Содержание

Работа для школьников в г. Краснокамск

Популярные вакансии для школьников и подростков в г. Краснокамск

Самыми распространенными вакансиями для школьников и подростков в г. Краснокамск являются следующие:

  • Работа промоутером — раздача листовок, флаеров, рекламных материалов на различных мероприятиях

  • Работа курьером — чаще всего небольших посылок, корреспонденции, что не требует наличия автомобиля

  • Работа по расклейке объявлений

  • Работа грузчиком — чаще всего для школьников старших классов

  • Работа и подработка в интернете — участие в опросах, комментировании статей, отзывы о товарах и т.п. Читать про заработок в интернете на дому.

  • Работа на стройке — помощь в подсобных работах летом на строительных объектах, реконструкциях

Когда больше всего вакансий для школьников и подростков

Подработка летом (на летние каникулы) является самым востребованным временем на рабочую силу учеников школ в г. Краснокамск. На лето компании открывают достаточно много вакансий, которые могут быть освоены за короткое время подростками.


Вы школьник и ищите работу?

Оставьте информацию о вас на странице Найти работу и работодатель сам свяжется с вами!

Познакомьтесь с вакансиями для подростков: Вакансии для школьников!


Вы работодатель и предлагаете работу?

Оставьте информацию о вас и вакансии на странице Предлагаю подработку.


Найдите работника среди школьников прямо сейчас!

Перейдите на страницу Вашего города и выбирайте сотрудника для Вашей компании из сотен подростков, желающих трудиться на каникулах — Найти работника в моем городе!



Вакансии и резюме школьников:


Автор: Школьник
Опубликовано: 24.03.2022

Автор: Школьник
Опубликовано:

Громко говрить, быстро говорить , на ул Шоссейной 1000 р мин сумма (зарплата ) читать далее

Автор: Школьник
Опубликовано: 05.03.2022

опыта особо нет, только листовки раздавал и все. лет 17. и все остальное без разницы читать далее

Автор: Школьник
Опубликовано: 04.03.2022

Опыта работы нет возраст 14 лет минимальная зарплата 5000 хотел бы работать курьером читать далее

Автор: Школьник
Опубликовано: 07.02.2022

Опыт работы: магазин непроспи, умею разговаривать с людьми, 14 лет, район города совершенно не важен, минимальная зп 3000. Интересует расклейка листовок читать далее

Автор: Школьник
Опубликовано: 02.02.2022

Работа для подростков в г. Кстово, подработка для школьников Кстово

Подработка для школьников и студентов в г. Кстово

Наш сайт специализируется на поиске заработка для подростков возрастом 13, 14, 15, 16, 17, 18 лет.

В этой рубрике вы можете ознакомиться с вакансиями и резюме для подростков в г. Кстово



Самый большой ажиотаж возникает при поиске работы для подростков на лето. Летом студенты и школьники имеют много свободного времени для подработки и заработка, поэтому чтобы найти летнюю работу нужно оставить заявку заранее и периодически ее обновлять.

По статистике самыми актуальными вакансиями для школьников и студентов являются следующие специальности:

  • работа без опыта
  • работа промоутером
  • работа курьером
  • расклейщик объявлений
  • раздача и расклеивание листовок
  • онлайн работа в интернете без вложений
  • работа на дому

Найдите работу для подростков в других городах России:

14 лет,без опыта, в день 3 часа, график 2/2 читать далее

Мне 14, работала на раздаче, расклейке листовок. График удобный с 15 до 19 читать далее

 читать далее

Возраст — 14 лет Без опыта работы График — пятидневка или 2/2 читать далее

 читать далее

Мне 14 лет, расклеивала обьявления, свободна 24/7 читать далее

17 лет, опыта нет Время работы в утреннее время и заканчивать не позже 20:00 читать далее

16 лет, был опыт физической работы, график 2 дня работы, 2 выходных читать далее

Меня зовут Сергей, опыт работы отсутствует, мне 12 лет (2008г декабря) Цена Договорная , любая. читать далее

График по собеседованию читать далее

Работа для подростков 14 лет в выходные дни 

Многие дети не хотят зависеть от родителей и просить деньги на карманные расходы, поэтому рано начинают трудиться. А какую работу для подростков 14 лет может предложить рынок труда? На самом деле вариантов довольно много, работа в интернете для подростков станет идеальным решением, но также можно устроиться и официантом, курьером, помощником секретаря или директора. Все зависит от предпочтений ребенка и его знаний.

Любой подросток может устроиться на летнее время на работу. Список вакансий довольно широк, поэтому удастся подобрать для себя подходящее дело, которое будет приносить хороший доход. Однако родителям нужно проконтролировать, чтобы работодатель подписал с подростком трудовой договор, иначе чадо может не увидеть заработной платы. Важно помнить, что рабочий день ребенка 14 лет не должен превышать 5 часов в день.

Чтобы найти работу подростку на летнее время, следует просмотреть различные форумы и сайты по трудоустройству. Многие кафе и небольшие рестораны с удовольствием берут молодежь в качестве официантов, посудомойщиков, помощников на кухне. Заработная плата там скромная, но зато удастся получить опыт, который впоследствии поможет найти более высокооплачиваемую работу.

Коммуникабельные ребята могут трудоустроиться в различные рекламные агентства. Туда часто требуются промоутеры, модели, актеры. Рекомендуется время от времени посещать кастинги и пробоваться на различные роли в рекламе. Если остановить свой выбор на вакансии промоутера, то удастся получать достойную оплату. В обязанности такого работника входит раздача флайеров, листовок и прочей рекламной продукции. Нужно будет ходить по городу или стоять в магазине и рассказывать людям о том или ином продукте или услуге.

Творческие личности могут попробовать себя к качестве модели. Для этого потребуется отнести свое портфолио в агентство. Если фотографии понравятся, то удастся попасть в мир моды и хорошо заработать на показах.

Подростков 14 лет с удовольствием берут на должность курьеров. Но для этого нужно иметь велосипед и хорошо знать город, а также уметь распределять свое время, чтобы посылки были доставлены в срок. Мальчики могут попробовать свои силы на автомойке. Подобная работа не требует особых знаний, нужна только сноровка и старательность.

Девочки могут попробовать себя в качестве няни. Многим родителям не с кем оставить ребенка на несколько часов в день, а нанять профессионала с высшим образованием далеко не у всех есть возможность. Вот почему некоторые родители специально ищут подростков для такой работы. Однако необходимо помнить, что в этом деле халтура неприемлема, так как няня отвечает за жизнь и здоровье ребенка.

Хорошим вариантом будет попробовать себя в качестве расклейщика объявлений. Оплата за труд небольшая, но работа не потребует каких-либо знаний, а выделять на нее можно 2-3 часа в день. В некоторых компаниях предусмотрены премии и бонусы, главное выполнять свои обязанности хорошо и добросовестно.

Если есть желание, можно попробовать устроиться продавцом мороженого, фаст-фуда, сладостей. Некоторые предприниматели с удовольствием нанимают подростков на эту работу. Однако нужно помнить, что трудиться придется под присмотром менеджера и нести материальную ответственность.

Если родители против работы вне дома, можно заработать неплохие деньги через интернет. Существует много бирж для фринлансеров, там удастся найти подходящую вакансию. Подросток 14 лет сможет подработать наборщиком текста, копирайтером. Он сам будет регулировать свой рабочий день, за счет чего он научится самостоятельности.

Начинающие программисты тоже могут хорошо подзаработать на биржа фрилансеров. Часто там можно найти такую подработку, как: разработать простой сайт, подкорректировать уже готовый или добавить что-то в него. Если есть определенные знания, то удастся быстро выполнить работу и получить за нее хорошее вознаграждение. Творческие личности могут сочинять стихи, прозу, писать сценарии для праздников, утренников и прочих торжеств. Предложений действительно много, поэтому без работы подросток точно не останется. Более того, подобную подработку можно и не бросать. Ведь вся прелесть фриланса состоит в том, можно брать задание, когда есть свободное время. Подростку будет легко учиться по будням, а в выходные выполнять работу, если захочет.

Некоторые сайты предлагают заработок на просмотре рекламы, кликах, вводе капчи. Платят за это немного, но, тем не менее, подростка может это заинтересовать. Особых знаний для такого труда не потребуется, главное ознакомиться с условиями работы и создать электронный кошелек. Еще ребенок может за деньги писать комментарии и посты. Можно тратить на это несколько часов в день, не забывая об учебе и обязанностях по дому.

При желании любой подросток найдет себе достойную работу. Главное, заключить с работодателем трудовой договор, чтобы впоследствии не было проблем. В крайнем случае, можно найти подработку в интернете. Сейчас многие зарабатывают написанием статей, созданием сайтов. Если есть желание и знания, стоит попробовать себя в этих областях.

Подработка для подростков 14, 15 лет

Читайте также: Профессии, связанные с обеспечением информационной деятельности организации

Подработка для подростков на лето

Лето дает возможность подросткам не только отдохнуть от школы, гимназии или колледжа, а также открывает перспективы заработка на свои нужды.

Родители теперешних тинэйджеров наверняка многое могут рассказать о своей трудовой деятельности в этом возрасте. Все эти рассказы будут непременно излучать теплоту, радость от приятных воспоминаний. Многие признаются в том, что первый опыт трудовой деятельности оказал огромное влияние на их дальнейшую жизнь.

Наиболее настроены для того, чтобы найти подработку подростки, которые имеют конкретные цели для заработка. Причем не важна сама цель заработка – это может быть желание приобрести ролики или понравившийся смартфон, или чтобы купить подарок матери или подруге на день рождения. Летние подработки для подростков – это возможность почувствовать «вкус» финансовой свободы, независимости от родителей, чем это не похвальная цель для молодежи, делающей первые шаги во взрослую жизнь!

Читайте также: Специализированная одежда

Подработка для подростков 14 лет

Помимо чисто романтических устремлений подростков 14 летнего, а также тех, кто не достиг 18 лет, необходимо уяснить, а родителям проконтролировать, не отбивая у них желание подзаработать, правовую сторону подработки. Законодательство именно с 14-лет допускает возможность заработка подростков путем заключения трудового соглашения между нанимателем и молодым человеком.

Причем, кроме подписи юного наемного работника к соглашению должно быть приложено согласие его родителей, а также органа попечительства, если подросток состоит под надзором этой службы.

Подработка для тинэйджеров 14, 15 лет, а также молодых людей 16-летнего возраста, коих уже можно называть таковыми сопровождается соблюдением ряда условий:

Читайте также: Сопроводительное письмо маркетолога

  • им нужно обязательно пройти медкомиссию;
  • подростков нельзя ставить на вредные работы, которые могут повлиять, как физическое здоровье, так и на моральное состояние. Это касается вредных производств, продажи спиртного, сигарет, а также заведений игорного бизнеса, заведений и производств, работающих в ночное время;
  • им запрещена сверхурочная, а также работа в праздники;
  • они не подлежат отправкам в командировки.

Что касается видов деятельности, то это широкий спектр подработок, начиная от продажи напитков и мороженого, и заканчивая такой, как наиболее подходящая подработка для подростков — раздача листовок.

Труд в подростковом возрасте ускоряет их социализацию. Новая сфера общения в трудовом коллективе способствует 14-летнему тинэйджеру выстроить этику рабочих отношений, а также коллективного взаимодействия, что должно стать основой его дальнейшей жизни в обществе.

Перечень наиболее распространенных видов трудоустройства для 14-летних подростков;

Читайте также: Менеджер по подбору персонала. Из личного опыта

  • расклейщик рекламы;
  • пеший курьер;
  • рабочий зеленстроя;
  • продавец;
  • официант детских кафе;
  • и множество других видов подработок.

