать на текстах в интернете

Что бы работа по написанию текстов была продуктивной и эффективной, следует задуматься о следующих моментах:

  1. Создание комфорта на рабочем месте. Обязательно нужно создать удобные условия для работы, чтобы не было дискомфорта и ничего не отвлекало от деятельности. Это ответственный момент, от которого напрямую будет зависеть ваша продуктивность.

  2. Построение четкого графика. При любой работе важна дисциплина.Составьте точный график, в который вы будите писать тексты за деньги и постарайтесь его не нарушать.

  3. Переход от простого к сложному. Об этом мы уже писали выше. Новичкам нужно поэтапно вливаться в работу. Сначала можно заняться написанием ответов и отзывов, потом любых текстов на любимые темы. Когда вам самим понравится то, что вы пишите, можно переходить к сотрудничеству с заказчиками. Спешить в этом деле не стоит, лучше хорошо потренироваться перед началом серьезной деятельности.

  4. Часто делайте перерывы на отдых. Написание текстов является монотонной работой. Многие люди быстро от неё устают. Что бы поддерживать «производительность» на высоком уроне, стоит делать небольшие перерывы на отдых. В это время можно заняться своими личными и домашними делами, либо попробовать подзаработать денег в интернете другими способами.

Другие виды интернет работы

В сети интернет существует много разных вариантов, как можно зарабатывать деньги. Если вам нужна быстрая подработка без вложений, то стоит попробовать заполнение анкет за деньги или простой SMM заработок.

Посмотреть полный обзор всех способов можно на отдельной странице:

Главная страница нашего ресурса — https://zarabotai1000.ru/ — расскажет вам всё про удаленную работа «от А до Я».

С каждым днем интернет всё сильнее проникает в нашу жизнь. Поэтому нужно обязательно изучать возможности удаленного заработка денег. Такая деятельность делает вас свободнее и независимее. Через «глобальную паутину» вы можете работать из любой точки земного шара. У вас появляется возможность жить, где хотите, работать в удобное время, самим создавать свой график жизни.

Про написание текстов, низкооплачиваемую работу и копирайтинг | «О заработке онлайн»

«В интернете как-то прочел, что написание писем самая низко оплачиваемая работа, а вы говорите — программа огненная! Кому верить?»

Про написание текстов, низкооплачиваемую работу и копирайтинг

Такое письмо получила от своего подписчика на рекомендацию нового бесплатного тренинга от Академии Интернет Профессий №1 «Реальные деньги на копирайтинге в соцсетях».

Решила затронуть этот момент, так как не согласна с таким утверждением. Не согласна, потому что начинала свой путь в интернете с написания текстов (тогда на заказ), а сейчас моя деятельность тоже соткана из копирайтинга, создания контента, написания этих самых писем – только уже для себя:) С кухней знакома изнутри и по заработку мне есть, что сказать.

Да, действительно есть низкооплачиваемые задания по написанию текстов – это первая ступень новичка, который только пробует себя в этом виде фриланса. Обычно эта ступень начинается с бирж контента (типа Etxt или Textsale) – когда человек узнает, что можно писать статьи на заказ, делать рерайты (пересказы существующих статей) и пробует себя в этом деле с полного нуля (за спиной только школьная практика). Так начинала и я (без таланта, писательской жилки и т.п, подзабыв правила русского языка – он у нас закончился в 9 классе). И первые задания действительно были низкооплачиваемые 5-10-15 -20 р. за тысячу знаков текста без пробелов. Зато их было ну очень много, и они помогли набить руку – научиться четко и понятно излагать материал, находить и перерабатывать этот материал в уникальный, подбирать синонимы, прокачать грамотность, словарный запас.

И тут, у нас появляется 2 пути – мы либо на этом застреваем (на копеечных и не особо интересных заказах), либо развиваем свой навык, подключаем творческую жилку, учимся, вникаем в маркетинговые, вовлекающие и продающие тексты – где, собственно и лежат более интересные заработки, и переходим на другой уровень – тот самый копирайтинг.

По поводу низкооплачиваемого написания писем, о котором упомянул мой подписчик – подозреваю, что здесь в контексте тоже имелась в виду какая-то самая простецкая и больше механическая работа. Когда дается простое задание – разослать столько-то писем с таким-то предложением по таким-то адресам (простенькие задания, как на Яндекс.Толока).

Копирайтинг – это уже мастерство, навык создания маркетинговых, продающих текстов, который приобретается в ходе обучения и практики. Это и тексты для лендингов, и письма для автоворонок и рассылок, и рекламные тексты, и различные презентации, буклеты, коммерческие предложения, продающий и вовлекающий контент для соцсетей и т.д. Все то, что используется для продвижения бренда, товаров, услуг, привлечения подписчиков, клиентов и получения прибыли. Задача же копирайтера – создавать такие тексты, которые помогают бизнесу продвигаться и зарабатывать. Это не килознаки и механический рерайт, здесь без маркетинговых знаний, изучения целевой аудитории, умения просто, четко и подходящими словами донести суть, без тех самых копирайтерских приемов и фишек никуда.

В моей практике такие интересные заказы по более высокой цене, которая позволила из офлайна полностью переместиться работать в интернет, пошли, когда я стала обучаться именно копирайтингу (поначалу мне очень повезло, я выиграла бесплатное участие в полноценном комплексном платном тренинге по копирайтингу и контент-менеджменту). Кроме того, регулярно участвовала в бесплатных копирайтерских марафонах, тренингах, читала книги, статьи по теме копирайтинга, о различных приемах и фишках при написании текстов – выполняла конкурсные задания, практические домашки, то есть набивала руку в создании разных текстов. И потом переносила эти знания на реальных заказчиков.

Так у меня появились заказы по написанию продающих тестов для буклета салона красоты, для каталога винной продукции и подарков, для свадебного журнала (тут создавался развлекательный и полезный контент для будущих невест), наполнение контентом интернет-магазинов (работала с бытовой техникой и товарами для туризма), создавала цепляющие, продающие описания товаров. Это все помогало применять копирайтерские знания из книг, статей, тренингов на практике и зарабатывать из дома больше, чем на моей работе секретарем в школе или на производстве в цеху.

Позже, когда я переключилась с написания текстов для заказчиков на ведение своего блога, партнерский маркетинг и инфобизнес, навыки написания текстов и копирайтинг продолжили работать на меня. Они помогают мне готовить статьи для моего блога и соцсетей, писать письма в рассылку, которые приносят мне партнерские продажи, создавать контент для автоворонок, через которые тоже делаются продажи моих и партнерских продуктов, создавать страницы подписки, продающие страницы для моих продуктов, посты для соцсетей, рекламные письма и т.д.

И это мой реальный пример, как постепенно из низкой оплаты за тексты и простые задания прийти к более интересным, дорогим заказам, а также начать применять эти навыки для своих проектов. И как вы видите, этот путь проходился по мере того, как я развивала ценный навык копирайтинга и создания текстов.

Поэтому я искренне и порекомендовала бесплатный тренинг по копирайтингу от Академии Интернет Профессий №1, на который сама с удовольствием иду (потому что постоянное обучение и саморазвитие для меня в приоритете).

Если вы собираетесь продвигать свои проекты в соцсетях, создавать группы для продвижения себя, как эксперта, партнерских продуктов, или вам интересно работать с заказчиками, то этот тренинг стоит пройти, причем не пассивным слушателем.

А что до «огненной программы», о которой я упомянула вначале, то она следующая. 5 дней – 5 практических модулей:

1) В первом вы узнаете, как монетизировать навык копирайтинга в соцсетях.

2) Во втором получите инструкцию по привлечению подписчиков и клиентов из Вконтакте и Инстаграм с помощью текстов. Познакомитесь с видами постов, которые вовлекают читателей, а также с продающими постами.

3) В третьем модуле будет все о ведении и продвижении групп в соцсетях.

4) В четвертом узнаете 5 основных приемов копирайтинга для соцсетей. Узнаете, как определить свою целевую аудиторию и воздействовать на нее через тексты.

