Содержание

Экспертные мнения в статьях, отзывы экспертов

Бренд-маркетинг

04.11.2019

6 комментариев

Экспертные мнения могут быть использованы, как инструмент продаж. От того как они применяются зависит и результат.  Важно понимать цели и задачи бизнеса, четко знать, ради чего создаются экспертные мнения. Публикация материалов в СМИ может помочь запоминаемости бренда. Люди быстрее привыкают к нему.

Эксперта ценит компания, особенно, если он часто дает ответы и публикуется в разных журналах. Его рекомендации и количество публикаций в СМИ способствуют повышению его стоимости.

Экспертные мнения не являются инструментом прямых продаж, но постоянное их наличие, приводит к напоминанию о себе и о компании. Люди начинают запоминать экспертов, смотрят комментарии и советы. Увеличивается доверие к компании, которую он представляет.

Фирмы используют экспертные мнения, как инструмент контент-маркетинга, но тут играет большую роль и регулярность выхода статей на сайте.

Экспертное мнение в статьяхЭкспертные мнения в статьях помогают бизнесу расти.

Выбор и формулировка темы

Не все темы могут подать бизнес с выгодной стороны. Выбор темы должен быть полезен вашему бизнесу и важно раскрывать «небольшими порциями» пользу. Сначала все рассчитать, а потом проявлять эмоции.

Публикации принесут ли пользу? Следует знать целевую аудиторию и должна быть четкая польза!

Необходимо подбирать круг тем, которые наиболее подходят под сферу бизнеса. Эксперты могут сделать интересными публикации. Ваша валюта – ваши знания, вы должны ценить себя, продвигать условия и мягко. Сесть и написать весь список тем.

Выбор и привлечение экспертов

Не менее 3-х экспертов в одной статье должно быть привлечено. Это правило, которое работает везде. Список экспертов необходимо расширять и не привлекать одних и тех же людей. Вам нужно знать, кто может давать хорошие комментарии и сколько времени необходимо на это тратить. Нужно подобрать базу экспертов. Сюда входят сотрудники и просто партнеры.

Люди-партнеры могут дать полезные советы в бизнесе, они будут отличными экспертами, тогда возможности присутствия в СМИ расширяются. Одна компания может вести активность в продвижении бренда и экспертов у нее много – это замечательно.

Следует объяснить эксперту кто ЦА, что донести людям? Эксперту не стоит волноваться, от него не требуется владение ораторским мастерством. Главное — максимальное донесение сути. Не надо проходить подготовку, а просто начать и все.

Выбор формата и подача

Как лучше подать тему? Есть темы, которые не требуют особого формата и такие комментарии не будут большими, можно использовать их в продвижении компании. Простого комментария часто не хватает, тогда готовится настоящая экспертная статья.

Можно предлагать бесплатные статьи для какого-то журнала, газеты и это будет неоценимая польза. Это пиар, который легко заполучить.

Упоминания имени и компании — обязательно. Это дополнительные возможности развития бизнеса.

Формат экспертных мнений:

  • Комментарии.
  • Интервью.
  • Опрос.
  • Пост для социальных сетей.
  • Колонка в СМИ.
  • Часть статьи для СМИ.
  • Видео.

Качественный материал возьмут в печать, иногда платят гонорары, но необходимо дополнительно договариваться. Отлично работают видео-комментарии и видео ответы, это сейчас интересно.

Повышается экспертность, люди начинают понимать бизнес, а журналисты могут понять, где вас найти по оставленным контактам под экспертной статьей.

Подача информации в видео-формате – интересно и выгодно. Можно предложить на приевшуюся тему свежий взгляд, что будет интересней написанной статьи.

Подготовка вопросов

Нужно подготовить вопросы обязательно.
Главное помнить о ЦА и в соответствии с этим подбирать важные вопросы.

Необходимо обязательно подготавливаться к этому этапу. Если берется мнение у эксперта, то надо не терять нить разговора, всегда возвращать эксперта в правильное русло. А без соответствующей подготовки сделать это невозможно.

Дополнительные вопросы и управление диалогом

Необходимо не растеряться и задавать дополнительные вопросы, чтобы получить более качественную информацию. Держать голову холодной и всегда спрашивать то, что будет интересно ЦА, получить конкретику, а не «воду». Даже, если эксперт что-то не то сказал, то нужно управлять диалогом, должны быть получены конкретные ответы для качественного материала.

Редактирование ответов

Прямой текст, который говорит эксперт нельзя подавать таким, как он есть. И ответы могут противоречить редакционной политике, поэтому могут быть не утверждены данные ответы. Нельзя подавать слишком хвалебные ответы, поэтому в редакции подадут в другом свете вовсе.