Подработка для подростков 15

  1. Летний тинэйджер, впрочем, как и 14-летний, имея возможность получать доходы, учится не только зарабатывать, но и распределять их, то есть, учится умению ими распоряжаться. Все это способствует усвоению финансовой грамоты, а также управлению личными финансовыми ресурсами. Что существенно повышает самооценку подростка и обязательно пригодится в дальнейшей жизни.

Варианты подработок для 15-летних:

  • няня или сопровождающий для детей и пожилых людей;
  • продавец газет;
  • промоутер или тот, кто раздает рекламные листовки;
  • работник общепита;
  • официант;
  • оператор коллцентра;
  • другие виды подработок.

Подработка для подростков 16

Сезонное трудоустройство для подростков или молодых людей, прежде всего, выполняет дисциплинирующую роль. Работа учит их ставить цели и достигать намеченного результата, правильно распоряжаться своим временем не тратя ее напрасно. В процессе подработки нередки случаи, когда молодой человек определяется и со своей будущей профессией.

Большую ценность имеет и предохранительная функция труда для тинэйджера, так как молодой работник имеет постоянную занятость во время каникул, что снижает риск его попадания от скуки в проблемную молодую компанию.

Читайте также: Мастер по отделочным работам. Из личного опыта

Помимо вышеперечисленных вариантов летних подработок 16-летних тинэйджеров берут:

  • продавцами- консультантами;
  • разнорабочими на стройку, в автосервис, на аттракционы;
  • сезонными продавцами;
  • на другие виды работ, вакансии которых можно найти в интернете.

Подработка для подростков в Москве

Что касается подработки столичных тинэйджеров, то здесь актуален перечень всех вышеперечисленных видов трудоустройства, только с более большим числом вакансий чем где-либо.

Здесь востребованы в летнее время официанты для многочисленных кафе и продавцы огромному числу магазинов и рынков, разнорабочие для оформления различных выставок и фестивалей. Единственное, что не было ранее упомянуто и может как-то выделить этот мегаполис из ряда других российских городов – это выгул собак за деньги в Москве.

Читайте также: Профессия сварщик — из личного опыта

Возможно Вас заинтересуют:

Преимущества и риски занятости подростков

Пред. Рез. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 1 января. 1 января 2010 г .; 17(2): 8–11.

PMCID: PMC2936460

NIHMSID: NIHMS220511

Jeylan T. Mortimer

Департамент социологии и главного следователя Учебник по развитию молодежи в Университете Миннесота

Джемилан Т. Мортимер, отдел социологии и главного следователя молодежи Исследование развития в Миннесотском университете;

См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Последствия оплачиваемой работы подростков вызывают много споров, и исследователи приходят к разным выводам о том, является ли работа хорошей, плохой или неважной (предполагаемые последствия занятости ложны и зависят от процессов отбора) , и работа имеет значение для одних молодых людей, но не для других, в зависимости от их предыдущего опыта и качеств, а также условий их занятости. В этой статье обобщаются результаты исследования развития молодежи, долгосрочного продолжающегося лонгитюдного исследования, в котором участвовала группа специалистов из сообщества, начиная с среднего подросткового возраста и заканчивая ранним взрослением.Полученные данные касаются этих дебатов и подтверждают окончательную точку зрения, согласно которой влияние занятости подростков на успешный переход во взрослую жизнь зависит от ее структуры в течение лет старшей школы (наиболее вложенные, стабильные, спорадические и случайные модели занятости) и ее качества. Кроме того, YDS показывает, что модели занятости подростков связаны с социальным происхождением и мотивацией молодежи при поступлении в среднюю школу, и предполагает, что подростки проявляют свободу действий, поскольку они создают человеческий капитал в старшей школе посредством образования и опыта работы.Статья завершается обсуждением того, что родители, консультанты и другие лица могут сделать, чтобы помочь детям принимать обоснованные решения, связанные с трудоустройством, в подростковом возрасте, чтобы обеспечить эффективное исследование карьеры и успешный переход от учебы к работе.

Наличие оплачиваемой работы во время учебы в старшей школе стало практически универсальным опытом для подростков (Комитет по последствиям детского труда для здоровья и безопасности, 1998 г.; Министерство труда США, 2000 г.). Многие молодые люди начинают работать неофициально еще раньше, примерно в возрасте двенадцати лет, чаще всего в своем районе, присматривая за детьми, убирая снег, кося траву или выполняя различные случайные работы.Поначалу оплачиваемая работа носит эпизодический характер и, как правило, весьма ограничена. К 16 годам работающие подростки с большей вероятностью будут иметь официальную работу, работая в розничной торговле и секторе услуг экономики, особенно в ресторанах быстрого питания, продуктовых магазинах или других розничных магазинах. Работа становится более регулярной и требует больше времени в последние годы старшей школы, когда многие подростки работают по 20 и более часов в неделю.

Распространенность подростковой занятости вызвала оживленные споры о том, должны ли подростки работать, сколько часов и на каких работах.Большинству родителей нравится, когда их дети работают, так как они считают, что работа прививает целый ряд положительных черт, включая независимость, ответственность, навыки межличностного общения и хорошую трудовую этику (Phillips & Sandstrom, 1990). Родители считают, что приобрести эти самые качества им помогла работа, которую они сами занимали в подростковом возрасте. На самом деле, когда их спросили в самых общих чертах о том, имела ли работа, которую они занимали в подростковом возрасте, какие-либо негативные последствия, лишь немногие смогли что-либо сообщить.Их дети-подростки также хотят работать, чтобы зарабатывать собственные деньги на расходы, чтобы иметь возможность покупать атрибуты подростковой жизни и принимать участие в часто дорогостоящих досуговых мероприятиях, популярных среди их сверстников. В то время как меньшинство подростков отдает свой заработок непосредственно своим родителям, заработок подростков на неполный рабочий день помогает многим семьям в экономическом плане, поскольку дети-подростки могут покупать себе вещи, которые в противном случае предоставили бы их родители. Подростки покупают одежду, еду, бензин и музыку; некоторые откладывают часть заработка на более крупные покупки или даже на учебу в колледже (Shanahan, Elder, Burchinal, & Conger, 1996).Подростки, как правило, сообщают о высоком уровне удовлетворенности своей работой и придерживаются тех же убеждений, что и их родители, о преимуществах занятости.

С другой стороны, некоторые педагоги жалуются, что работающие подростки тратят слишком много времени на свою работу; они могут приходить в школу уставшими, у них мало времени, чтобы пообщаться со своими учителями после школы за специальной помощью, и они избегают внеклассных занятий (Bills, Helms & Ozcan, 1995). Некоторые психологи, занимающиеся вопросами развития, разделяют эти опасения и предупреждают, что занятость может прервать или даже лишить молодежь необходимого «подросткового моратория», этапа жизни, свободного от занятий, стрессоров и ответственности, характерных для взрослых (Greenberger & Steinberg, 1986; Steinberg & Дорнбуш, 1991).Они считают, что подростковый возраст должен быть временем исследования — временем, чтобы понять, кто ты есть и по какому пути идти. Согласно этой точке зрения, слишком много работы может иметь серьезные альтернативные издержки в отношении формирования здоровой идентичности.

В этой статье рассматриваются вероятные преимущества, а также некоторые потенциальные издержки трудоустройства подростков. Первоначально четыре правдоподобных ответа на общий вопрос: «Полезна ли работа для подростков?» представлены. Затем в нем будут освещены результаты исследования развития молодежи, продолжающегося лонгитюдного исследования, которые имеют прямое отношение к этому вопросу.Наконец, будут обсуждаться последствия результатов, которые могут представлять интерес для родителей, педагогов и других лиц, заинтересованных в улучшении здорового развития молодежи.

Подходит ли работа подросткам?

Исследователи различных дисциплин, в том числе психологи, социологи и экономисты, систематически изучают занятость подростков в течение нескольких десятилетий. Как отметили Стафф и его коллеги (2009), основываясь на своем обширном обзоре литературы, четыре основных ответа на вопрос «Полезна ли работа для подростков?» появились.Первый носит весьма позитивный характер и во многом соответствует тому, во что верят молодежь и их родители. Сами молодые люди считают, что занятость помогает им развить широкий спектр полезных качеств, таких как способность брать на себя ответственность, развивать навыки управления временем, преодолевать застенчивость по отношению к взрослым и обращаться с деньгами. Кроме того, по крайней мере, когда они находятся на работе, занятость заставляет их чувствовать себя более взрослыми. Работающие подростки имеют высокие показатели удовлетворенности работой (Мортимер, 2003).

Второй ответ отрицательный, подчеркивающий, что работа сопряжена со многими рисками.Критики подростковой работы отмечают, что подростки, которые работают много часов, как правило, имеют более низкие оценки, чем подростки, которые работают меньше часов; существуют аналогичные градиенты в ряде академически значимых показателей, таких как пропуски занятий в школе и отсев. Эти критики также сообщают, что по мере увеличения продолжительности рабочего дня подростки выпивают и курят больше и проявляют широкий спектр проблемного поведения (Steinberg & Cauffman, 1995; Steinberg & Dornbusch, 1991; Steinberg, Fegley & Dornbusch, 1993).

Третья позиция состоит в том, что работа очень мало влияет на здоровое развитие; то, что считается «выгодами», а также «издержками» занятости, связано с самостоятельным отбором.Подростки, которые вступают в подростковый возраст с сильными академическими интересами и целями, могут очень мало работать в старшей школе, а когда у них есть работа, они ограничивают свое рабочее время, чтобы не ставить под угрозу свои оценки. Напротив, те, кто предпочитает работать сверхурочно, уже демонстрируют более проблемное поведение, меньше интересуются школой и получают более низкие оценки даже в начале средней школы (Staff et al., 2009). Таким образом, согласно этой точке зрения, проблемное поведение работающих подростков является скорее следствием ранее существовавших различий, чем следствием их занятости.

Появился и четвертый ответ на этот сбивающий с толку вопрос: трудоустройство имеет разные последствия в зависимости как от характеристик подростка, так и от обстоятельств, при которых оно происходит (Lee & Staff, 2007). Чтобы полностью понять последствия подростковой работы, мы должны рассмотреть степень вклада в занятость и особый опыт, который молодежь получает во время работы; то есть количество, а также качество работы, а также социальное происхождение подростков, академические перспективы и мотивация к работе.

Исследование развития молодежи

Исследование развития молодежи (YDS) было начато более 20 лет назад в попытке разрешить противоречия, связанные с занятостью подростков (Mortimer, 2003). Важно отметить, что YDS представляет собой проспективное исследование, позволяющее наблюдать за временем, которое подростки уделяют своей работе, многочисленными показателями качества их работы, а также собственными отчетами подростков о своем субъективном опыте работы по мере того, как они проходят обучение в старшей школе и в школе. в колледж или на работу.Первоначально опросы проводились среди 1000 учащихся, выбранных случайным образом из списка 9 учеников (в основном в возрасте 14 и 15 лет), посещавших государственные школы Сент-Пола, штат Миннесота, осенью 1987 года. Каждую весну в течение четырех лет средней школы В школе (1988–1991 гг.) учащиеся заполнили анкеты, содержащие большое количество вопросов об их опыте работы, в том числе о внутренних и внешних вознаграждениях за работу, факторах стресса, отношениях с руководителями и коллегами, удовлетворенности работой и приверженности делу.

После того, как учащиеся закончили среднюю школу, YDS продолжала опрашивать их почти ежегодно по почте. В настоящее время молодежи около тридцати пяти лет, и примерно 75% первоначальной когорты были оставлены в самых последних волнах сбора данных.