5) В пятом модуле вас ожидает разбор домашних заданий, ответы на вопросы, пошаговые рекомендации, как зарабатывать с помощью копирайтинга.

Сегодня первое занятие и первый модуль, начало в 19.00, вход на него здесь (приходите немного заранее), остальные занятия будут по этой же ссылке ежедневно до 21 сентября.

До встречи!

Виктория

Написание текстов – каждый ли может?

Ноя 25

Добрый день, уважаемый читатель. Написание текстов – каждый ли сможет зарабатывать себе на жизнь этим? Казалось бы, что здесь сложного: сел и пиши, пиши много, дешево. Но получиться ли из такого написания реальный заработок. Почему большинство новичков уходят после месяца-двух работы? Почему люди не растут в профессиональном плане, не развиваются, не увеличивают цены на свои услуги?

Давайте вместе с вами попробуем разобраться, так ли легок заработок написанием текстов, какие здесь есть подводные камни. Вашему вниманию – рассуждения Александры Петровой на эту тему.

«Лучшие копирайтеры Рунета» активно набирают учеников, ежедневно рассылая рекламы собственных платных и бесплатных курсов по обучению мастерству написания продающих текстов и SEO-статей. Сколько предложений я не перечитывала, все они похожи как близнецы-братья и отличаются, разве что, ценой, не более. Но не это важно, впечатляет неразборчивость учителей.

Неужели и правда, научить писать продающие тексты можно кого угодно?

Большего бреда я в жизни не слышала.

До этой строчки дочитают единицы, ведь шесть слов назад я разрушила веру многих в то, что заработать миллионы на копирайтинге — под силу всем и каждому.Это не страшно, я ведь не пишу для всех, нет такой привычки.

Дабы окончательно развеять миф о том, что стать копирайтером за $100/$200/$1 000 000 (нужную сумму подчеркнуть) может каждый, поговорим о тех персонажах, кому в веб-райтинге делать нечего.

Мистер и миссис Неуверенность

Этой парочке точно соваться в нишу не стоит, только время зря потратят. Чтобы зарабатывать действительно приятные суммы, а не подбирать крошки, упавшие со стола более напористых коллег, нужна самая настоящая наглость. Да простят меня читатели за мою прямолинейность, но неуверенным в собственных силах (завтрашнем дне, персональном компьютере и пр.) лучше на супер-мего-крутые курсы сенсеев ниши не тратиться, отбить затраты не при каких обстоятельствах не получится.

Минутку внимания 🙂


Наверняка, Вам интересен дополнительный заработок в Интернете.
Предлагаю инструменты, которые несколько лет использую сам:
Марафон по созданию сайтов под контекст — доход сегодня = $ 351.
Заказать вкусные тексты для своих проектов МОЖНО ТУТ

Господин и госпожа «И так сойдёт»

Отмечу, что именно таких господ среди желающих постичь азы писательского дела больше всех. Они закупают курсы и тренинги партиями, регулярно записываются на бесплатные и платные вебинары, читают книги.Только вот учиться они, как ни странно, не хотят. Каждый написанный собственноручно текст господа «И так сойдёт» считают шедевром, а от критики коллег по цеху — открещиваются. Впрочем, критику своих учителей они таки воспринимают, публично каются и, пережив пять минут позора, продолжают наступать на те же грабли. Проку от таких фрирайтеров не много, разве что зарабатывать на них хорошо, чем «учителя» и занимаются.

Мадам «Я буду стараться, и у меня получится» с кавалером

Эта достаточно колоритная парочка меня всегда умиляла. Ну, не дано им тексты писать, а ведь лезут, нагло так лезут. Благодаря таким как они, если им, не дай Бог, удалость прорваться к заказчикам, последние и считают затраты на покупку хорошего контента пустой тратой денег. Гнать таких взашей, чтобы клиентов не распугивали. Их «серенькие»тексты, над которыми они, к тому же, корпят неделями, бессмысленны и беспощадны.

Его высочество «У меня рейтинг» и его обаятельная наложница

Колоритный персонаж. Такие, увы, не рождаются, в таких превращаются на многочисленных тренингах и курсах где внушается слушателям неимоверная важность рейтингов на биржах и сайтах. Лично я, автор с четырёхлетним стажем, не встречала ни одного заказчика, которому бы число плюсиков у меня в карме было важнее, нежели моё умение писать интересные и полезные статьи. А вам доводилось встречаться с клиентами рейтингоманами? Вот и подумайте на досуге, стоит ли плюсы собирать и хвастать ими перед новичками, или же пора подумать о самосовершенствовании и расширении базы клиентов.

Их превосходительство «Я учился у САМОГО!»

И такие специалисты мне встречались на этапе набора команды. Смешно так было, когда девочка мне твёрдо так заявляет: «Я прошла тренинг самого ****** **********, вы обязаны меня взять». А я на тот момент, как ни прискорбно, о «САМОМ» даже и не слыхала, не смотря на то, что в одном городе живём. Впрочем, девочка меня практически убедила, я даже тестовое задание ей дала. *Моя доброта меня погубит.*Такой бред получила, что захотелось обнять и плакать. Что ж, пожелала девочке успехов в жизни и очередной раз убедилась в практической бесполезности тренингов для 90% их слушателей.

Заметьте, все типажи перечислять было бы наглостью с моей стороны, ведь блог Дмитрия — не резиновый. Возможно в некоторых моментах я высказывалась излишне резко или же наоборот нарочито смягчала пилюлю, не принимайте на своё счёт, ибо описанные типажи не более, чем собирательные образы. Надеюсь, никто из читателей ни к одной из названных категорий людей, коим не место в веб-райтинге, не относится. Ведь в таком случае вы бы не заглядывали на ресурс, посвящённый развитию дара (а я считаю умение писать красиво и увлекательно именно даром) копирайтинга и SEO-райтинга.

На этом откланяюсь. Заглядывайте на мой блог shuro4ka.ru и высказывайте своё веское «фи».

Я, в свою очередь, благодарю Александру за столь содержательный пост. Выскажу свое мнение, касательно данной темы. По-моему, написание текстов – это не легкие деньги. Стоит постоянно развивать свои навыки, расти в профессиональном плане, не лениться. Безусловно, не стоит кичиться именем своих наставников, хвастаться, какие курсы вы прошли. Покажите свой профессионализм на деле, докажите слова результатами.

Напоследок – видео под осеннее настроение. Мне уж очень нравится…



P.

s Если вам интересны совместные покупки прогнозов на спорт, не поленитесь, ознакомьтесь с этой темой подробно. В ставках деньги есть, это я проверял на личном опыте.

Буду рад, если вы подпишетесь на обновления блога.

Также меня можно найти в:

Всегда отвечу на все ваши вопросы, пожелания, предложения!

До скорых встреч, с уважением Дмитрий Гинцевич.

Твитнуть

Посмотрите также и другие записи

Письмо в Интернете: 5 ключей, которым я учу своих учеников | Хосе Луис Ориуэла

Пять основных советов для хорошего письма в Интернете

Фото: Чаби Эльтер

Можете ли вы научить писать?

Это центральный вопрос, который мы всегда задаем себе в школах общения.

Ответ очень прост: все, что мы можем сделать, это создать необходимые условия, чтобы учащиеся могли совершать ошибки в безопасной среде.

Писательскому таланту нельзя научить, но его можно натренировать.Письму учатся, много читая, ежедневно пишу и имея хороших редакторов.

Я сосредотачиваюсь на этих 5 принципах со студентами, которые ежегодно посещают мои занятия по мультимедийной коммуникации:

Общеизвестный совет великого колумбийского писателя и журналиста Габриэля Гарсиа Маркеса остается первым и самым важным уроком для любого писателя, который хочет добиться успеха в Интернет-издание:

Первое, что нужно написать для Интернета, это научиться писать.
— Габриэль Гарсия Маркес

Владение техникой письма и искусство самовыражения должны предшествовать любому рассмотрению цифрового повествования.

Перед созданием гипертекстовой ссылки необходимо написать текст, а перед производством трансмедиа вам нужна хорошая история.