Разговорная речь человека все равно редактируется. Журналист может неправильно подать информацию, которую подали вы, как эксперт. Необходимо понимать все условия бизнеса, посмотреть на все глазами редакции, глазами журналистов для бизнеса клиента.

Утверждение публикации

Комментарии утверждаются тем человеком, который отвечал на вопросы. Нельзя использовать давление, но можно проконтролировать ту информацию, которая была дана, она не должна быть испорчена. Надо проговорить контакты, чтобы они были добавлены в статью. Если вы выступаете, как эксперт или добавляете материал от эксперта на ресурс.

У журналиста главная задача — привлечь интерес аудитории. Обязательно отправлять на утверждение комментарии.

Копирайтеры действуют по интересам какого-то клиента и компании. Надо, чтобы компания выигрывала и комментарии не навредили клиенту. Копирайтер всегда должен помнить, что эксперт выставляется в нужном «свете». Имя компании и её данные должны часто упоминаться в статье.

Экспертное мнение Контакты и имя компании должны часто использоваться в статьях

Техники получения комментариев

Это журналистские методики, их надо использовать в работе.

  • открытие вопросы;
  • синонимический ряд;
  • развитие терминологии;
  • переключение темы;
  • борьба с общими словами;
  • поведение на равных;
  • уточнение.

Чтобы эксперта не застали врасплох, следует использовать техники для того, чтобы эксперт раскрыл тему, и в результате получить качественный материал. Человек-эксперт должен быть направлен в нужное русло в процессе общения с автором.

Открытые вопросы

Вопросы даются такие, на которые нельзя ответить «да» или «нет», нужно именно побуждать к размышлениям, должен быть построен настоящий нормальный диалог.

Уточняющие вопросы

А можно ли в эту тему капнуть глубже? Когда вы понимаете, что тема раскрыта, только тогда прекращаем копать.

Синонимический ряд

Необходимо использовать метафоры, применять различные слова. Следует выработать особые принципы подачи информации. Не бойтесь объяснить материал разными словам.

Примеров много, можно рассказать материал людям разными словами. Подача информации играет большую роль. Ее необходимо освещать с разных сторон.

Разбивание терминологии

Эксперты могут завоевывать авторитет специфическими словами. Специальная терминология не всегда подходит, надо развивать. Используя медицинские названия, не всегда материал будет понятным для основной целевой аудитории.

Необходимо развивать с помощью вопросов те мнения, которые непонятны, т.е. как сказать простыми словами, чтобы читатели понимали, о чем речь. Есть и исключения, не всегда необходимо все разжевывать.

Эксперты – люди, которые могут помогать продвигать интересы компании. Они хорошо разбираются в своей теме и могут дать много полезной информации. Люди читают статьи только ради ответов экспертов, ведь их мнению точно можно доверять.

Переключатель тем

Следует направлять человека в нужное русло. Есть вероятность, что эксперт будет неохотно говорить (если человек сам по себе неразговорчивый), материал будет получен некачественный. Надо вовремя переключать внимание человека на основные темы, которые освещаются в экспертном комментарии.

эксперты продвигают свои мнения в СМИЭксперты могут самостоятельно выбирать СМИ

Борьба с общими словами

Нельзя употреблять: «хорошо, плохо, дорого». Нужно все уточнять конкретными цифрами. «Далеко и близко» — так же нужно переводить на понятный язык. Убирать общие фразы и просить конкретно уточнять, что дорого, что дешево, что под этими словами имеется в виду.

Техника уточнения

Информацию подаются в полном виде со всеми уточнениями. Если человек самостоятельно продвигает свои услуги, то следует, чтобы он давал материал на проверку другим людям.

Следует понимать статью так, как ее рассказал эксперт и у целевой аудитории также должно сформироваться правильное мнение.

Как договариваться с редакцией?

Нужно общаться на равных и не приходить с протянутой рукой.

  •  Список тем сделать.
  •  Рубрики, какие есть, как в нее вписаться. Можно предлагать интервью.
  •  Формат подачи материала. Искреннее желание помочь, говорить о своем опыте и компания работает в такой то сфере.

Пример:

Мы хорошо знаем вашу ЦА. И мы знаем, что принесет пользу и можем стать для вас поставщиками полезной информации. Эксперты готовы дать ценную информацию. Мы хорошо разбираемся в теме и понимаем, что есть идеи для статей, мы открыты и напишем все быстро.

При первом контакте можно написать даже 5 тем и предложить им.

Пример 2:

Мы можем готовить комментарии, готовить статьи, организовать интервью, у нас есть партнеры и хорошо налажены контакты, мы готовы дать от них комментарии.