Конечно, у подобных длительных исследований есть как недостатки, так и преимущества. Данные описывают опыт работы подростков более двадцати лет назад. Сегодня у старшеклассников меньше шансов найти работу, особенно в разгар нынешнего экономического спада, а отношение подростков к работе могло измениться в результате того, что у них сократились перспективы трудоустройства.Тем не менее, если кого-то интересуют не только непосредственные корреляты и результаты, но и долгосрочные последствия занятости подростков, которые могут проявиться лишь через много лет после окончания средней школы, то данные такого рода необходимы. Из-за затянувшегося перехода к взрослой жизни требуется много времени, чтобы выяснить, действительно ли ранний опыт работы влияет на возможные образовательные достижения и построение карьеры. Тем не менее у нас есть некоторая информация, касающаяся вопроса об изменении в историческом времени.Пока учащиеся учились в старшей школе, мы также попросили их родителей заполнить анкеты, чтобы узнать мнение родителей об их собственном опыте работы в подростковом возрасте и об их отношении к работе своих детей. Как отмечалось выше, между поколениями существовало общее мнение о преимуществах занятости подростков.

YDS позволил нам многое понять о занятости подростков, включая ее краткосрочные последствия, а также ее долгосрочные последствия для получения образования и построения карьеры.Что мы узнали из этого проспективного исследования?

Модели опыта работы во времени

Мы находим четко идентифицируемые модели занятости подростков с отчетливыми предвестниками и вероятными последствиями (Mortimer, 2003). Недостаточно просто знать, работает ли подросток или даже сколько часов он работает. Вместо этого более плодотворно понять, как занятость распределяется по старшей школе в зависимости от двух временных параметров: продолжительности и интенсивности работы (см. Ресурсы).Наиболее «вложенные» работники заняты в большинстве месяцев наблюдения (фактически 22 из 24, с 10 по 12 разряды), и в этот период они работают в среднем более 20 часов в неделю. . «Спорадические» работники также тратят много часов, когда они наняты (более 20), но они работают только около половины месяцев наблюдения. «Постоянные» работники, как и «наиболее вложенные», работают большую часть времени в старшей школе, но они экономят свое время, работая в среднем 20 часов в неделю или меньше.«Временные» работники работают относительно недолго (как и «нерегулярные» работники), но также ограничивают свою продолжительность рабочего времени до 20 или менее часов в неделю. Свидетельством повсеместности работы подростков является то, что только 7% участников группы не работали во время школьных занятий. Поскольку дебаты о занятости подростков в основном касаются конфликтов между работой и школой, эта типология не отражает летнюю занятость.

Таблица 1

подростковые модели трудоустройства в ходе учебного года

Средняя интенсивность Продолжительность (сорта 10-12)
Высокий (22 из 24) низкий (10-12 месяцев 24)

Работа более 20 часов в неделю
Большинство инвестированных (26%) Sporadic (18%)
Работа 20 часов в неделю или меньше Постоянно (25%) Время от времени (24%)

Исследование также показало, что постоянные и временные работники происходили из более высокого социально-экономического положения и были более внутренне мотивированы по отношению к школе в 9 класс.Им больше нравилась школа, они думали, что изучают в школе вещи, которые будут важны для них в дальнейшей жизни, и получали высокие оценки. У них также были высшие образовательные устремления на будущее. Неудивительно, что они ограничили свое рабочее время и поэтому могли участвовать во внеклассных мероприятиях, проводить время со своими семьями и друзьями и вести высоко ценимый «всесторонне развитый» образ жизни подростков. Когда их спросили о том, почему они получили свою первую работу, они чаще, чем другие молодые люди, отвечали, что хотели накопить денег на колледж.

Наиболее заинтересованные работники, напротив, были заинтересованы в получении опыта работы. Их родители, как правило, были менее образованными, а сами молодые люди имели более низкие образовательные устремления и меньше занимались школой. В старших классах они описывали свою работу так, что это казалось более «взрослым»; они не только работали больше часов и имели более высокие заработки, чем их менее трудолюбивые сверстники, они также сообщали, что их работа давала им больше возможностей для обучения, больше руководящей ответственности и вызывала больше стресса.Спорадические работники больше походили на самых вовлеченных, чем другая молодежь, но они были наиболее сильно ориентированы на своих сверстников при поступлении в среднюю школу и сообщали о наиболее проблемном поведении.

Очевидно, что данные подтверждают процессы отбора на работу — модели трудоустройства в средней школе не возникают случайным образом, а вместо этого связаны с социально-экономическим положением учащихся и их интересами в школе. Полученные данные свидетельствуют о том, что молодежь может проявлять свободу действий, поскольку их опыт работы в старшей школе отражает их цели, сформулированные еще в 9 -м классе.Постоянные и случайные работники следовали линии действий, которая отражала их сильную академическую мотивацию; они наращивали человеческий капитал в основном за счет высокого уровня участия в учебе. Для них работа была «побочной линией» или даже деятельностью, которая поддерживала их образовательные цели — за счет сбережений на колледж. Напротив, наиболее заинтересованные работники, по-видимому, больше полагались на свой опыт работы, чем на школьный опыт, для наращивания своего человеческого капитала.

Кроме того, постоянные и временные работники с большей вероятностью посещали колледжи с четырехгодичным курсом обучения и получали очень желанные оценки B.А. и Б.С. относительно быстро (Staff & Mortimer, 2007). Наиболее заинтересованные работники чаще посещали общественные колледжи и профессионально-технические училища. Они быстрее перешли к «карьерной» работе, то есть работе, которую сами считали своей карьерой (Mortimer, Vuolo, Staff, Wakefield, & Xie, 2008). Спорадические работники средней школы, по-видимому, провалились, что отражает их относительную нехватку инвестиций в работу и учебу. Они с наибольшей вероятностью из всех групп были «праздными», не работали и не учились в годы сразу после окончания средней школы.

Качество работы

Исследование развития молодежи также выявило различия в качестве занятости подростков. Вопреки представлению о том, что работа всех подростков по существу одинакова, подростки обычно переходят с более простых работ на более сложные в течение четырех лет обучения в старшей школе, получая больше обучения, больше надзорных обязанностей и больше возможностей для продвижения по службе (Мортимер , 2003). Было обнаружено, что качество работы в значительной степени связано с самооценкой и отношением подростков.То есть те, чей опыт работы подтверждает их способности как работников (например, наличие работы, которая «хорошо оплачивается») и дает им возможность продвигаться вперед, со временем развивают более сильное чувство самоэффективности (Finch, Shanahan, Mortimer, & Ryu, 1991). . Стресс на работе, напротив, приводит к снижению самооценки и самоэффективности и, по-видимому, способствует депрессивному настроению (Shanahan, Finch, Mortimer, & Ryu, 1991). Интересно, однако, что эти негативные последствия недолговечны; рабочие стрессоры в подростковом возрасте могут фактически повысить сопротивляемость (Mortimer & Staff, 2004).То есть те, кто испытывал стресс на работе в старшей школе, с меньшей вероятностью демонстрировали снижение самооценки и психического здоровья в ответ на аналогичные рабочие стрессоры, с которыми они столкнулись через четыре года после окончания средней школы. Однако те молодые люди, у которых не было такого предшествующего опыта «стилизации», реагировали на те же проблемы на работе почти так же, как их сверстники в старшей школе. Мы пришли к выводу, что умеренные стрессоры на работе в подростковом возрасте могут преподать подросткам ценные уроки.

Резюме: полезна ли работа для молодежи?

Основываясь на результатах исследования развития молодежи, мы пришли к выводу, что первые два ответа на вопрос «Полезна ли работа для молодежи?» слишком упрощены.Занятость может иметь как отрицательные, так и положительные последствия, и многие различия между подростками, работающими с высокой и низкой интенсивностью, могут быть связаны с самоотбором. Однако мы находим доказательства того, что опыт работы может способствовать здоровому развитию некоторых молодых людей, особенно когда он умеренный по интенсивности и постоянен по продолжительности — качества, гарантирующие, что занятость не мешает другим важным элементам жизни подростка, а вместо этого способствовать правильному балансу между школой и работой.Постоянная работа может способствовать развитию навыков тайм-менеджмента, которые хорошо пригодятся молодым людям, когда они поступят в колледж, поскольку большинство студентов колледжей продолжают работать, чтобы содержать себя и оплачивать обучение, по крайней мере частично (Horn, Peter, & Rooney, 2002). На самом деле мы обнаруживаем замечательную преемственность в моделях работы и учебы в старшей школе и в последующие годы (Staff & Mortimer, 2007).

Работа в средней школе также может быть весьма выгодной для тех молодых людей, которые менее заинтересованы в колледже и не имеют семейных или личных ресурсов (высоких устремлений и вовлеченности в учебу), чтобы успешно получить четырехлетнее высшее образование.В то время как быстрый переход на самоидентифицированную «карьерную» работу принесет меньше социально-экономических выгод, чем получение высшего образования и последующее построение карьеры, получение постоянной работы с «карьерными перспективами», безусловно, является положительным достижением для молодого человека.

Многочисленные исследования употребления психоактивных веществ, проблемного поведения и других так называемых негативных последствий занятости показывают, что они в большей степени связаны с самостоятельным выбором, а не с самим опытом работы (обзор см., 2009). То есть молодежь, уже проявляющая проблемное поведение, тяготеет к более интенсивной работе. Занятость, а также проблемное поведение, такое как ранняя половая жизнь и употребление алкоголя, сигарет или наркотиков, могут рассматриваться как «притязания на взрослый статус» или признаки «псевдозрелости». Кроме того, заработок от работы может быть использован для покупки алкоголя и наркотиков, а также для поддержки таких занятий, как поездки на автомобилях со сверстниками-единомышленниками. Примечательно, что при надлежащем учете различий в установках и поведении плохие последствия занятости часто исчезают.

Консультации для родителей, учителей и других лиц, работающих с молодежью

Принимая во внимание эти выводы, как родители должны решать проблему подростковой работы? Наши результаты показывают, что молодежная работа не является предметом серьезных разногласий в большинстве домохозяйств, поскольку подавляющее большинство родителей и подростков, по-видимому, согласны с потенциальной ценностью занятости в подростковом возрасте. Родители, тем не менее, могут играть важную роль в том, чтобы направлять своих детей к наиболее полезным видам работы и помогать им избегать рисков, связанных с трудоустройством.

Родители должны советовать своим детям избегать опасных рабочих мест. Хотя серьезные травмы на рабочем месте случаются относительно редко, они случаются. С 1992 по 2000 год примерно 68 молодых людей ежегодно умирали от производственных травм, а в период с 2000 по 2004 год этот показатель снизился (Windau & Meyer, 2005). Родители и их дети-подростки должны быть хорошо информированы о законах о детском труде в их штатах, поскольку штаты различаются в своих правилах в отношении часов работы в школьные дни, работы в ночное время и специально запрещенных профессий и задач для детей в возрасте от 14 до 18 лет. .Родители могут узнать об этих законах, проверив веб-сайты своих государственных департаментов труда. Например, штат Массачусетс подготовил информативную загружаемую брошюру для родителей и подростков (http://www.mass.gov/Cago/docs/Workplace/teenguide_final.pdf). Управление по охране труда и здоровья (OSHA) также поддерживает очень полезный веб-сайт (http://www.osha.gov/SLTC/teenworkers/index.html).

Родители также должны следить за занятостью своих детей, чтобы они знали, сколько часов работают подростки, время этих часов (будние дни после обеда или выходные, работа в ночное время) и общий характер работы в старшей школе.Эти временные аспекты следует рассматривать с точки зрения долгосрочных целей подростка. Если цель состоит в том, чтобы окончить четырехлетний колледж, подростку может быть полезно иметь постоянную работу, но такую, которая ограничена 20 или менее часами в неделю. «Наиболее вложенная» модель занятости более совместима с целью более быстрого перехода от учебы к работе и закрепления в профессиональной карьере. Подростков следует поощрять к сокращению занятости, которая «вытесняет» другие виды деятельности, играющие важную роль в развитии подростков, такие как спорт и другие внеклассные мероприятия в школе, развитие дружеских отношений и время, проведенное с семьей.Им также следует избегать работы, которая вызывает сильный стресс и дает мало возможностей для обучения.