Мой коллега — Хуан Хосе Гарсия-Ноблехас — подчеркивает важность написания на темы, которые вы освоили:

Пишите о том, что вы знаете.
— Juan José García-Noblejas

Помимо того факта, что сайты с тематическим содержанием лучше позиционируются в Google (фактор плотности ключевых слов), есть важный ключ к онлайн-письму, связанный со страстью писателей, с вещи, которые действительно важны для них, и с предметами, которые они знают лучше всего.

Те, кто умеет писать, хорошо пишут, когда пишут о том, что знают.

Истинный потенциал гипертекстового письма заключается в его способности создавать нарративы, привязанные к семантическим рамкам, установленным через ссылки.

С большой ясностью Джефф Джарвис выразил эту идею в одной из своих самых запоминающихся фраз:

Итак, вы делаете то, что у вас получается лучше всего. И вы связываетесь с остальными.
— Джефф Джарвис

Вы должны сосредоточиться на темах, которые вы освоили, и использовать ссылки для контекстных или периферийных разработок.

Экономика внимания — это, в значительной степени, экономика ссылок: оригинальные, интересные или ценные тексты — это те, которыми мы делимся в наших сообществах.

Поэтому, прежде чем опубликовать (или даже написать) текст, предназначенный для Интернета, необходимо подумать о его пользователях. В частности, вы должны подумать о том, что этот текст может стать подарком в виде ссылки.

Если вы не можете представить, чтобы кто-то ссылался на то, что вы собираетесь написать, не пишите этого.
— Джеффа Джарвиса цитирует Клэй Ширки

Призом внимания пользователей, помимо их собственного времени чтения, является их роль в создании вирусного контента.

Наконец, в той мере, в какой мы пишем в социальной среде, успех письма основан на его способности перерасти в разговоры.

Если он не распространяется, он мертв.
— Генри Дженкинс

Лайки, репосты, ретвиты или аплодисменты, нравится нам это или нет, — это новые показатели онлайн-письма.

Если наши читатели станут послами текстов, которые мы пишем, значит, нам удалось добиться успеха в написании текстов в Интернете.

Кроме того, письму учатся через письмо, любя практику письма, зная слова и уважая читателей.

Как писать для Интернета – Чикагское обозрение книг

Прошли те времена, когда успешные писатели издавали по книге раз в 3-5 лет, а потом скрывались. Большинство современных писателей, мемуаристов, эссеистов и критиков составляют разнообразное портфолио авторов — обычно от 5 до 15 в год в качестве фрилансера или значительно больше в качестве штатного автора публикации.И даже если вы пишете для устаревшего печатного издания, все, что вы пишете, будет опубликовано в Интернете и оптимизировано для Интернета.

Этот 4-недельный онлайн-курс StoryStudio Адама Моргана (главного редактора Chicago Review of Books ) избавит вас от синдрома самозванца и покажет вам, как зарабатывать на жизнь (или хобби) написанием для цифровых изданий. что платить. Вы уйдете с инсайдерскими знаниями о том, какие публикации и редакторы продвигать, как привлечь их внимание, как сделать их счастливыми и как зарекомендовать себя в качестве публичной фигуры в Интернете.


Неделя 1: Поиск своей ниши . Какие жанры письма вы считаете своими? Какие предметы вы будете изучать? И какие интернет-магазины захотят вашу работу (и заплатят за нее)? Мы подробно рассмотрим текущее состояние возможностей платного письма в Интернете; вы вернетесь на следующей неделе с многоуровневым планом публикации.

Неделя 2: представление ваших редакторов . Всегда будет некоторая удача, связанная с тем, чтобы питч был принят, но мы подробно рассмотрим, кого питчить, как питч, когда питч и что делать, когда ваши питчи продолжают терпеть неудачу.К следующей неделе вы определите свои первые 3 питч-цели.

Неделя 3: Создание историй.  Пришло время поближе познакомиться с ремеслом, пишете ли вы эссе, профили, обзоры или статьи. Как устроены лучшие примеры в вашем жанре (жанрах)? Как они зацепят вас убийственным открытием? Как они продвигают вас от абзаца к абзацу? Чем они вас удивят в конце? В следующий раз вы набросаете свои первые 3 питча (не беспокойтесь — хорошие питчи короткие).

Неделя 4: Создание вашей платформы . Когда редактор ищет вас в Google, что он найдет? Если ответ «ничего», это нехорошо! Мы поговорим о веб-сайтах, стратегии в социальных сетях и присоединении к сообществу писателей, не будучи неприятными карьеристами. Мы также отработаем ваши проекты презентаций.

Как вы можете видеть выше, каждую неделю потребуется около часа внеклассной работы. К концу курса у вас будет многоуровневый список целей публикации (включая то, кого именно продвигать), окончательные наброски ваших первых трех питчей и план создания платформы.

Посетите StoryStudio Chicago, чтобы зарегистрироваться.

Адам Морган  является главным редактором Chicago Review of Books , цифрового медиа-издания, посвященного литературе и культуре. Он пишет о местах, книгах и культуре для The Paris Review, Chicago Tribune, Los Angeles Times, журнала Chicago, Literary Hub, Poets & Writers, The Guardian, The AV Club, Longreads и других источников. Он делит свое время между Чикаго и Шарлоттой.

Рецензия на книгу «Потому что Интернет: понимание новых правил языка» Гретхен МакКаллох

Заполнитель при загрузке действий со статьей

Меган Марц — писательница из Чикаго.

Говорить о том, как мы общаемся, часто означает жаловаться на это. Слишком много электронных писем, слишком много текстов и слишком много постов в социальных сетях. Некоторые ненавистны, другие просто раздражают; тем не менее, к нашему ужасу, мы часами в день читаем и пишем их.

Лингвист Гретхен МакКаллох рассматривает это избыток как восхитительное изобилие. «Когда я вижу безграничное творчество интернет-языка, протекающее мимо меня в Интернете, я не могу не захотеть понять, как это работает», — пишет она в своей книге «Потому что Интернет: понимание новых правил языка».

«Почему эмодзи так быстро стали популярными? Что такого в том, что люди разного возраста так по-разному расставляют акценты в своих электронных письмах и текстовых сообщениях?» На эти вопросы она отвечает в своем подробном, но легком отчете о том, как мы общаемся сейчас, когда мы общаемся онлайн.(«Мы», в данном случае, означает подключенных к Интернету носителей английского языка, в частности, его американских разновидностей.) соприкасаться и взаимно влиять друг на друга. Во-вторых, лингвистам теперь легче изучать полученные изменения. Быстрый рост неофициального письма, вызванный Интернетом, позволил исследователям «более глубоко изучить повседневный язык, чем мы когда-либо могли видеть.«Старые способы изучения повседневного самовыражения включали такие трудоемкие процессы, как проведение и расшифровка интервью. И примеры неофициального письма раньше исходили непропорционально от «известных людей, чьи бумаги передаются в дар архивам». Теперь — в социальных сетях и, с разрешения, в текстах и ​​электронных письмах — исследователи могут увидеть неформальный язык, написанный огромной (хотя и не вполне репрезентативной) частью населения. Лингвисты, изучавшие твиты с геотегами несколько лет назад, обнаружили, что «hella» особенно часто встречается в Северной Калифорнии, а аббревиатура «ikr» («я знаю, верно?») популярна в Детройте.

Рецензия на книгу: «Интернет — это не ответ»

Мы уже знали, что то, где мы живем и с кем проводим время, влияет на то, как мы говорим. В Интернете, утверждает Маккалох, также важно, когда и почему мы вообще оказались в сети. Люди, которые впервые использовали Интернет для общения, будь то в AOL Instant Messenger или Snapchat, склонны придерживаться языковых норм, которые сложились в сети. Те, кто пользуется интернетом редко или в основном из практических соображений (работа, шопинг), часто просто используют свои офлайновые стили общения в онлайне.Вот почему некоторые пожилые люди отправляют тексты со знаками препинания, такими как повторяющиеся тире или многоточия, которые кажутся молодым получателям странными. Они просто «достоверно воспроизводят условности жанра, в котором они свободно разбираются» — то есть неформальное письмо в заметках и открытках, где место было в большом почете, но полные предложения и стандартная пунктуация были слишком формальными. Чтобы доказать свою точку зрения, МакКаллох приводит несколько примеров, в том числе набросанный рецепт («Опустите столовые ложки теста на смазанные маслом противни.. . Выпекать в умеренной духовке») и открытке, которую Джордж Харрисон однажды отправил Ринго Старру («Много любви с Гавайев…..»).