Лучше писать редактору рубрики или связаться с журналистом. Мотивировать журналиста на работу с вами легче. Многие идут в журналистику, чтобы общаться с интересными людьми.

  • Утверждение и конкретная дата.
  • Согласование нового материала.

Редакция может опубликовать материал и не всегда это будет оплачиваемый материал. О выплатах надо договариваться заранее и это важно.
Статья «Редачим» пригодится для владельцев бизнеса, желающих выйти на новый уровень развития!

Автор информационных сайтов Елена

lisel85.ru

Россия. Реальные доходы населения. Новости России. Национальные проекты. Реализация. Новости экономики. Реализация национальных проектов. Мнение экспертов. Национальные проекты российской федерации. Новости мира и России.

В политическом календаре Владимира Путина уже многие годы фигурируют три отчетно-сигнальных мероприятия, которые формируют его коммуникацию с элитой, экспертным сообществом и населением — соответственно послание Федеральному собранию, пресс-конференция и прямая линия. Во времена патриотической консолидации границы адресатов начали стираться: то ли простые люди стали умнее, то ли российская элита разделила народные чаяния. Но разработка новой подлодки с ядерной боеголовкой в равной степени будоражили воображение что депутата, что бригадира с Уралвагонзавода, а несправедливые санкции одинаково печалили и олигарха, и работника бюджетной сферы. Еще шутка была популярная: «Владимир Путин — как зеркало. Либералы в нем видят либерала, консерваторы — консерватора, украинцы…» и так далее.

Все перевернула задача «прорыва», которую одни восприняли как шанс остановить многолетнее падение доходов, а другие — как возможность найти себя в мутном транзитном безвременье. Выйти же из освоенного коммуникативного формата оказалось делом нелегким: какое послание без слайдов с ракетами, а прямая линия — без чиновничьего корвалола и бригад журналистов со следователями, которые летят наперегонки к месту очередного беспредела. И вот Владимир Путин столкнулся с сигнальной дилеммой: этим, понимаешь, «прорыв», а другим — стабильность. Населению надо объяснить, в чем разница в зарплате пожарного в десять тысяч и минимальным прожиточным минимумом в одиннадцать тысяч с копейками. Охранителей надо успокоить по делу Ивана Голунова. Либералов не отдать на съедение охранителей. Старой бюрократии гарантировать предпенсионные места, а «Лидерам России» показать горизонты. Да еще рейтинг поднять и объяснить кому надо: не дождетесь.

Оттого в эфире рабочая атмосфера без традиционных шуток и предельно мозаичные четыре часа программы. И консервация законсервированного: менять ничего не надо, все работает, а там, где работает плохо, — просто плохо работают товарищи в погонах, прошу обратить внимание. Врачи боятся выписывать обезболивающее? «Нужно просто выработать систему отчетности и фиксации». По 228-й подбрасывают наркотики? Наказать подбрасывающих. Нет выборов на местах? Есть, только не прямые, идите в местные советы и выбирайте.

Отлегло у должностных лиц: президент демонстративно отказался от публичного «разбора полетов», разве что пару раз по-отечески пожурил правительство. Похоронил амбиции Павла Грудинина, указав тому на зарубежные счета. Жестко отстоял экономический курс, сославшись на то, что экономисты 1990-х закончились, а новых, видимо, еще не подвезли. Из пассажа про Алексея Кудрина, который по своим воззрениям «дрейфует в сторону Сергея Глазьева» и хочет распечатать «нашу нефтяную кубышку», мы узнаем, что Путин все же ознакомился с альтернативным взглядом на экономическое развитие страны, но предпочитает «оставить споры экономистам». А еще президент зачем-то запустил в народ новый мем «банда патриотов из “Единой России”», когда сам выбрал такой вопрос и попытался защитить соратников. Тот случай, когда в памяти останется не ответ.

Можно ли было провести иную коммуникацию на фоне фрагментированной повестки и множественности сигналов? Включить «замусоренный» Шиес или взволнованный храмом Екатеринбург? Обсудить высокие налоги, фильтр на выборах, дорогой бензин, долголетие премьера? Организаторы посчитали такую смесь излишне взрывоопасной, а отдельные конфликты общества и государства последних месяцев — локальными инцидентами, не волнующими «глубинный народ» в целом. Взамен зрители получили проблему водопровода в коттеджном поселке близ Тюмени, которую зачем-то подвесили едва ли не главной интригой всего эфира. Кажется, даже президенту было неловко попасть в центр такой бытовой разборки, хотя он и отчеркнул тему заготовкой: «Если проблемы касаются судеб конкретных людей, то я не считаю их мелкими».