Учителя, консультанты, тренеры и другие лица, работающие с молодежью, также должны знать о связи между моделями вложений в работу в старших классах и последующими образовательными и карьерными достижениями. Эти взрослые находятся в особенно удобном положении, чтобы помочь молодежи разработать стратегии для достижения своих целей в области высшего образования и профессиональной деятельности. Учителя могли бы извлечь больше пользы из того факта, что так много их учеников имеют оплачиваемую работу, например, побуждая их размышлять о своей работе и ее связи с тем, что они изучают в классе, в своих письменных заданиях (например, изучение вещей в школе, которые могут быть полезны в их работе, в настоящее время или в будущем? Помогает ли им опыт работы лучше понять идеи, которые они изучают в школе?).

Учителя и консультанты также могут помочь учащимся в поиске работы. Хотя подростки, как правило, выбирают работу, требующую дополнительной подготовки и связанную с большей ответственностью по мере прохождения ими старшей школы, молодых людей, которые хотят работать, следует поощрять к поиску возможностей обучения и другого опыта, который поможет им изучить свои новые профессиональные интересы и способности. Для улучшения профессионального развития работа на различных рабочих местах может быть более полезной, чем адаптация к одной работе во время учебы в старшей школе (Zimmer-Gembeck & Mortimer, 2006).Учителя могут предоставить учащимся возможность обсудить свой опыт работы в классе — как хороший, так и плохой — и то, чему они научились благодаря этому, тем самым расширяя коллективные знания учащихся об условиях работы на различных рабочих местах в их сообществах. Таким образом, студенты смогут принимать более обоснованные решения о видах работы, которые будут для них наиболее полезными.

Из-за ограниченного рынка труда для подростков иногда подростки могут получить доступ к более широкому кругу рабочих мест благодаря волонтерству, стажировкам или различным программам, спонсируемым их учебными заведениями, в том числе «слежка за работой» опытного работника или работа-учеба. опыт.Нереально ожидать, что подростки сделают твердый выбор профессии в старшей школе, и относительно немногие делают это в эпоху расширенного высшего образования и длительного перехода во взрослую жизнь. Тем не менее, все же стоит начать думать о работе, о тех проблемах и возможностях, которые наиболее соответствуют зарождающимся интересам и способностям подростка. Подростки могут начать задумываться о том, какие виды вознаграждения на работе для них наиболее важны, будь то внутренние (например, самостоятельность, ответственность, возможности для творчества, работа, которая позволяет им помогать другим людям) или внешние (например,г., высокий доход, возможности карьерного роста) или сочетание того и другого. Именно в старшей школе и сразу после нее эти ценности кристаллизуются. Многих школьных и крупных «покупок», а также профессиональных «барахтаний» можно было бы избежать, если бы рабочие ценности молодых людей были достаточно сформированы, чтобы обеспечить основу для эффективного принятия решений в области образования и карьеры. Некоторое сочетание оплачиваемой работы, стажировок и волонтерской работы может способствовать оптимальному поиску карьеры и долгосрочным преимуществам.

Благодарности

В этой статье обобщаются результаты исследования развития молодежи, проведенного при поддержке гранта Национального института детского здоровья и развития человека (HD 44138). Ранее он финансировался Национальным институтом психического здоровья (MH 42843). Содержание является исключительной ответственностью автора и не отражает официальную точку зрения Национального института развития ребенка или Национального института здоровья.

Ссылки

  • Биллс Д.Б., Хелмс Л.Б., Озджан М.Влияние занятости студентов на отношение и поведение учителей к работающим студентам. Молодежь и общество. 1995; 27: 169–193. [Google Scholar]
  • Комитет по последствиям детского труда для здоровья и безопасности. Защита молодежи на работе. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии; 1998. [Google Scholar]
  • Финч М.Д., Шанахан М., Мортимер Дж.Т., Рю С. Опыт работы и ориентация на контроль в подростковом возрасте. Американский социологический обзор. 1991; 56: 597–611. [Google Scholar]
  • Гринбергер Э., Стейнберг Л.Д.Когда подростки работают: психологические и социальные издержки занятости подростков. Нью-Йорк: Основные книги; 1986. [Google Scholar]
  • Хорн Л., Питер К., Руни К. Профиль студентов высших учебных заведений США: 1999–2000 гг. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный центр статистики образования Министерства образования США; 2002. [Google Scholar]
  • Lee JC, Staff J. Когда работа имеет значение: различное влияние интенсивности труда подростков на отсев из средней школы. Социология образования.2007; 80: 158–178. [Google Scholar]
  • Мортимер Дж.Т. Работа и взросление в Америке. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 2003. [Google Scholar]
  • Мортимер Дж. Т., Стафф Дж. Ранняя работа как источник нарушения развития при переходе к взрослой жизни. Развитие и психопатология. 2004; 16:1047–1070. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mortimer JT, Vuolo MC, Staff J, Wakefield S, Xie W. Отслеживание времени «карьерного» приобретения в когорте современной молодежи. Работа и занятия.2008; 35:44–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Филлипс С., Сандстром К. Отношение родителей к «работе с молодежью». Молодежь и общество. 1990; 22: 160–183. [Google Scholar]
  • Shanahan M, Elder GH, Jr, Burchinal M, Conger RD. Заработок подростка и отношения с родителями. В: Мортимер Дж. Т., Финч М. Д., редакторы. Подростки, работа и семья: анализ развития между поколениями. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage; 1996. С. 97–128. [Google Scholar]
  • Shanahan M, Finch MD, Mortimer JT, Ryu S.Подростковый опыт работы и депрессивный аффект. Социальная психология Ежеквартально. 1991; 54: 299–317. [Google Scholar]
  • Staff J, Messersmith EE, Schulenberg JE. Подростки и мир труда. В: Лернер Р., Стейнберг Л., редакторы. Справочник по подростковой психологии. 3. Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья; 2009. С. 270–313. [Google Scholar]
  • Staff J, Mortimer JT. Образовательные и рабочие стратегии от подросткового до раннего взросления: последствия для образования. Социальные силы.2007; 85: 1169–1194. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Steinberg LD, Fegley S, Dornbusch SM. Негативное влияние работы неполный рабочий день на развитие подростков. Развивающая психология. 1993; 29: 171–180. [Google Scholar]
  • Steinberg LD, Cauffman E. Влияние занятости на развитие подростков. Анналы развития ребенка. 1995; 11: 131–166. [Google Scholar]
  • Steinberg LD, Dornbusch SM. Отрицательные корреляты занятости неполный рабочий день в подростковом возрасте: репликация и разработка.Развивающая психология. 1991; 27: 304–313. [Google Scholar]
  • Министерство труда США. Отчет о молодежной рабочей силе. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США; 2000. [Google Scholar]
  • Windau J, Meyer S. Производственный травматизм среди молодых рабочих. Ежемесячный обзор труда. 2005;128(10):11–23. [Google Scholar]
  • Циммер-Гембек М., Мортимер Дж. Т. Подростковая работа, профессиональное развитие и образование. Обзор образовательных исследований. 2006; 76: 537–566. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

По крайней мере, треть школьников в мире не могут получить доступ к дистанционному обучению во время закрытия школ, говорится в новом отчете

НЬЮ-ЙОРК, 27 августа 2020 г. школьников в мире — 463 миллиона детей во всем мире — не смогли получить доступ к дистанционному обучению, когда COVID-19 закрыл их школы, согласно новому отчету ЮНИСЕФ, опубликованному сегодня, поскольку страны во всем мире борются со своими планами «снова в школу».

«По меньшей мере для 463 миллионов детей, чьи школы закрылись из-за COVID-19, не было такого понятия, как дистанционное обучение, — сказала Генриетта Форе, исполнительный директор ЮНИСЕФ. «Огромное количество детей, чье образование было полностью нарушено в течение нескольких месяцев подряд, является глобальной чрезвычайной ситуацией в области образования. Последствия могут ощущаться в экономике и обществе в ближайшие десятилетия».

В разгар общенациональных и местных ограничений около 1,5 миллиарда школьников пострадали от закрытия школ.В отчете описываются ограничения дистанционного обучения и раскрывается глубокое неравенство в доступе.

В отчете используется глобальный репрезентативный анализ доступности домашних технологий и инструментов, необходимых для дистанционного обучения среди школьников дошкольного, начального, младшего и старшего среднего образования, с данными из 100 стран. Данные включают доступ к телевидению, радио и Интернету, а также доступность учебных программ на этих платформах во время закрытия школ.

Хотя цифры в отчете представляют тревожную картину отсутствия дистанционного обучения во время закрытия школ, ЮНИСЕФ предупреждает, что ситуация, вероятно, намного хуже. Даже когда у детей есть технология и инструменты дома, они могут быть не в состоянии учиться дистанционно через эти платформы из-за конкурирующих факторов в доме, включая принуждение к выполнению работы по дому, принуждение к работе, плохую среду для обучения и отсутствие поддержки в семье. используя онлайн-программу или трансляцию.

В отчете подчеркивается значительное неравенство между регионами.Больше всего страдают школьники в странах Африки к югу от Сахары, где по крайней мере половина всех учащихся не может быть охвачена дистанционным обучением.

  

Регион  

Минимальная доля школьников, не имеющих доступа к дистанционному обучению (%)  

Минимальное количество школьников, не имеющих доступа к дистанционному обучению  

Восточная и Южная Африка

49%

67 миллионов

Западная и Центральная Африка

48%

54 миллиона

Восточная Азия и Тихий океан

20%

80 миллионов

Ближний Восток и Северная Африка

40%

37 миллионов

Южная Азия

38%

147 миллионов

Восточная Европа и Центральная Азия

34%

25 миллионов

Латинская Америка и Карибский бассейн 

9%

13 миллионов

Глобальный  

31%  

463 миллиона  

Школьники из беднейших домохозяйств и живущие в сельской местности, безусловно, чаще всего пропускают занятия во время закрытия, говорится в отчете.Во всем мире 72 процента школьников, не имеющих доступа к дистанционному обучению, живут в беднейших семьях своих стран. В странах с уровнем дохода выше среднего школьники из беднейших домохозяйств составляют до 86 процентов учащихся, не имеющих доступа к дистанционному обучению. Во всем мире три четверти школьников, не имеющих доступа, проживают в сельской местности.

В отчете также отмечены разные уровни доступа в разных возрастных группах, при этом самые младшие учащиеся, скорее всего, пропустят дистанционное обучение в самые критические годы обучения и развития:

  • По крайней мере 70 процентов школьников дошкольного возраста – 120 миллионов детей – не могут быть охвачены, в основном из-за проблем и ограничений онлайн-обучения детей младшего возраста, отсутствия программ дистанционного обучения для этой категории образования и отсутствия домашние активы для дистанционного обучения.
  • По крайней мере, 29 % учащихся начальных классов – 217 миллионов учащихся – не могут быть охвачены. По крайней мере, 24 % учащихся младших классов средней школы – 78 миллионов учащихся – не могут быть охвачены.
  • 90 160 Учащиеся старших классов средней школы с наименьшей вероятностью пропустили дистанционное обучение: по крайней мере, 18 % – 48 миллионов школьников – не имели технических средств для доступа к дистанционному обучению.

 

ЮНИСЕФ призывает правительства уделить первоочередное внимание безопасному открытию школ, когда они начнут ослаблять ограничения на блокировку.Когда повторное открытие невозможно, ЮНИСЕФ настоятельно призывает правительства включить компенсационное обучение за потерянное учебное время в планы непрерывности и повторного открытия школ. Политика и практика открытия школ должны включать расширение доступа к образованию, включая дистанционное обучение, особенно для маргинализированных групп. Системы образования также должны быть адаптированы и построены таким образом, чтобы противостоять будущим кризисам.