Люди, более ориентированные на работу в Интернете, обычно используют разрывы строк, а не многоточия и тире для разделения неформальных мыслей. Разрывы более практичны, чем раньше, пикселей стало больше, чем бумаги, и они улучшают читаемость. Так что «привет. . . как дела» превратился в

Появление разрыва строки в качестве наиболее нейтрального неформального маркера паузы — это крошечная часть типографской системы тонов голоса, которую мы совместно разработали.В превосходной главе Маккалоха, посвященной этой системе, анализируются многие инструменты, которые мы используем для передачи тона голоса в Интернете, включая ВСЕ ЗАГЛАВНЫЕ БУКВЫ, удлинение слов, иронические прописные буквы и многие другие: Удлинение «начиналось как буквальное представление более длинных звуков», но люди начали удлиняют даже безмолвные буквы («sameee»), создавая «форму эмоционального выражения, которая сейчас не имеет возможного устного эквивалента». Веками писатели пытались создать ироническую пунктуацию (предлагая такие идеи, как наклоненный назад курсив и перевернутые восклицательные знаки), пока Интернет не принес нам ~иронические тильды~, которые преуспели отчасти потому, что они криво играют на ~*~*~искры энтузиазма~* ~*~.Читая эту главу, я чувствовал, что слышу, как кто-то указывает на черту характера, о наличии которой я имел смутное представление. Ой. Вот почему я так делаю.

Если вы целыми днями «записываете себя в жизнь», используя прекрасную фразу, которую Маккалох позаимствовал у технолога Дженни Санден, даже тончайшего тона голоса недостаточно. По крайней мере, так она объясняет привлекательность эмодзи. Своего рода «цифровое воплощение», смайлики помогают нам выражать эмоции и намерения, которые мы не можем передать одними словами.Они для неформального письма то же, что жесты для неформальной речи. Как и жесты, их можно разделить на именуемые «эмблемы» с культурно-специфическим значением (большой палец вверх, скрещенные пальцы) и простые иллюстрации или усиление того, что мы говорим (смайлик с тортом, добавленный к сообщению о дне рождения). Смайлик, как и настоящая улыбка, может превратить «требование в более мягкую просьбу или кажущееся оскорбление в более мягкую поддразнивание».

Греческая одиссея королевы грамматики

Как следует из этого (несколько очевидного) наблюдения, Маккалох, который ведет колонку Resident Linguist для Wired, является великим популяризатором; она избегает расплывчатости и снисходительности, которые иногда портят письмо на технические темы, предназначенное для неспециалистов.Неудивительно, что она обладает невероятным контролем над собственным диапазоном выражения. Ее письмо оптимистично и забавно, но (по большей части) не кажется банальным. Ее неологизмы эффективны: люди, которые по-разному отмечают паузы, — это «точки-точки-точки» и «разрыватели строк». И ее предложения точно вызывают воспоминания: «Слова — это просто мясные подергивания, пока они не определят, сможете ли вы получить работу», — объясняет она. Но то, что делает ее энтузиазм таким привлекательным, — это убежденность ее лингвиста в том, что все виды устной речи (и текстовые сообщения, и твиты) по своей сути ценны.«Язык — это самый впечатляющий проект человечества с открытым исходным кодом, — пишет она. И даже когда мы жалуемся, мы не можем не способствовать этому.

Понимание новых правил языка

Riverhead Books.
326 стр. 26 долларов США

Как интернет-сленг делает людей лучшими писателями. текстовые сообщения члена семьи, чтобы обнаружить, что их заветный язык используется неправильно и игнорируется.Конечно, расщепленные инфинитивы, оборванные модификаторы и разногласия между подлежащим и глаголом всегда возникали везде, где произносятся слова или нажимаются клавиши. Но в Интернете, и особенно в социальных сетях, защитники формального письма и правил языка могут чувствовать себя так, как будто они застряли в каком-то лингвистическом аду, заваленном выброшенными книгами стилей, пеплом словарей и новым видом аббревиатур, которые труднее взломать, чем линейное письмо B.

Этим «ворчащим» грамматикам лингвист из Монреаля Гретхен МакКаллох говорит: Расслабьтесь, лол.В своей новой книге «Потому что Интернет: понимание новых правил языка » Маккаллох оспаривает идею о том, что рост неформального письма свидетельствует о тенденции к глобальному идиотизму. Вместо этого она отмечает это как неизбежный и необходимый «нарушение» в том, как люди общаются. «Мы больше не согласны с тем, что письмо должно быть безжизненным, что оно может лишь грубо и неточно передать тон нашего голоса или что тонкое письмо — это исключительная прерогатива профессионалов», — утверждает МакКаллох. «Мы создаем новые правила для типографского тона голоса.Не те правила, которые навязываются сверху, а те правила, которые возникают в результате коллективной практики пары миллиардов социальных обезьян — правила, которые оживляют наши социальные взаимодействия».

Конечно, старые языковые правила были нарушены задолго до того, как люди вышли в интернет, и МакКаллох считает, что интернет завершает процесс, «который начался со средневековых писцов и модернистских поэтов». Она также отмечает, как «хорошо задокументированные особенности» региональных и культурных диалектов, таких как южноамериканский английский и афроамериканский английский, повлияли на язык Интернета, особенно на Twitter.Но в отличие от эпохи до Интернета, утверждает она, сейчас мы все «писатели и читатели» неформального английского.

Опираясь на свои исследования и исследования других лингвистов, Маккаллох показывает, как творческие варианты написания слов, выразительная пунктуация, смайлики, мемы и другие признаки неформального общения в Интернете демонстрируют изощренность , которая может соперничать даже с самым элегантным письмом. Понимая разницу между окончанием предложения с одним или двумя восклицательными знаками, распознаванием того, что человек передает, когда пишет «тумббб» или «самее», и знанием того, когда и когда не следует расстраиваться после получения текста, написанного заглавными буквами, Маккалох пишет. , «требуется тонко настроенное осознание всего спектра языка.”

Распространенность эмодзи, тем не менее, не указывает на словесную лень или пандемию привлекательности (хотя очаровательность, безусловно, является ее частью). Вместо этого, пишет Маккалох, смайлики представляют собой «требование, чтобы наше письмо… было способно полностью выразить то, что мы хотим сказать, и, что наиболее важно, то, как мы это говорим». Она даже намекает, что Уильяму Шекспиру, работа которого отчасти зависит от жестикуляции актеров, вполне хватило бы «цифрового воплощения» психических состояний и намерений в смайликах.

Вся эта неформальность может также делать людей умнее, предполагает МакКаллох. В любом случае, глупее это никого не делает. «Несколько исследований показывают, что люди, которые используют много интернет-аббревиатур, в худшем случае справляются с тестами на орфографию, формальными эссе и другими показателями грамотности так же хорошо, как и люди, которые никогда не используют аббревиатуры, а иногда даже лучше», — пишет автор.

Твиттер особенно хорошо оттачивает коммуникативные навыки своих пользователей, считает МакКаллох.Поскольку пользователи Twitter чаще взаимодействуют с людьми, которых они не знают, за пределами Интернета (по сравнению с Facebook, где общение происходит в основном между друзьями и семьей), лингвистические инновации — хэштеги, @упоминания, новые слова и аббревиатуры — более распространены. на сайте. МакКаллок приписывает улучшения в своем собственном стиле письма ограничению Твиттера в 280 символов и тому, как это заставляет пользователей «структурировать свои мысли в краткие, содержательные утверждения».