Рамочная программа ЮНИСЕФ по открытию школ, выпущенная совместно с ЮНЕСКО, УВКБ ООН, ВПП и Всемирным банком, предлагает практические советы для национальных и местных органов власти.Руководящие принципы сосредоточены на реформе политики; требования к финансированию; безопасные операции; компенсационное обучение; благополучия и защиты и охвата наиболее маргинализированных детей.

В рамках своей кампании «Переосмысление», направленной на то, чтобы пандемия COVID-19 не усугубила затяжной кризис для детей, особенно самых бедных и уязвимых, ЮНИСЕФ призывает к срочным инвестициям, чтобы преодолеть цифровой разрыв, охватить каждого ребенка дистанционным обучением и , и самое главное – уделять первоочередное внимание безопасному открытию школ.

### 

Примечания для редакторов:  

В анализе используются результаты совместного исследования ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и Всемирного банка о реакции национального образования на закрытие школ из-за COVID-19.   Количество детей, потенциально охваченных вещательными СМИ или интернет-решениями, основано на наличии соответствующих активов (телевидение, радио и Интернет) дома, а не на их фактическом использовании детьми. Следовательно, количество детей, «потенциально охваченных», является верхней оценкой реального числа детей, «фактически охваченных».Покрытие на бумажных носителях не учитывается из-за отсутствия надежных данных.

Анализ не касается детей, не посещающих школу. Для получения последних данных о детях, не посещающих школу, посетите: https://www.unicef.org/sites/default/files/2019-12/SOWC-2019.pdf    

 

Насколько мал ребенок, чтобы иметь кредитную карту?

В наши дни дети взрослеют раньше. У детей младшего школьного возраста нет ничего необычного в том, что у них есть мобильные телефоны.Некоторые подростки и подростки, примерно каждый шестой, теперь имеют кредитную карту. Опрос родителей, детей и денег за 2019 год, проведенный Т. Роу Прайсом, показывает, что 17 процентов детей в возрасте 8–14 лет имеют кредитную карту по сравнению с 4 процентами в 2012 году. Почти столько же из этих детей (19 процентов) имеют чековый учетная запись.

Очевидно, что эти дети слишком малы, чтобы подать заявку на получение кредитной карты; они были сделаны «авторизованными пользователями» на счете кредитной карты их родителей.

То, как эти дети платят за вещи, менее важно, чем то, чему родители учат их принимать разумные финансовые решения.

Стюарт Риттер, сертифицированный специалист по финансовому планированию в T. Rowe Price

Некоторым может показаться абсурдным, что восьмилетний ребенок имеет в кармане столько покупательной способности. Но Стюарт Риттер, сертифицированный специалист по финансовому планированию в T. Rowe Price, не удивлен и не встревожен результатами опроса. Он говорит, что все дело в том, чтобы узнать своего сына или дочь и подготовить их к ответственности за получение карты, если вы считаете, что они готовы к ней.

«То, как эти дети платят за вещи, менее важно, чем то, чему родители учат их принимать разумные финансовые решения», — сказал Риттер.«Вам нужно поговорить с ними о двух вещах: о том, как на самом деле работают кредитные карты, и о приоритетах, которые определяют их решения о расходах». Как авторизованный пользователь, ваш ребенок получает кредитную карту с его или ее именем, но эта карта связана с вашей учетной записью, поэтому вы по-прежнему несете ответственность за все, что они списывают с нее. Что бы авторизованный пользователь ни делал со своей картой, это может негативно повлиять на вашу кредитную историю.

«Итак, если они выйдут и задолжают сотни или тысячи долларов, вы попадете за это на крючок», — сказал Риттер.«Итак, вам нужно внимательно следить за тем, как они тратят деньги, пока вы не освоитесь с тем, что происходит, из-за того, какое влияние это может оказать на вас».

Похожие

Мы дали нашим сыновьям кредитную карту в возрасте 12 лет

Рут и Даниэль Раскинды, которые живут в районе Сиэтла, подарили своим сыновьям, Сэму и Габриэлю, мобильный телефон, когда им было 10 лет, и кредитную карту, когда им исполнилось 10 лет. 12. Сэм получил свою карточку перед полетом в Сан-Франциско, чтобы навестить друга.

«Я не могла представить, чтобы посадить его в самолет, не предоставив ему средства для финансирования чрезвычайной ситуации», — сказала Рут NBC News BETTER.«Мы решили, что гораздо безопаснее отправить его с кредитной картой, чем с сотнями долларов наличными на случай непредвиденных расходов».

Раскинды доверили своим детям ответственное отношение к своим картам и позаботились о том, чтобы они понимали, когда карту можно использовать.

«Если бы мы платили за это, когда были там, они могли бы использовать карту, когда нас там не было», — сказала Рут. «Наша философия воспитания такова: они дети, и они будут совершать ошибки, но чем моложе они становятся, когда совершают эти ошибки и извлекают из них уроки, тем менее разрушительны эти ошибки.

Похожие

«Полезный инструмент» для обучения финансовой ответственности

Кимберли Палмер, эксперт по личным финансам в NerdWallet, не видит ничего плохого в том, что подростки имеют кредитные карты, если они к этому готовы.

Предоставление вашим детям авторизованных пользователей вашей учетной записи кредитной карты может быть «полезным инструментом» для обучения их кредиту и тому, как использовать его ответственно, если вы объясните им, что «это не означает, что вы можете тратить столько, сколько вы хотите, и вы должны выплачивать его каждый месяц», — сказала она.

«Кредитные карты могут быть таким невероятным учебным пособием для родителей», — сказал Палмер NBC News BETTER. «Ваш ребенок, скорее всего, будет пользоваться кредитной картой, когда вырастет, так почему бы не научить его пользоваться ею сейчас».

Еще одно преимущество: как только ваш ребенок получит кредитную карту — даже в качестве авторизованного пользователя — он начнет создавать свою собственную кредитную историю. Длина кредитной истории является одним из пяти факторов, используемых для определения кредитного рейтинга.

Хотя дебетовые карты, карты предоплаты и одноранговые платежные приложения могут показаться лучшими и менее рискованными способами оплаты — и действительно, они могут быть для некоторых детей — они не помогают создать кредитную историю.Конечно, безответственное поведение с кредитной картой — перерасход или несвоевременная оплата счета — может повредить их кредитной истории и вашей.

Дженнифер Оливестон Зигер, живущая в Лос-Анджелесе, сделала своих трех дочерей авторизованными пользователями своей кредитной карты, когда им исполнилось 13 лет. у всех был отличный кредитный рейтинг, когда они учились в колледже.

«Мы сказали им, что это не волшебные деньги, которые появляются из ниоткуда; Вы не можете купить все, что хотите», — сказал Зигер.«Им разрешили использовать карту только с нашего разрешения. Они знали, что я просматриваю счет каждый месяц, и если они купят что-то, что не будет одобрено, им придется за это заплатить».

Хотите ЛУЧШУЮ почту? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы максимально использовать свой разум, свое тело и свою жизнь. кредитная карта, эксперты по личным финансам говорят NBC News BETTER.

«Знать о кредитной карте, это просто. Все дело в поведении и привычках, которые вы помогаете им развивать», — сказал Винс Шорб, генеральный директор Национального совета финансовых педагогов. «Чем раньше вы начнете развивать это поведение, эту мышечную память, когда дело доходит до денег, тем лучше будут ваши дети».

Уточните правила: какие покупки разрешены по карте, лимит расходов, кто ежемесячно оплачивает счета и что произойдет, если они нарушат правила?

Если вы ожидаете, что ваш ребенок будет оплачивать свою часть ежемесячного счета, убедитесь, что он понимает, что ему нужно что-то делать, чтобы зарабатывать деньги.

Вы можете сказать что-то вроде: «Мы собираемся дать вам пособие на эту работу по дому. Вы можете использовать эти деньги для совершения покупок с помощью кредитной карты. Просто помните, что в конце месяца у вас должно быть достаточно денег, чтобы заплатить за все, что вы купили».

Еще один совет: внимательно следите за этими покупками и привлекайте их, когда придет время оплачивать счет. Используйте любые оплошности как обучающие моменты, чтобы исправить их поведение в отношении расходов. Это руководство подготовит их к тому, когда они станут старше и захотят получить собственную кредитную карту.

БОЛЬШЕ ОТ ЛУЧШИХ

Хотите больше подобных советов? Новости NBC BETTER одержимы поиском более простых, здоровых и разумных способов жить. Подпишитесь на нашу рассылку и следите за нами в Facebook, Twitter и Instagram.

Публикация данных об образовании: каждый пятый ребенок, подросток и молодежь не посещает школу

СИЮ публикует данные за базисный 2016 год

Новые данные о количестве детей во всем мире, не посещающих школу, показывают, что, несмотря на десятилетия усилий, направленных на то, чтобы каждый ребенок ходил в класс, прогресс зашел в тупик.По данным Статистического института ЮНЕСКО (UIS), около 263 миллионов детей, подростков и молодежи во всем мире (или каждый пятый) не посещают школу — эта цифра практически не изменилась за последние пять лет.

Согласно новому документу UIS, скорость прогресса или его отсутствие зависит от возрастной группы. На начальном уровне доля детей, не посещающих школу, практически не изменилась за последнее десятилетие: 9% детей младшего школьного возраста (от 6 до 11 лет), или 63 миллиона, не посещают школу.Кроме того, 61 миллион подростков младшего школьного возраста (от 12 до 14 лет) и 139 миллионов подростков старшего среднего школьного возраста – или каждый третий – не посещают школу. Эти молодые люди в возрасте от 15 до 17 лет в четыре раза чаще не посещают школу, чем дети младшего школьного возраста, и более чем в два раза чаще, чем дети младшего школьного возраста (см. наше видео).

Данные СИЮ подтверждают, что в странах Африки к югу от Сахары каждый третий ребенок, подросток и молодежь не посещает школу, причем девочки чаще, чем мальчики, не посещают школу.На каждые 100 мальчиков младшего школьного возраста, не посещающих школу, приходится 123 девочки, лишенные права на образование.

Новые данные также подчеркивают пропасть между показателями непосещения школы в самых бедных и самых богатых странах мира: показатель непосещения школы в старших классах составляет 59% в странах с низким уровнем дохода по сравнению с 6% в странах с высоким уровнем дохода.

По словам директора СИЮ Сильвии Монтойя, «Доступ к образованию — это только часть картины. У нас также есть кризис обучения: каждый шестой ребенок и подросток не достигает минимального уровня владения навыками чтения или математики — большинство из них учатся в школе.Образование должно приносить пользу каждому ребенку, что требует эффективного контроля, чтобы гарантировать, что все дети посещают школу и изучают то, что им нужно знать. Вот почему СИЮ, который является официальным источником данных по ЦУР 4, разрабатывает новые показатели справедливого образования и результатов обучения».

Глобальная база данных по образованию СИЮ

Количество и доля детей, не посещающих школу, являются частью основного выпуска данных ИСЮ за 2016 базисный год для всех уровней образования – от программ развития образования для детей младшего возраста до высшего образования и образования для взрослых.

В общей сложности СИЮ публикует около 6000 переменных и показателей, а также исторические временные ряды и средние региональные значения по целому ряду вопросов, таких как доступ, участие и завершение обучения в зависимости от уровня образования, результаты обучения, равенство, учителя и финансирование образования. Показатели на основе населения, такие как количество детей, не посещающих школу, и показатели зачисления в школу, были пересмотрены за все годы с использованием документа 2017 г., редакция документа World Population Prospects Отдела народонаселения Организации Объединенных Наций.

В центре внимания ЦУР 4: доступны новые показатели и дополнительные данные

Этот выпуск включает обновленные данные по 29 глобальным и тематическим показателям для мониторинга прогресса в достижении ЦУР 4. В качестве официального источника данных по ЦУР 4 СИЮ разрабатывает методологии для новых показателей, работая со странами и партнерами, особенно через Группу технического сотрудничества по ЦУР 4 – Показатели «Образование-2030» (TCG) и Глобальный альянс по мониторингу обучения (GAML).