МакКаллох не уделяет много внимания тому, как эти инновации использовались для сеяния разногласий и распространения ненависти, хотя она признает, что мемы использовались для того, чтобы «отвратительные убеждения выглядели привлекательно иронично» во время избирательной кампании 2016 года.Учитывая ее профессию, МакКаллох гораздо больше интересуют положительные стороны популяризации неформального письма. «Как лингвиста, — пишет она, — меня притягивают те части языка, в которых мы даже не осознаем, что так хороши, шаблоны, которые возникают спонтанно, когда мы на самом деле не думаем о них».

Что касается тех упрямых, непримиримых знаменосцев формального письма, которые все еще вздрагивают каждый раз, когда они сталкиваются с смайликом в виде ладони или сарказмом (~), Маккалок выражает сочувствие и оливковую ветвь.Она также предлагает, чтобы те, кто свободно владеет английским в Интернете, были осторожны с собой и попытались изгнать «призраков заблудших грамматиков», которые оставили «нас со смутным чувством беспокойства по поводу всей перспективы письменного слова».

С Поскольку Интернет , McCulloch предлагает «моментальный снимок определенного момента времени и того, как мы к этому пришли, а не претензию на правильность или бессмертие». И она призывает к смирению тех, кто свободно владеет интернет-языком и культурой. «Мы не создаем по-настоящему успешную коммуникацию, «побеждая» в разговорных нормах, — пишет она, — будь то убеждение кого-то опускать все точки в текстовых сообщениях из страха быть воспринятым как рассерженный или отвечать на все стационарные телефоны после точного два кольца.Мы создаем успешную коммуникацию, когда все стороны помогают друг другу выиграть».

В конце концов, как отмечает МакКаллох, «единственные языки, которые остаются неизменными, — это мертвые языки».

Мнение | Мы научились писать так, как говорим

Гретхен МакКаллох

Г-жа МакКаллох является автором книги «Потому что Интернет: понимание новых правил языка».

Это интернет-традиция, когда юмор или сарказм сбиваются с толку в сети, извиняться, говоря что-то вроде: «Вы знаете, просто невозможно передать тон в письменной форме.

Но что я заметил, когда 2010-е подошли к концу, так это то, что это извинение не так необходимо, как раньше, — не потому, что люди странным образом стали поклонниками неверно истолкованной иронии, а потому, что обстоятельства не складываются так сильно. . Будь то замысловатые фразы типа «Это очень ~о бренде~» и «т.е. или более тонкие, такие как «Это смелый выбор» и «Вауууууу», мы теперь можем передать весь спектр эмоций в письменной форме.

Причина, по которой мы когда-то считали, что речь легче передать эмоции, не является неотъемлемым свойством звуковых волн и голосовых связок. Скорее, дело в том, что мы больше привыкли использовать широкий спектр стилей в личном общении. Обширная палитра возможностей позволяет нам передавать тонкие мета-сообщения, такие как солидарность (путем сходства к чужому языковому стилю в данный момент) и двойное значение (замечая, когда то, что кто-то говорит, не совпадает с тем, как они говорят Это).

Иногда «как» происходит исключительно из контекста (говорить «Какой прекрасный день!», глядя на окно, полное мокрого снега), но во многих случаях паралингвистические сигналы, такие как интонация или выражение лица, также помогают нам достичь этого (говорить «Чудесно» в плоский, обрезанный тон). Это напряжение между «что» и «как» образует «двойную» часть «двойного смысла», и из него слушатель может сделать вывод о восхитительно сложных чувствах, таких как юмор, ирония, нежелание или пассивная агрессия.

Напротив, письмо — это то, чему мы учимся прежде всего у образовательного авторитета, а не в многоуровневом социальном контексте. Этот авторитет учит нас единому способу написания, пунктуации и выбора слов, формальному стилю, который стремится максимально удалить автора из текста. Точно так же, как ведущих новостей учат сообщать новости, а не быть новостями, молодых авторов эссе просят не начинать репортажи со слов: «Мне очень понравилась (или я ненавижу) эту книгу.

Формальный, бестелесный стиль имеет место в пантеоне лингвистических жанров. Но проблема с этой традицией в том, что это ревнивый бог — вместо того, чтобы сказать: «Вот стиль, который иногда бывает полезен», он говорит: «Вот единственный правильный способ писать, и любое отклонение от него — Плохое и Неправильное. ”

Но иногда субъективность — это именно то, что нам нужно.Мне не нужно, чтобы National Geographic начал заменять свою фотожурналистику селфи, но когда мои друзья уезжают в отпуск, я хочу видеть, как поездка отфильтровывается их глазами — их полуироничными селфи перед Эйфелевой башней или крошечным кафе, которое они сделанное дождливым днем, значит для меня больше, чем обычная фотография достопримечательности, какой бы красивой она ни была. Более того, если есть только один стиль, нет возможности для удвоения смысла или изменения стиля, самых богатых социальных частей разговора.

По мере того, как письмо в онлайне расширялось до неформальных разговорных сфер, где речь была преобладающей, поколения, которые провели свои годы становления онлайн, начали расширять приглушенный эмоциональный диапазон письма.Конечно, кавычки могут указывать на репортажную речь, а заглавные буквы могут указывать на имена собственные, но мы получаем представление о личности автора, когда они также доступны для использования в качестве «кавычек-пугателей» и ироничных заглавных букв.

Точно так же, в таких контекстах, как текстовые сообщения или чат, где по умолчанию используется способ разделения высказываний с помощью новой строки или нового сообщения, точка приобретает коннотации серьезности и формальности, небольшое углубление голоса в конце предложения. .Таким образом, период может усилить негативное сообщение («это тяжело»), но подорвать позитивное («все в порядке»). Последний стиль воспринимается многими молодыми людьми как пассивно-агрессивный, знак того, что писатель мог бы использовать искренний восклицательный знак («все в порядке!»), но решил этого не делать.

Да, вывод из точки имеет большое значение, но социально полезно иметь возможность передать тонкий уровень нежелания, который недостаточно силен, чтобы его стоило регистрировать как полноценную жалобу, но, тем не менее, не совсем откровенен. энтузиазм.

Другими словами, мы учимся писать так, чтобы передать наш тон голоса, а не только наше владение правилами. Мы научились рассматривать письмо не как способ утвердить свое интеллектуальное превосходство, а как способ лучше слушать друг друга. Мы учились писать не для власти, а для любви.

Самое близкое к любви, что может предложить внешний список правил, — это чувство осажденного товарищества, единство против воображаемого общего врага. Но это скупая форма привязанности — заботиться о одних только за счет презрения к другим. Это опасная форма сообщества, в котором ваше членство всегда условно, где вы знаете, что ваши предполагаемые друзья в одинаковых футболках с надписью «Я молча исправляю вашу грамматику» могут отвернуться от вас без постоянной бдительности.

Если бдительность правил — это все, что может предложить любовь к языку, мы могли бы также считать «Дрянных девчонок» руководством по здоровым отношениям.

Но языковой снобизм не является неизбежным. Дело не в том, что люди, которые цепляются за списки языковых правил, тоже не хотят любви.Дело в том, что им продали фальшивую товарную накладную, чтобы узнать, как ее получить. На уроках английского в старшей школе и в учебниках по письму нам говорили, что «ясность» и «правильность» в языке помогут людям понять нас.

Но понимание не приходит от того, чтобы настаивать на перечне правил, кричать одно и то же, только громче, как незадачливый одноязычный турист в чужой стране.Понимание приходит от встречи с другими людьми такими, какие они есть, например, готовность использовать жесты и горсть полузабытых слов и да, даже выглядеть дураком, преодолевать языковой барьер смехом и смирением.

Нас учили лжи, что однородность ведет к пониманию, тогда как на самом деле понимание приходит от лучшего понимания разнообразия.Если я напишу фразу типа «Мой бренд силен», используя настройки по умолчанию на клавиатуре своего телефона, я выгляжу как корпоративная распродажа, но если я могу написать это с подрывной заглавной буквы, например «Мой бренд силен», я могу что-то передать. совсем другое, сигнал о том, что я не отношусь к себе слишком серьезно, что у меня ироническое двойственное отношение обычного интернет-пользователя к идее личного бренда.

Эмоционально искренний разговор требует уязвимости.В мире, где многих из нас учили писать в соответствии со списком правил, их игнорирование — это способ завоевать доверие. Как интернет-лингвист, я часто слышу от молодых людей, что они хотят помочь пожилым людям в их жизни понять более полный и гибкий диапазон выражения, а не предполагать, что сложные нюансы юмора или амбивалентность невозможно описать.

Молодым людям может не нравиться, когда пожилые люди используют их особые модные слова и злоупотребляют ими (см. недавнее вбивание в землю «окей, бумер»), но они отчаянно хотят иметь возможность вести эмоционально настоящие беседы в тексте с людьми. кто для них важен.

Когда мы пишем способами, которые не одобрила бы красная ручка, мы даем нашим собеседникам возможность показать, что они больше заботимся о нас как о живом человеческом присутствии, чем о каком-то давно умершем или отсутствующем авторитете, не пуская под откос разговор с нравоучительными «поправками» — или, еще лучше, с такой же уязвимостью в ответе. В свою очередь, если мы будем более открытыми и гибкими в обращении с языком, это вознаградит нас способностью передать юмор, иронию и двусмысленность в письменном виде, чего мы так долго жаждали.

Гретхен МакКаллох — автор книги «Потому что Интернет: понимание новых правил языка» и соведущая подкаста «Lingthusiasm».

The Times обязуется публиковать разнообразные письма в редакцию.Мы хотели бы услышать, что вы думаете об этой или любой из наших статей. Вот несколько советов . А вот и наша электронная почта: [email protected] .

Подпишитесь на раздел мнений The New York Times по телефонам Facebook , Twitter (@NYTopinion) и Instagram .

Краткое руководство по внимательному чтению для литературного анализа – The Writing Center – UW–Madison

Используйте приведенные ниже рекомендации, чтобы узнать о практике внимательного чтения.

Обзор

Когда ваши учителя или профессора просят вас проанализировать художественный текст, они часто ищут то, что часто называют внимательным чтением. Внимательное чтение — это глубокий анализ того, как работает художественный текст; это и процесс чтения, и то, что вы включаете в литературно-аналитическую работу, хотя и в утонченной форме.

Писатели-беллетристы и поэты строят тексты из многих центральных компонентов, включая тему, форму и определенный выбор слов. Литературный анализ предполагает изучение этих компонентов, что позволяет нам находить в небольших частях текста подсказки, помогающие нам понять целое. Например, если автор пишет роман в форме личного дневника о повседневной жизни персонажа, но этот дневник читается как серия лабораторных отчетов, что мы узнаем об этом персонаже? Каков эффект от выбора слова вроде «том» вместо «книга»? По сути, вы рассматриваете выбор автора под микроскопом.

При внимательном чтении должно возникнуть много вопросов. Только когда вы начнете отвечать на эти вопросы, вы будете готовы вдумчиво участвовать в обсуждении в классе или написать литературный анализ, максимально используя свое внимательное чтение.

Внимательное чтение иногда кажется чрезмерным анализом, но не волнуйтесь. Внимательное чтение — это процесс поиска как можно большего количества информации, чтобы сформулировать как можно больше вопросов. Когда придет время написать статью и формализовать свое внимательное чтение, вы разберете свою работу, чтобы выяснить, что является наиболее убедительным и полезным для аргумента, который вы надеетесь привести, и, наоборот, что кажется натянутым.Это руководство предполагает, что вы впервые садитесь читать текст на пути к аргументации по поводу текста и написанию статьи. Чтобы дать один пример того, как это сделать, мы прочитаем стихотворение «Дизайн» известного американского поэта Роберта Фроста и обратим внимание на четыре основных компонента художественных текстов: тему, форму, выбор слова (дикцию) и тему.

Если вам нужна дополнительная информация о подходе к стихам, взгляните на наше руководство: Как читать стихотворение.

Поэма

Как советует наш гид по чтению поэзии, держите карандаш, когда читаете текст.Делайте пометки на полях, подчеркивайте важные слова, ставьте вопросительные знаки там, где вас что-то смущает. Конечно, если вы читаете книгу в библиотеке, вы должны хранить все свои заметки на отдельном листе бумаги. Если вы не ставите пометки непосредственно над текстом, внутри него и рядом с ним, не забудьте отметить номера строк или даже процитировать части текста, чтобы у вас было достаточно контекста, чтобы запомнить то, что показалось вам интересным.


Роберт Фрост, 1941 год. Библиотека Конгресса.

Дизайн
Я нашел паука с ямочками, толстого и белого,
На белом исцеляющем, держащем мотылька
Как белый кусок жесткой атласной ткани—
Разнообразные символы смерти и упадка
Смешанный, готовый начать утро прямо ,
Как ингредиенты ведьминого бульона —
Паук-подснежник, цветок, как пена,
И мёртвые крылья, как бумажный змей.
Какое отношение имеет этот цветок к тому, что он белый,
Придорожный синий и невинный, исцеляющий все?
Что привело родственного паука на эту высоту,
Тогда белую мотылька туда ночью погнало?
Что, кроме замысла тьмы, может ужасать?—
Если замысел правит в таком маленьком предмете.


Субъект

Тема художественного текста — это просто то, о чем этот текст. Каков его сюжет? Какая его самая важная тема? Какой образ он описывает? Легко думать, что романы и рассказы имеют сюжет, но иногда полезно думать, что поэзия тоже имеет своего рода сюжет.Когда вы исследуете тему текста, вы хотите разработать некоторые предварительные идеи о тексте и убедиться, что вы понимаете его основные проблемы, прежде чем копнуть глубже.

Наблюдения

В «Дизайне» говорящий описывает сцену: белый паук держит мотылька на белом цветке. Цветок-лекарство, соцветия которого обычно фиолетово-синие. Это исцеление от всего необычно. Затем спикер задает ряд вопросов, спрашивая, почему это лекарство белое, а не синее, и как паук и мотылек нашли этот конкретный цветок.Как возникла эта ситуация?

Вопросы

Вопросы оратора кажутся простыми, но на самом деле они довольно тонкие. Мы можем использовать их как путеводитель для наших собственных по мере того, как мы продолжим наше внимательное чтение.

  • Продолжая простой вопрос говорящего «как это случилось», мы можем спросить, является ли сцена в этом стихотворении сфабрикованной ситуацией?
  • Белая бабочка и белый паук используют нетипичный белый цветок в качестве маскировки в поисках убежища и ужина соответственно.Эти флора и фауна собрались вместе для какой-то цели?
  • Есть ли у говорящего мнение о том, есть ли за сценой какая-то цель? Если так, то, что это?
  • Как другие элементы текста будут связаны с неприятностью и неуверенностью в нашем первом взгляде на тему стихотворения?

Подумав о местных вопросах, мы должны уменьшить масштаб. В конце концов, о чем этот текст?

Форма

Форма — это то, как строится текст. Когда вы смотрите на текст, обратите внимание на то, как его расположил автор.Если это роман, то он написан от первого лица? Как делится роман? Если это рассказ, то почему автор решил написать краткий рассказ, а не роман или повесть? Изучение формы текста может помочь вам разработать начальный набор вопросов при чтении, который затем может направить дальнейшие вопросы, возникающие в результате еще более пристального внимания к конкретным словам, выбранным автором. Небольшое предварительное исследование формы и того, что могут означать разные формы, поможет понять, почему и как важен выбор автора.

Наблюдения

Большинство стихов следуют правилам или принципам формы; даже стихи свободного стиха отмечены выбором автора в отношении разрывов строк, ритма и рифмы — даже если ничего из этого не существует, что само по себе является примечательным выбором. Вот пример продумывания этих элементов в «Дизайне».

В «Замысле» Фрост выбирает итальянскую (или петрарчанскую) форму сонета: четырнадцать строк пятистопным ямбом, состоящих из октавы (строфа из восьми строк) и сестета (строфа из шести строк).В этом руководстве мы сосредоточимся на схеме рифмовки и структуре строфы, а не на размере. Типичный итальянский сонет имеет особую схему рифмовки для октавы:

.