СИЮ также сделал своим приоритетом улучшение охвата и доступности данных по ЦУР 4.Например, в настоящее время имеются данные примерно по 70 странам по показателю 4.a.1, доля школ, имеющих доступ к (а) электричеству; (б) Интернет в педагогических целях; (c) компьютеры для педагогических целей; (d) адаптированная инфраструктура и материалы для учащихся с ограниченными возможностями; (e) основная питьевая вода; f) основные санитарно-гигиенические средства для мужчин и женщин; и g) основные средства для мытья рук. Раньше СИЮ собирал эти данные только по странам Африки в рамках регионального исследования.

Данные об образовании СИЮ включены в широкий спектр основных публикаций и баз данных, таких как «Показатели мирового развития» (Всемирный банк), «Положение детей в мире» (ЮНИСЕФ), «Доклад о глобальном мониторинге образования» (ЮНЕСКО), «Отчет о достижении ЦУР». (Статистический отдел ООН) и многие другие.

Исследуйте данные

Центр данных СИЮ: изучите и загрузите последние доступные данные об образовании. Пользователи могут просматривать полный набор показателей или более сегментированные представления показателей ЦУР 4.

API (интерфейс прикладной программы): опытные пользователи данных теперь могут загружать около 6000 индикаторов и переменных с 1970 года и позже.

Микросайт данных по ЦУР 4: изучите индикаторы, метаданные и профили стран по глобальным и тематическим индикаторам.

eAtlas for Education 2030: интерактивные карты позволяют легко изучить глобальные и тематические показатели и увидеть тенденции на глобальном, региональном и страновом уровнях.

Образование родителей, класс и доход в раннем возрасте и достижения детей

https://doi.org/10.1016/j.rssm.2016.01.003Get rights and content

Highlights

Более половины вариаций СЭС ребенка на уровне семьи объясняется СЭС родителей.

Образование родителей больше всего объясняет род занятий детей и меньше всего доход.

Доля, объясняемая всеми родительскими характеристиками, не зависит от возраста ребенка.

Доход родителей не имеет значения независимо от их образования и класса.

Доля, объясняемая образованием родителей, классом и доходом в значительной степени совпадает.

Abstract

Очень немногие исследования межпоколенческих достижений рассматривают высокую корреляцию между отдельными показателями социально-экономического положения родителей и возможными изменениями их значимости на протяжении жизни для детей. Мы анализируем, как социально-экономические характеристики матерей и отцов на протяжении всей жизни детей объясняют профессиональные результаты детей во взрослом возрасте.Используя данные финского регистра, мы сопоставили профессиональную позицию (ISEI) 29 282 детей с информацией об образовании родителей, профессиональном классе и доходе детей в возрасте 0–4, 5–9, 10–14, 15–19, 20–24 и 25–29 лет. Мы подобрали трехуровневые модели линейной регрессии со случайными эффектами и разложили дисперсию ISEI братьев и сестер на уровне семьи по каждому показателю родительского статуса. Мы показываем, что образование родителей больше всего объясняет семейные различия в роде занятий братьев и сестер, а доход — меньше всего. Статусные характеристики отцов в совокупности объясняют примерно половину результатов детей, а характеристики матерей объясняют чуть меньше.Эти объяснения мало изменяются в течение жизни детей. Мы также обнаружили, что независимые, непересекающиеся эффекты наблюдаемых родительских индикаторов меняются со временем. Образование матерей независимо больше всего объясняет в младенчестве, тогда как образование отцов — в раннем взрослом возрасте. Влияние только класса незначительно и постоянно во времени, но влияние одного только дохода незначительно в течение всего последующего наблюдения. Независимые эффекты в целом относительно невелики. Большая часть результатов детей, объясняемых этими родительскими мерами, является общей и не может быть разложена на независимые эффекты.Мы пришли к выводу, что систематическая ошибка из-за игнорирования вариаций на протяжении жизни в исследованиях межпоколенческих достижений, вероятно, будет небольшой.

Ключевые слова

Ключевые слова

Ключевые слова

Достижение между поездом

Родительское образование

Родительское образование

Родительский социальный класс

Родительский доход

Life Life

Демопозиция семейства

Рекомендуемая статьи Статьи (0)

© 2016 Авторы. Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Кто ходит в частную школу?

За последние полвека примерно каждый десятый U.Семья С. решила записать своих детей в частную школу. Причины этих решений столь же индивидуальны, как и сами семьи: некоторые могут считать, что качество образования в частной школе лучше, чем в школе по соседству, некоторые могут желать продолжить семейную традицию или руководствоваться религиозными убеждениями, а другие могут стремиться специализированные программы для ребенка с особыми интересами или проблемами в обучении.

Единственным фактором, объединяющим практически все эти варианты, за исключением стипендий, является решение платить за обучение, которое в 2011 году составляло в среднем 10 940 долларов США.Годовая плата частных школ исторически сильно различалась; многие программы, например, проводимые католической церковью, были разработаны так, чтобы быть доступными для всех, и предлагали значительные скидки для семей с низким доходом. Однако в последние годы количество католических школ резко сократилось, а количество несектантских частных школ увеличилось. В то же время возросло неравенство в доходах и сегрегация по месту жительства и школам по доходам.

Как эти меняющиеся тенденции повлияли на зачисление в частные школы по всей стране? Привело ли растущее неравенство доходов к увеличению концентрации богатых семей в частных школах? Если да, то привело ли это к более широкому росту сегрегации как в государственных, так и в частных школах?

Чтобы изучить эти вопросы, мы изучаем данные о зачислении и семейном доходе за последние 50 лет в католических, других религиозных и несектантских частных начальных школах (то есть в школах, обслуживающих классы K–8).Наш анализ показывает, что в частных школах, как и в государственных, все чаще происходит сегрегация по доходам. В частности, доля учащихся со средним доходом, посещающих частные школы, сократилась почти вдвое, в то время как уровень зачисления в частные школы детей из состоятельных семей остался стабильным. Большая часть снижения среди учащихся со средним уровнем дохода связана с падением числа учащихся в католических школах, которые массово закрывались за последние 20 лет. Между тем, набор богатых учащихся в частные школы сместился с религиозных на несектантские.

Отслеживание тенденций набора в частные школы

Доля детей школьного возраста в США, посещающих частные начальные школы, достигла своего пика во время послевоенного бума конца 1950-х и начала 1960-х годов, достигнув 15 процентов в 1958 году. остаток 20 века. В течение последующих 15 лет он медленно снижался и в 2015 году составил немногим менее 9 процентов (см. рис. 1).

Эти относительно стабильные цифры с середины 1970-х годов маскируют значительные изменения в составе школ, составляющих рынок частных школ, вызванные, в частности, повсеместным закрытием католических школ.В 1965 г. 89% американских детей, посещавших частную начальную школу, были зачислены в католическую школу; в 2013 году аналогичный показатель составлял 42 процента. Напротив, процент учащихся частных начальных школ, посещавших некатолическую религиозную школу, увеличился с 8 процентов в 1965 году до 40 процентов в 2013 году. За тот же период процент учащихся частных начальных школ, обучающихся в несектантских школах, увеличился с от 4 до 18 процентов.

Изменился ли за последние десятилетия состав семейных доходов учащихся, посещающих частные школы каждого типа? Одна из причин этого может заключаться в том, что неравенство в доходах американских семей, которое оставалось стабильным в период с 1945 по 1975 год, в последующие десятилетия росло.Если посмотреть на семьи с детьми с 1 по 8 классы в период с 1975 по 2010 год, средний доход за вычетом инфляции среди тех, кто находится в 10-м процентиле, снизился на 11 процентов. Доля семей со средним доходом, или 50-м процентилем, увеличилась на 19 процентов. Доля относительно обеспеченных семей с доходами в 90-м процентиле увеличилась на 57%.

Методология

Чтобы ответить на эти вопросы, мы собрали данные о доходах семей и выборе начальной школы из переписи населения, проводившейся раз в десять лет, Current Population Survey, U.S. Продольные опросы Министерства образования и Национальное обследование образования домохозяйств и объединили их с информацией из Всеобщего обзора частных школ Департамента образования и данными опроса Phi Delta Kappan.

В некоторых обследованиях, таких как перепись, респондентов просили указать индивидуальный доход каждого члена семьи, в то время как другие просили родителей поместить доход их домохозяйства в установленный диапазон сумм в долларах. Чтобы получить общую метрику, мы преобразовали порядковые категории доходов в процентили национального распределения доходов для семей с детьми, обучающимися в классах с 1 по 8.Наш анализ включает доходы с 1968–69 учебного года до 2013–2014 годов, которые мы называем 1968 и 2013 годами. Чтобы устранить влияние инфляции, мы выражаем все семейные доходы и плату за обучение в частных школах в долларах 2015 года.

У нас недостаточно точек данных, чтобы точно измерить коэффициент зачисления в частные школы для семей с каждым уровнем дохода. Например, количество семей с доходом ровно в 50 000 долларов слишком мало, чтобы рассчитать надежный коэффициент зачисления. Вместо этого мы используем статистическую модель для оценки взаимосвязи между зачислением в частную школу и доходом семьи по отношению к семьям по всей стране, а затем вычисляем расчетную долю учащихся, зачисленных в частную школу в соответствующий год в 10-м, 50-м и 90-м процентилях. распределения доходов.Мы называем эти процентили семейного дохода низким, средним и высоким.

Сообщая о наших результатах, мы уделяем особое внимание изменениям в размере разрыва в показателях зачисления в частные школы между семьями в 90-м и 50-м процентилях дохода, который мы называем «разрывом 90-50». Мы делаем это потому, что рост неравенства доходов среди семей с детьми школьного возраста в последние десятилетия приходился преимущественно на верхнюю половину распределения доходов. Например, среди семей с детьми в классах с 1 по 8 доход 90-го процентиля в 1975 году в размере 111 410 долларов был примерно вдвое больше, чем доход 50-го процентиля в размере 56 084 долларов.В 2013 году сопоставимый доход 90-го процентиля в размере 183 959 долларов почти в три раза превышал доход 50-го процентиля в размере 68 256 долларов.

Выводы

Наш анализ обнаруживает сильную положительную роль дохода семьи в прогнозировании зачисления в частные школы, а также заметное снижение в период с 1968 по 2013 год доли учащихся из семей со средним доходом, посещающих частные школы (см. рис. 2). Например, в 1968 г. частную школу посещали 18% детей младшего школьного возраста из семей с высоким доходом по сравнению с 12% детей из семей со средним доходом и 5% детей из семей с низким доходом.В 2013 году доля детей из семей со средним достатком снизилась почти вдвое, до 7 процентов, в то время как доля детей из семей с высоким доходом оставалась примерно неизменной на уровне 16 процентов. В результате разрыв между 90 и 50 процентами учащихся частных начальных школ увеличился с 5,5 процентных пункта в 1968 году до 9,3 процентных пункта в 2013 году

.

Большая часть увеличения разрыва между 90 и 50 связана с сокращением числа учащихся в католических частных школах, которые исторически обслуживали большое количество детей из семей с низким и средним уровнем дохода.Кроме того, рост разрыва между учащимися частных бесконфессиональных начальных школ был особенно значительным, почти полностью из-за значительного увеличения охвата детей из семей с высоким доходом.

Мы также находим, что уровень зачисления в частные школы намного выше среди семей со средним и высоким доходом, живущих в городах, чем среди семей с таким же уровнем дохода, живущих в пригороде, и что разрыв 90-50 увеличился больше среди городских семей, чем среди пригородных. семьи.Кроме того, в целом показатели зачисления в частные школы ниже для чернокожих и латиноамериканских семей, чем для белых семей, но разница в доходах семьи объясняет большую часть этих различий.