а б б а а б б а

В рифмах сестет больше вариаций, но одна из наиболее распространенных схем —

.

к д е к д

Обычно октава вводит проблему или вопрос, который затем решает сестет. Точка, в которой сонет переходит от проблемы/вопроса к решению, называется вольтой, или поворотом.(Обратите внимание, что мы говорим здесь только в общих чертах; существует множество вариаций.)

Фрост использует обычную октавную схему со звуками «-ite»/«-ight» (a) и «oth» (b): «white», «moth», «cloth», «blight», «right», « бульон», «пена», «воздушный змей». Однако его сестет следует необычной схеме со звуками «-ite»/«-ight» и «all»:

.

а в а а в в

Вопросы

Теперь у нас есть несколько вопросов, с которых мы можем начать:

  • Зачем использовать итальянский сонет?
  • Зачем использовать необычную схему в сестете?
  • Какую проблему/вопрос и решение (если есть) предлагает Frost?
  • Какая вольта в этом стихотворении?
  • Другими словами, в чем смысл?

Итальянские сонеты имеют давнюю традицию; многие внимательные читатели узнают форму и знают, чего ожидать от его октавы, вольты и сестета.Фрост, кажется, делает что-то довольно стандартное в октаве, представляя ситуацию; однако Фрост делает поворот не к разрешению, а к вопросам и неопределенности. Белый паук, сидящий на белом цветке, убил белого мотылька.

  • Как эти элементы объединились?
  • Была ли смерть мотылька случайной или преднамеренной?
  • Одно хуже другого?

Мы можем сразу догадаться, что нарушение Фростом обычного назначения сестета имеет какое-то отношение к нарушению им схемы его рифмовки.Более внимательное изучение текста поможет нам уточнить наши наблюдения и догадки.

Выбор слова или Дикция

Глядя на выбор слов в тексте, мы «копаемся» еще глубже. Если вы читаете что-то более длинное, есть ли определенные слова, которые всплывают снова и снова? Есть ли слова, которые выделяются? Пока вы проходите через этот процесс, вам лучше исходить из того, что каждое слово важно — опять же, позже вы сможете решить, действительно ли что-то важно.

Даже когда вы читаете прозу, наш гид по чтению стихов предлагает хороший совет: читайте карандашом и делайте пометки. Отметьте слова, которые выделяются, и, возможно, напишите вопросы, которые у вас есть, на полях или на отдельном листе бумаги. Если у вас есть идеи, которые могут ответить на ваши вопросы, запишите и их.

Наблюдения

Взглянем на первую строку «Дизайн»:

Я нашел паука с ямочками, толстого и белого

Поэма начинается с чего-то неприятного: паука.Затем, если мы более внимательно посмотрим на прилагательные, описывающие паука, мы можем увидеть коннотации чего-то, что звучит нездорово или неестественно. Когда мы представляем себе пауков, мы обычно не представляем себе их белыми и покрытыми ямочками; это необычный и определенно жуткий образ. Существует диссонанс между пауком и его дескрипторами, т. е. что не так с этой картинкой? У нас уже возникает вопрос: что происходит с этим пауком?

Мы должны искать дополнительные подсказки дальше по тексту.Следующие две строки развивают образ необычного, неприятно звучащего паука:

.

На белом леденце, держащем мотылька
Как белый кусок жесткой атласной ткани—

Теперь у нас есть белый цветок (лекарство, которое обычно имеет фиолетово-синий цветок) и белая бабочка в дополнение к нашему белому пауку. Исцеляющие обладают целебными свойствами, как следует из их названия, но у этого, похоже, генетическая мутация — возможно, как у паука? Изменяет ли мутация, меняющая цвет исцеляющего от всех, и его полезные свойства — может быть, он ядовит, а не лечит? Белая бабочка не кажется примечательной, но она «похожа на белый кусок жесткой атласной ткани» или на искусственную ткань, которая искусственно «жесткая», а не гладкая и струящаяся, как мы себе представляем атлас.Мы можем на мгновение подумать о саване или обивке гроба, но даже это неверно, ибо ни то, ни другое не должно быть окоченевшим от смерти.

Вопросы

Первые три строки октавы стихотворения вводят неприятные естественные образы «смерти и упадка» (как выразился говорящий в четвертой строке). Цветок и мотылек нарушают ожидания: целитель становится белым, а не «голубым и невинным», а мотылек превращается в «жесткую атласную ткань» или «мертвые крылья, похожие на бумажного змея». Мы могли бы ожидать, что паук будет неприятным и смертельным; паук стихотворения также имеет необычный и нездоровый вид.

  • Акцент на белизне в этих строках больше связан со смертью, чем с чистотой — можем ли мы понять эту белизну как трупоподобную, а не как добродетельную?

Задолго до вольта Мороз делает «поворот» прочь от природы в убежище и убежище; вместо этого он раскрывает присущие ей опасности, делая природу угрожающей. Только из трех строк у нас ряд вопросов:

  • Будет ли белизна играть роль в остальной части стихотворения?
  • Как соотносится «замысел» — расстановка этих обстоятельств — со сценой смерти?
  • С какими еще сопоставлениями мы можем столкнуться?

Эти нарушения и диссонансы напоминают изменение Фростом стандартной итальянской формы сонета: поиск путей и мест, в которых форма и выбор слов совпадают, поможет нам начать распутывать некоторые более крупные концепции, к которым обращается само стихотворение.

Тема

Проще говоря, темы — это основные идеи текста. Многие тексты, особенно длинные формы, такие как романы и пьесы, имеют несколько тем. Это хорошая новость, когда вы внимательно читаете, потому что это означает, что есть много разных способов, которыми вы можете обдумывать вопросы, которые вы разрабатываете.

Наблюдения

До сих пор в нашем чтении «Дизайна» наши вопросы вращались вокруг разрушения: нарушения формы, нарушения ожиданий в описании некоторых образов.Обнаружение концепции или идеи, которая связывает несколько вопросов или сделанных вами наблюдений, — это начало открытия темы.

Вопросы

Что происходит со срывом в «Дизайне»? Какой смысл делает Фрост? Наблюдения за другими элементами в тексте помогут вам глубже разобраться в идее разрушения. Здесь мы оглядываемся на уже проделанную работу: О чем текст? Что примечательно в форме и как она поддерживает или опровергает то, что говорят слова? Выделяет ли конкретный язык текста определенные идеи или перенаправляет их?

В этом примере мы пытаемся определить, какие разрушения содержит или описывает стихотворение.Вместо «разрушения» мы хотим увидеть, какого рода нарушение, и действительно ли Фрост использует нарушения в форме и языке, чтобы сообщить что-то противоположное: дизайн.

Анализ проб

После того, как вы сделаете заметки, сформулируете вопросы и выдвинете предварительные гипотезы, вы должны проанализировать предмет вашего внимательного чтения. Литературный анализ — это еще один процесс чтения (и письма!), который позволяет вам выдвигать претензии к тексту. Это также момент, когда вы обращаете критический взгляд на свои прежние вопросы и наблюдения, чтобы найти наиболее убедительные моменты, отбрасывая те, которые являются «натянутыми».Под «растяжкой» мы подразумеваем, что мы должны отбросить моменты, которые увлекательны, но не имеют четкой связи с текстом в целом. (Мы рекомендуем отдельный документ для записи блестящих идей, которые на этот раз не совсем подходят.)

Далее следует выдержка из краткого анализа «Дизайна», основанного на внимательном прочтении выше. В этом примере очень подробно рассматриваются некоторые строки, чтобы раскрыть смысл и значение языка стихотворения. Комментируя различные элементы внимательного чтения, которые мы обсуждали, мы используем результаты нашего внимательного чтения, чтобы предложить один конкретный способ проникновения в текст.(Если вы думаете об использовании этого образца в качестве собственного, имейте в виду: в нем нет тезиса, и его легко найти в Интернете. Кроме того, у него нет названия.)

Выдержка


Говорящий Фрост вызывает невероятные ассоциации в первой строфе стихотворения. «Разнообразные персонажи смерти и упадка / Смешанные, готовые начать утро правильно» превращают гротескную сцену в столь же гротескную насмешку над хлопьями для завтрака (4–5). Эти строки почти напевны в метре, и легко представить их положенными на радио-джингл.Игра слов на «правильном»/«обряде» превращает «персонажей смерти и упадка» в их ожидаемую смесь: «ведьмин бульон» (6). Эти сопоставления — здоровый завтрак, который также является зельем темной магии — подтверждаются, когда наш «толстый и белый» паук становится «подснежником» — ранним весенним цветком, ассоциирующимся с обновлением, — а мотылек — «мёртвыми крыльями, несущими как бумажный змей» (1, 7, 8). Подобно мутанту, исцеляющему все, что несет в себе смерть мотылька, паук становится смертоносным цветком; безобидная моль становится детской игрушкой, но в виде «мертвых крыльев», больше похожей на марионетку, сделанную из черепа.
Вольта не предлагает решения для наших неоправданных ожиданий. Осмотрев сцену и детализировав ее элементы во всей их неприятности, говорящий переходит к вопросам, а не к ответам. Как получилось, что «Придорожная голубизна и невинность исцеляют все» оказались белыми и обесцвеченными, как кость (10)? Как его «родственный паук» нашел белый цветок, который был его идеальным убежищем (11)? Значит, мотылек тоже искал камуфляж только для того, чтобы встретить свой конец?
Используя другой вопрос в качестве маскировки, говорящий выдвигает гипотезу: «Что, кроме замысла тьмы, чтобы ужасать?» (13).Этот вопрос звучит риторически, как будто единственная причина такого маловероятного сочетания флоры и фауны — некий «замысел тьмы». Оратор предполагает, что какая-то сила собрала белого паука, цветок и мотылька, чтобы погасить жизнь мотылька. Такой дизайн ужасает или ужасает. Мы также можем предположить, что говорящий спрашивает, какая еще сила, кроме темного замысла, может использовать что-то настолько простое, как ужасающее в своем другом смысле (делающее бледным или белым), чтобы вызвать смерть.
Однако стихотворение заканчивается не вопросом, а утверждением.Говорящий «Если в такой маленькой вещи правит дизайн» устанавливает условие для вопросов октавы постфактум (14). Нет смысла рассматривать темный замысел, объединивший «разнообразных персонажей смерти и упадка», если такое событие слишком незначительно, слишком физически мало, чтобы быть работой какой-то неизвестной силы. Окончание предложением «если» приводит к тому, что стихотворение становится еще более неопределенным в своих выводах: мы не только сталкиваемся с вопросами без ответов, мы теперь даже не уверены, что эти вопросы вообще верны.
За говорящим и тревожной сценой у нас есть Фрост и его неповиновение нашим ожиданиям в отношении сонета Петрарки. Подобно тому, как дизайнер изменил цветок и привлек паука, чтобы убить мотылька, поэт построил свое стихотворение «не так», имея в виду определенную цель. Дизайн, несомненно, доминирует в стихотворении, каким бы маленьким оно ни было; у Фроста тоже темный дизайн? Можем ли мы сравнить сцену в природе с тщательно сконструированным сонетом?


Заметка об организации

Ваша цель в статье о литературе — донести до читателя свои лучшие и самые интересные идеи.В зависимости от типа работы, которую вам поручили, ваши идеи, возможно, придется организовать в соответствии с тезисом, с которым все должно быть связано. Лучше всего спросить своего преподавателя об ожиданиях от вашей работы.

Знать, как организовать эти бумаги, может быть сложно, отчасти потому, что нет единственно правильного ответа — есть только более и менее эффективные ответы. Вы можете организовать свою статью тематически или рассматривать каждую идею последовательно; вы можете упорядочить свои идеи по их важности для вашего аргумента или для стихотворения.Если вы сравниваете и сопоставляете два текста, вы можете работать тематически или обращаясь сначала к одному тексту, а затем к другому. Один из способов приблизиться к тексту — начать с начала романа, рассказа, пьесы или стихотворения и продвигаться к его концу. Например, вот приблизительная структура приведенного выше примера: Автор выборки решил использовать само стихотворение в качестве организационного руководства, по крайней мере, для этой части анализа.

  • Параграф об октаве.
  • Параграф о вольте.
  • Абзац о предпоследней строке (13).
  • Параграф о последней строке (14).
  • Форма обращения к абзацу, которая предлагает переход к следующему разделу документа.

Вам придется решить, как лучше всего донести свои идеи до читателя. Легче ли следовать вашим пунктам, когда вы подробно описываете каждую часть текста, прежде чем двигаться дальше? Или ваша работа становится яснее, когда вы прорабатываете каждую большую идею — значение белизны, эффект измененной формы сонета и т. д. — последовательно?

Мы предлагаем вам написать свою работу так, как вам будет проще всего, а затем переставить ее во время редактирования, если вам нужно.

Дополнительное чтение

Если вы действительно хотите научиться читать и писать о литературе, мы рекомендуем замечательную книгу Сильвана Барнета и Уильяма Э. Кейна « Краткое руководство по написанию статей о литературе» . Барнет и Каин предлагают вам, автору статьи, не только определения и описания процессов, но и примеры объяснений и анализов, а также контрольные списки. Краткий справочник , безусловно, не единственный доступный справочник по литературе, но это отличное руководство и напоминание как для начинающих писателей, так и для ветеранов.

Критическое чтение: что такое критическое чтение и зачем мне это нужно?


Критическое чтение означает, что читатель применяет определенные процессы, модели, вопросы и теории, которые приводят к большей ясности и пониманию. Критическое прочтение требует больше усилий и понимания, чем простое беглое пролистывание текста. В чем разница? Если читатель «просматривает» текст, поверхностные характеристики и информация доступны читателю.Критическое прочтение касается «глубинной структуры» (если она существует помимо поверхностного текста!), то есть логической последовательности, тона, организованности и ряда других очень важных по звучанию терминов.

Что нужно, чтобы быть критическим читателем? На этот вопрос есть множество ответов; вот несколько рекомендуемых шагов:

1. Приготовьтесь стать частью аудитории писателя.

Ведь авторы создают тексты для определенной аудитории, а принадлежность к целевой аудитории облегчает достижение цели автора.Узнать об авторе, историю автора и текста, предполагаемую аудиторию автора; читать введения и примечания.

2. Готовьтесь к чтению непредвзято.

Критически настроенные читатели ищут знания; они не «переписывают» произведение под себя. Ваша задача, как просвещенного критического читателя, состоит в том, чтобы прочитать то, что находится на странице, давая писателю шанс развить идеи и позволяя себе вдумчиво и объективно размышлять над текстом.

3. Рассмотрим заголовок.

Это может показаться очевидным, но название может дать представление об отношении автора, его целях, личной точке зрения или подходе.

4. Читайте медленно.

Опять же, это кажется очевидным, но это фактор при «тщательном прочтении». Замедляясь, вы сделаете больше связей в тексте.

5. Используйте словарь и другие соответствующие справочники.

Если в тексте есть слово, которое непонятно или трудно определить в контексте: поищите его.Каждое слово важно, и если часть текста насыщена техническими терминами, вдвойне важно знать, как их использует автор.

6. Делайте заметки.

Делайте заметки на полях, подчеркивайте и выделяйте, записывайте идеи в блокнот, делайте все, что вам нравится. Отметьте для себя основные идеи, тезис, основные тезисы автора в поддержку теории. Письмо во время чтения помогает вашей памяти во многих отношениях, особенно, делая связь, непонятную в тексте, конкретной в вашем собственном письме.

7. Ведите дневник чтения

В дополнение к ведению заметок часто бывает полезно регулярно записывать свои ответы и мысли в более постоянное место, где вы можете проконсультироваться. Развивая привычку читать и писать одновременно, оба навыка улучшатся.

Критическое чтение предполагает использование логических и риторических навыков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.