Наконец, мы обнаруживаем, что тенденции приема в частные школы резко различаются по регионам: процент учащихся из семей с высоким доходом, обучающихся в частных школах, увеличился на Юге и Западе и уменьшился на Северо-Востоке и Среднем Западе. Разрыв 90-50 увеличился на юге гораздо больше, чем в других регионах.

Тип школы : В то время как уровень зачисления детей из семей с высоким доходом в частную начальную школу в целом оставался стабильным, многие богатые семьи за последние четыре десятилетия перешли из религиозных школ в нерелигиозные. И хотя показатели зачисления в частные школы детей из семей со средним и низким доходом снизились из-за снижения показателей зачисления в католические школы для этих групп, это снижение было несколько компенсировано увеличением их зачисления в другие частные религиозные школы.

Частные несектантские начальные школы обслуживают небольшой процент учащихся страны, но растущую долю учащихся с высокими доходами. В 1969 году в эти школы поступил всего 1 процент учащихся со средним доходом, а в 2011 году этот процент немного вырос до 1-2 процентов. Но уровень зачисления среди семей с высоким доходом вырос с 2 процентов в 1969 году до 6 процентов в 2011 году. В результате разрыв в уровне зачисления 90-50 вырос с 1 процентного пункта в 1969 году до почти 5 процентных пунктов в 2011 году.

Мы также проанализировали тенденции зачисления в католические начальные школы, внимательно изучив период с 1987 по 2011 год. За эти 24 года показатели зачисления учащихся из семей, находящихся в нижней половине распределения доходов, медленно, но неуклонно снижались. Среди учащихся со средним доходом уровень зачисления в католические школы упал с 7 до 3 процентов в 2011 году. Между тем, показатель зачисления в семьи с высоким доходом снизился всего на 1 процентный пункт, с 11 до 10 процентов.В результате разрыв 90-50 в показателях зачисления вырос с 4 до почти 7 процентных пунктов.

Количество учащихся в некатолических религиозных начальных школах за тот же 24-летний период отличается от тенденций в других местах. Охват детей из семей со средним доходом увеличился с 3 до 4 процентов, а детей из семей с высоким доходом снизился с 6 до 5 процентов. В результате разрыв в количестве 90-50 учащихся в некатолических религиозных начальных школах в 2011 году был вдвое меньше аналогичного разрыва в 1987 году.

Раса: Мы рассмотрели уровень зачисления белых, черных и латиноамериканских учащихся в целом, а также среди семей с низким, средним и высоким доходом в каждой группе. В целом набор белых учащихся снизился с 16 процентов в 1959 году до 11 процентов в 2013 году. Набор учащихся из Латинской Америки сократился гораздо более резко, упав с 13 процентов в частных школах до 3 процентов. Напротив, уровень зачисления в частные школы среди чернокожих учащихся увеличился с 3 до 5 процентов.

Эти тенденции могут отражать сдвиги в распределении доходов каждой группы или изменения в общих коэффициентах зачисления в частные школы в зависимости от дохода семьи. Чернокожие и латиноамериканские семьи были менее сконцентрированы в нижних 10 процентах распределения доходов в 2013 году по сравнению с 1969 годом, поэтому мы можем ожидать, что показатели зачисления в их частные школы вырастут, даже если показатели зачисления среди семей с каждым уровнем дохода останутся постоянными. Вот почему важно изучить тенденции в показателях зачисления в частные школы чернокожих и латиноамериканских семей в определенных точках национального распределения семейного дохода.

В 1969 году чуть менее 2 процентов чернокожих детей из малообеспеченных семей посещали частные начальные школы. Этот показатель медленно рос в течение следующих четырех десятилетий, достигнув 4 процентов в 2013 году (см. рис. 3). Зачисление чернокожих детей из семей со средним доходом оставалось стабильным: 5 процентов в 1969 году и 6 процентов в 2013 году. Напротив, количество зачисленных в частные школы чернокожих учащихся из семей с высоким доходом увеличилось с 11 процентов в 1969 году до более чем 16 процентов. процентов в середине 1990-х гг. Впоследствии этот показатель несколько снизился, до 14 процентов в 2013 году.Чистый эффект этих тенденций заключается в том, что разрыв 90-50 среди чернокожих студентов в 2013 году составил 8 процентных пунктов, что немного больше, но статистически не отличается от сопоставимого разрыва в 6 пунктов в 1969 году

.

90 002 латиноамериканских детей в целом в 2013 г. имели меньше шансов поступить в частную школу, чем в 1969 г. (первый год, когда были доступны данные о наборе латиноамериканских учащихся), при этом самый резкий спад наблюдался среди семей среднего класса, чьи показатели упали с 15 процентов до 3 процентов. Однако снижение было скромным для детей из семей с высоким доходом, упав с 18 до 15 процентов, а разрыв 90-50 среди латиноамериканских семей вырос с 3 пунктов в 1969 году до 12 пунктов в 2013 году.

Тип сообщества: В 1968 г. 19% детей, живущих в городах, и 13% детей, живущих в пригородах, посещали частную начальную школу. В течение следующих пятидесяти лет оба процента снизились до 10 процентов городских жителей и 8 процентов детей из пригородов. Среди городских семей с высоким доходом в те годы доля детей, обучающихся в частных школах, достигла пика в 30% в 1989 г. и 24% в 2013 г. (см. рис. 4а).

Для семей со средним доходом, проживающих в пригородах, уровень зачисления в частные школы упал с 11 процентов в 1968 году до 6 процентов в 2013 году.Сопоставимый уровень зачисления детей из пригородных семей с высоким доходом оставался стабильным, между 15 и 18 процентами, с 1968 года до недавнего времени, но снизился в годы после начала Великой рецессии. В результате этого снижения разрыв 90-50 среди пригородных семей в 2013 г. остался таким же, как и в 1968 г.: 7 процентных пунктов.

Мы также обнаружили снижение общего уровня зачисления в частные школы среди семей, проживающих на Северо-Востоке и Среднем Западе, в течение исследуемого периода.Ставки упали примерно вдвое, с 22 до 10 процентов на Северо-Востоке и с 16 до 9 процентов на Среднем Западе. Между тем, те, кто на Юге и Западе, оставались стабильными на уровне около 7 процентов. Если рассматривать зачисление в зависимости от дохода семьи, то на Юге уровень зачисления детей из семей с высоким доходом фактически увеличился с 14 процентов в 1968 году до 19 процентов в 2013 году. В 2013 году мы обнаружили разрыв в 14 детей из семей с высоким и средним доходом — вдвое больше, чем сопоставимый разрыв в 1968 г. (см. рис. 4б).

Объяснение шаблонов

Мы рассматриваем ряд возможных объяснений тенденций, которые мы наблюдаем в отношении зачисления в частные школы. Мы не претендуем на предоставление доказательств причинно-следственной связи; скорее, наши возможные объяснения — это гипотезы, поддерживаемые описательными данными, которые мы предлагаем для мотивации будущих исследований.

Одним из основных объяснений этих закономерностей является повсеместное закрытие католических школ, в которых платное обучение было относительно низким и которые были сосредоточены на Северо-Востоке и Среднем Западе.Из-за сокращения числа священнослужителей и членов религиозных орденов, которые предоставляли недорогие обучающие услуги, а также из-за финансового и иного давления, связанного с публичным раскрытием давних проблем сексуального насилия в церкви, количество католиков количество начальных школ в США сократилось на 37 процентов в период с 1970 по 2010 год.

Католические начальные школы, которые остаются открытыми, стоят дороже: средняя стоимость обучения в 2010 году составила 5858 долларов (в долларах 2015 года), что более чем в шесть раз превышает среднюю стоимость обучения в католических начальных школах в 873 доллара в 1970 году.За этот период средние реальные доходы семей с детьми младшего школьного возраста увеличились в среднем на 23%, а средние реальные доходы малообеспеченных семей с детьми снизились на 22%. Хотя средняя стоимость обучения не отражает стипендии и другие скидки, эти средние значения и тенденции доходов могут помочь объяснить, почему католические начальные школы все чаще обслуживают состоятельных учащихся.

Между тем, с конца 1970-х годов плата за обучение в других типах частных школ также росла быстрее, чем средний доход.Средняя стоимость обучения в несектантских частных начальных школах с поправкой на инфляцию увеличилась с 4 120 долларов в 1979 году до 22 611 долларов в 2011 году. среди лиц из семей с низким доходом, или что разрыв в охвате 90-50 учащихся существенно увеличился.

В последние годы также существенно увеличилась плата за обучение в некатолических религиозных начальных школах.В 1993 году средняя плата за обучение с поправкой на инфляцию составляла 3896 долларов; к 2011 году он почти утроился до 9 134 долларов. Поэтому удивительно, что разрыв между 90 и 50 учениками не увеличился в период с 1987 по 2011 год

.

Другим важным фактором, влияющим на решения семей, является воспринимаемое качество государственных школ, с которыми конкурируют частные школы. Одним из показателей сравнения является успеваемость учащихся по Национальной оценке образовательного прогресса (NAEP), где разница между средними математическими баллами государственных и частных учащихся 4-х классов заметно сократилась в период с 1990-х по 2011 год.Это может объяснить, почему процент учащихся начальной школы, посещающих частные школы, немного снизился за этот период.

Но эти модели различаются между городами и пригородами. Средние баллы по математике и чтению по NAEP значительно ниже у учащихся государственных школ в городах по сравнению с учащимися пригородных школ, отчасти из-за сегрегации по месту жительства по доходам. Семьи из пригородов также дают своим школам более высокие оценки: данные ежегодного опроса Phi Beta Kappan показывают, что в 1980-х и начале 1990-х годов больше семей в пригородах оценивали свои местные государственные школы на «А» или «В», чем городские родители с тем же доходом. уровень.Кроме того, родители из пригорода с высоким доходом дали своим местным школам более высокие оценки, чем родители из пригорода с низким доходом, что, вероятно, отражает большую способность родителей с высоким доходом переехать в районы с высококачественными государственными школами. Напротив, родители с высоким доходом, живущие в городах, оценивали свои местные государственные школы не более положительно, чем городские родители с низким доходом, что помогает объяснить, почему городские родители с высоким доходом чаще, чем богатые жители пригородов, отправляют своих детей в частную школу.

Разительные различия между регионами в тенденциях зачисления в частные школы могут отражать региональные различия в структуре зачисления в частные школы. Закрытие католических школ существенно не повлияло на набор в частные школы на Юге; на него повлияло бегство белых после приказа о десегрегации в школах. Кроме того, на Юге проживает значительное число консервативных христианских семей, и решения Верховного суда, запрещающие молитву в школах, могут объяснить увеличение доли семей со средним доходом, отправляющих своих детей в некатолические религиозные начальные школы.Интересно, что процент семей с высоким доходом на Юге, которые отправляли своих детей в некатолические религиозные начальные школы, за тот же период снизился, а разрыв 90-50 в показателях зачисления в другие религиозные начальные школы сократился.

Последствия

Распределение учащихся частных начальных школ в США резко изменилось за последние 45 лет. Сегодня некатолические религиозные начальные школы обслуживают больше учащихся с низким доходом, чем католические начальные школы.Между тем значительно вырос процент учащихся из семей с высоким доходом, посещающих частные неконфессиональные школы. О несектантских частных школах известно гораздо меньше, чем о католических школах, которые исторически были доминирующим поставщиком услуг частных школ в США и предметом многочисленных исследований.

Учитывая, что менее 10 процентов американских детей посещают частную начальную или среднюю школу, почему нас должно волновать, если разница в доходах семьи в показателях зачисления в частные школы увеличилась? По сравнению с моделями мобильности по месту жительства тенденции зачисления в частные школы играют лишь скромную роль в объяснении роста сегрегации в школах по доходам.Но эта роль немаловажна и может быть важна по двум дополнительным причинам.

Во-первых, если частные школы, которые богатые семьи выбирают для своих детей, обеспечивают лучшее образование, чем школы, доступные для детей из семей с более низким доходом, этот выбор передает экономические преимущества следующему поколению и подрывает потенциал экономической мобильности между поколениями. Во-вторых, вполне возможно, что хорошо образованные богатые родители, отправляющие своих детей в частные школы, могут быть менее заинтересованы в том, чтобы направлять свой политический и социальный капитал на продвижение лучших государственных школ.

О чем нам могут рассказать данные? Мы знаем, что процент американских детей, посещающих частные начальные школы, за последние десятилетия снизился с 15 до менее чем 9 процентов, и что католические школы и несектантские частные школы все чаще обслуживают учащихся из семей с высоким доходом. Труднее судить о том, способствовали ли эти сдвиги в наборе учащихся отставанию в результатах обучения. Если средние расходы на одного учащегося являются показателем качества обучения, это может иметь место.Разрыв в количестве учащихся 90-50 увеличился больше всего в несектантских начальных школах, которые в среднем более чем в два раза дороже, чем религиозные школы. Однако родители со средним доходом платят меньше, чем родители с высоким доходом, которые записывают своих детей в частную школу, не только из-за стипендии, но и из-за относительной стоимости школ, которые выбирают эти типы семей. Мы не знаем никаких доказательств того, что более дорогие частные школы более эффективны, чем менее дорогие, хотя выбор богатых семей свидетельствует о том, что они так считают.

Ключевые тенденции, выявленные в ходе нашего анализа, имеют тревожные последствия. В результате растущей сегрегации жилья по доходам малообеспеченные семьи все больше концентрируются в городских районах. В таких местах четверть семей с высоким доходом записывают своих детей в частные школы по сравнению с гораздо меньшей — и сокращающейся — долей семей со средним и низким доходом. В результате как городские государственные школы, так и городские частные школы сегодня отличаются меньшим социально-экономическим разнообразием, чем несколько десятилетий назад.

Семьи с более высоким доходом все чаще живут либо в пригородах, либо отдают своих детей в частные школы. Более того, частные школы, которые посещают их дети, скорее всего, будут дорогими неконфессиональными школами, чем это было четыре десятилетия назад. В совокупности эти тенденции указывают на все более поляризованную модель зачисления в школу. В результате американские школы — как государственные, так и частные — все больше разделяются по доходам.

Ричард Дж. Мурнейн — профессор-исследователь Томпсона в Гарвардской высшей школе образования и научный сотрудник Национального бюро экономических исследований.Шон Ф. Рирдон — профессор проблем бедности и неравенства в образовании Стэнфордского университета и старший научный сотрудник Стэнфордского института исследований экономической политики. Прия П. Мбекеани и Энн Лэмб являются докторантами Гарвардской высшей педагогической школы.

Глобальное образование — наш мир в данных

  • См. в статье Википедии об обязательном образовании таблицу возрастов обязательного школьного образования по всему миру.

  • ЮНЕСКО «Рекомендация относительно международной стандартизации статистики образования», Отчеты Генеральной конференции, десятая сессия, Париж, 1958 г.: Резолюции

  • Обзор академической литературы об историческом происхождении и распространении грамотности может быть найдено в Истоне, П.(2014). Поддержание грамотности в Африке: развитие грамотной среды. Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. Париж, Франция. Доступно на сайте http://unesdoc.unesco.org/images/0022/002252/225258e.pdf

  • или из-за прямой связи с уровнями финансирования и ресурсов».

  • Источник: Доклад ЮНЕСКО «Измерение исключения из начального образования» (2005 г.)

  • Барро, Роберт и Джонг-Ва Ли, апрель 2010 г., «Новый набор данных об уровне образования в мире, 1950–2010 гг.Журнал экономики развития, том 104, стр. 184-198.

  • Ли, Дж. В., и Ли, Х. (2016). Человеческий капитал в долгосрочной перспективе. Журнал экономики развития.

  • Строго говоря, ось Y измеряет плотность распределения лет – другими словами, она показывает относительную вероятность того, что переменная «годы обучения» примет заданное значение.

  • Ли, Дж. В., и Ли, Х. (2016). Человеческий капитал в долгосрочной перспективе. Журнал экономики развития.

  • Для региональных оценок авторы классифицируют следующие страны как «страны с развитой экономикой»: Австралия, Австрия, Бельгия, Канада, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Исландия, Ирландия, Италия, Япония, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, США, Великобритания. Более подробная информация о региональных классификациях доступна в исходном документе.

  • Хесус Креспо Куаресма, Самир К.С. и Петра Зауэр (2013 г.) – Возрастное неравенство в образовании, образовательная мобильность и рост доходов
    Рабочий документ WWWforEurope; Рабочий документ № 6; Онлайн на http://www.foreurope.eu/fileadmin/documents/pdf/Workingpapers/WWWforEurope_WPS_no006_MS15.pdf

  • Источник для визуализации — Tanzi & Schuktnecht (2000) — содержит оценки из многих источников, включая: Статистический ежегодник Лиги Наций (разные годы), Митчелл (1962 г.), Взгляд на образование ОЭСР (1996 г.), Всемирный доклад ЮНЕСКО об образовании (1993 г.), Доклад ПРООН о человеческом развитии (1996 г.), Обзор мировой экономики ООН (разные годы). В той мере, в какой авторы не указывают, какие источники были приоритетными для каждого года/страны, мы не можем надежно расширить временной ряд новыми данными.Например, отчет ОЭСР «Образование с первого взгляда» (1998 г.), в котором представлены оценки за 1990 и 1995 гг., указывает на расхождения со значениями, указанными Tanzi & Schuktnecht (2000) за 1993 г.

  • цифры. Однако в этом отношении между странами ОЭСР существуют относительно небольшие различия. Это объясняется практически всеобщим охватом учащихся на этих уровнях образования и демографической структурой населения.

  • Строго говоря, чтобы эта структура расходов была действительно прогрессивной, должны быть субсидии или ссуды, зависящие от дохода, чтобы гарантировать, что студенты с низким доходом также могут получить доступ к высшему образованию и пожинать личные выгоды от этого типа инвестиций.

  • Данные о расходах соответствуют общим государственным расходам на образование на всех уровнях за 2010 г. в процентах от ВВП (источник: Статистика образования Всемирного банка). Данные о баллах PISA соответствуют средним баллам тестов за 2010 год по категориям — математике, чтению и естественным наукам (источник: PISA ОЭСР). Данные о годах обучения соответствуют среднему количеству лет обучения в 2010 году для населения в возрасте 15 лет и старше (источник: набор данных Barro Lee Education)

  • Для обсуждения доказательств, подтверждающих это утверждение, см.А., (2006). Школьные ресурсы. Справочник по экономике образования, 2.


  • Покупают ли деньги хорошие результаты в PISA? – ОЭСР. Доступно онлайн здесь.

  • П. Глевве, К. Муралидхаран (2016). Улучшение результатов образования в развивающихся странах: фактические данные, пробелы в знаниях и последствия для политики . Справочник по экономике образования, том 5.

  • Рисунок A6.1 в OECD Education at a Glance (2015)

  • Card, D.(1999). Причинно-следственное влияние образования на заработок. Справочник по экономике труда, 3, 1801–1863 гг.

  • Бланделл, Ричард и др. Предложение женской рабочей силы, человеческий капитал и реформа социального обеспечения. № w19007. Национальное бюро экономических исследований, 2013 г.

  • Рисунок 1 в Card, D. (1999). Причинно-следственное влияние образования на заработок. Справочник по экономике труда, 3, 1801–1863 гг.

  • Рисунок A8.4 в документе «Взгляд на образование» (2015 г.)
    Согласно примечаниям источника: «Разница в процентных пунктах отражает относительное изменение степени доверия другим по сравнению с эталонной категорией.Например, в Норвегии процент лиц с высшим образованием, сообщающих о том, что они доверяют другим, увеличивается на 20 процентных пунктов по сравнению с теми, кто имеет полное среднее или послесреднее нетретичное образование. Точно так же, после учета уровня грамотности, процент лиц с высшим образованием увеличивается на 16 процентных пунктов по сравнению с теми, кто имеет полное среднее или послесреднее нетретичное образование».

  • Лутц В., Креспо Куаресма Дж.и Аббаси-Шавази, М. Дж. (2010). Демография, образование и демократия: глобальные тенденции и пример Ирана. Обзор населения и развития, 36(2), 253-281.

  • Анджела В. Браун и Хейзел Р. Барретт (1991) Женское образование в странах Африки к югу от Сахары: ключ к развитию?, Сравнительное образование, 27:3, 275-285, DOI: 10.1080/0305006910270303. Доступно онлайн здесь.

  • Линдал М. и Крюгер А. Б. (2001). Образование для роста: зачем и для кого?Журнал экономической литературы, 39 (4), 1101-1136.

  • Лутц, В., Кресо Куаресма, Дж., и Сандерсон, В. (2008). Демография уровня образования и экономического роста. Наука, 319 (5866), 1047-1048.

  • Ханушек Э.А. и Вёссманн Л. (2010), Образование и экономический рост. В: Пенелопа Петерсон, Ева Бейкер, Барри Макгоу (редакторы), Международная энциклопедия образования. том 2, стр. 245-252. Оксфорд: Эльзевир.

  • Ханушек Э.А. и Вёссманн Л. (2010), Образование и экономический рост.В: Пенелопа Петерсон, Ева Бейкер, Барри Макгоу (редакторы), Международная энциклопедия образования. том 2, стр. 245-252. Оксфорд: Эльзевир. Онлайн на сайте авторов здесь.

  • Валеро, А., и Ван Ринен, Дж. (2016). Экономическое влияние университетов: данные со всего мира (№ w22501). Национальное бюро экономических исследований.

  • Дельгадо, М.С., Хендерсон, Д.Дж., и Парметр, К.Ф. (2014). Имеет ли значение образование для экономического роста? Оксфордский бюллетень экономики и статистики, 76(3), 334-359.Доступно онлайн здесь.

  • Ханушек Э.А. (2013). Экономический рост в развивающихся странах: роль человеческого капитала. Обзор экономики образования, 37, 204–212. Доступно онлайн здесь.

  • Притчетт, Л. (2001). Куда пропало все образование? Экономический обзор Всемирного банка, 15(3), 367-391.

  • Эта диаграмма представляет собой «график с добавленными переменными» регрессии среднегодовых темпов роста (в процентах) реального ВВП на душу населения в 1960–2000 гг. к исходному уровню реального ВВП на душу населения в 1960 г., в среднем результаты международных тестов успеваемости учащихся и средние годы обучения в 1960 г.Расчеты из Hanushek, E.A. и Woessmann, L. (2008)».
    Полная ссылка: Hanushek E A and Woessmann L (2010), Education and Economic Growth. В: Пенелопа Петерсон, Ева Бейкер, Барри Макгоу (редакторы), Международная энциклопедия образования. том 2, стр. 245-252. Оксфорд: Эльзевир. Онлайн на сайте авторов здесь.

  • Ли, Дж. В., и Ли, Х. (2016). Человеческий капитал в долгосрочной перспективе. Журнал экономики развития.

  • Все визуализации, данные и код, созданные «Нашим миром в данных», находятся в полностью открытом доступе по лицензии Creative Commons BY.У вас есть разрешение использовать, распространять и воспроизводить их на любом носителе при условии указания источника и авторов.

    Данные, созданные третьими сторонами и предоставленные «Нашим миром в данных», подпадают под действие условий лицензии от первоначальных сторонних авторов. Мы всегда будем указывать исходный источник данных в нашей документации, поэтому вам всегда следует проверять лицензию любых таких сторонних данных перед использованием и распространением.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.