Сегодня даже критика в адрес формата прямой линии устарела и стала моветоном. Жанр, надо сказать, на любителя, но своего преданного зрителя передача имеет. Попасть «на прием» к президенту — как вырвать лотерейный билет… Кому водопровод, кому — заказы на сырную продукцию или антивирусную программу, а кто-то будет рад и следователей направить к ненавистному начальству. Системных проблем «линия» не решает по определению и сценарному плану. Можно покритиковать режиссеров, которые честно и неудачно пытаются из года в год добавить ей живинки: прямые включения, блогеры, подключения министров и губернаторов. Но проблема, похоже, комплексная.

 

Новая консолидация

Рискнем предположить, что обозначенные выше вопросы лишь часть новой повестки, которая начинает постепенно консолидировать российское общество, пока с надеждой попасть в орбиту президента, но все чаще без реакции от него или его команды. В стороне от этих вопросов остается и публичная российская элита. После победы Владимира Путина на выборах в 2018 году мы писали, что «элита не понимает или недооценивает всех рисков, накопленных в обществе. Ей кажется, что убедительная победа президента дает ей карт-бланш двигаться в целом с тем же темпом и управлять теми же методами… Но если каждый месяц, каждый квартал, каждые полгода мы не будем чувствовать, что страна растет, внутренне развивается, накапливает силу, то каждый месяц, каждый квартал и каждые полгода мы будем все быстрее терять тот капитал консолидации, который приобрели 18 марта 2018 года. И растратим его много раньше 2024 года. Двух лет окажется достаточно».

Прошло полтора года, и наши прогнозы близки к реальности. Элита вошла в транзитный период с твердой уверенностью дотянуть следующих президентских выборов с накопленной подушкой безопасности в виде гигантского профицита бюджета. Но, похоже, борьбы в комфортных условиях не получится — мы сваливаемся в межэлитные войны на очень сложном социально-экономическом фоне. В этом сценарии российское общество будет расколото прежде всего вопросами выживания. Но еще есть время услышать новую консолидирующую повестку. Нам кажется, она формируется вокруг следующих вопросов.

Экономический рост. Бедность как следствие внешней конъюнктуры больше не воспринимается населением как убедительная догма. В свою очередь именно неспособность обеспечить экономический рост за счет внутренних резервов является основным поводом обвинить номенклатуру в неэффективности.

Длительный период падения реальных доходов населения накладывается на консенсусный экономический рецепт одних и тех же операторов экономической политики, монополизировавших дискуссию о национальном развитии. Точнее, и дискуссии никакой нет: ни Центробанк, ни Минфин, ни элита на ПМЭФ даже не говорят о кризисе.

Роль государства. Неоднозначная пенсионная реформа, заложившая мощный фугас в отношения власти и общества, вывела на повестку дня куда более широкий вопрос о роли государства в жизни современного человека. Находясь в глубокой экономической депрессии, Россия зачем-то подхватила мировой тренд на постепенный отказ от социальных обязательств, усилив позже этот тренд увеличением налоговой и регуляторной нагрузки. И тогда у общества возникли новые вопросы: если элиты, не советуясь с народом, отказывают в исполнении давних договоренностей, то сохранится ли остальной функционал государства — обеспечение безопасности, движение к равным возможностям граждан, определение стратегического вектора развития страны?

Примерно здесь возникает вопрос о роли государства в перераспределении денежных средств и определении своей стратегии на внутреннем и мировом рынке. Поскольку сегодня накопления, по сути, изымаются у населения в виде налогов и обязательных платежей, частично оседая на счетах госмонополий и в убыточных для страны иностранных облигациях, и никоим образом не способствуют экономическому росту или диверсификации хозяйства, все чаще поднимается тема иждивенчества части элит, подменивших стратегию развития государства задачами собственного обогащения.

Горизонт амбиций. Планирование становится уделом фантастов. Многочисленные наши респонденты — что в экспертной среде, что среди чиновников или бизнесменов — отмечают крайне низкую уверенность в завтрашнем дне — причем в прямом смысле, речь не о десятилетиях и даже нескольких годах. Предприятия отказываются от инвестиций, чиновники — от амбиций, население — от потребительских расходов. Отсутствие горизонта — следствие отсутствия национальной идеи развития. Мы как страна совершенно потерялись в этом многополярном мире, хотя еще шесть лет назад, казалось, внезапно обрели «корни», вспомнив о русской культуре, истории, языке. Корней оказалось мало, нужна тяга к жизни и вспаханная грядка. Вооружившись современными ракетами, мы внезапно уперлись в потолок внешнеполитической риторики и обнаружили, что, по существу, нам разговаривать не с кем и не о чем. Это у Трампа с Китаем война торговая, а с нами — холодная, то есть без жизни и поводов для диалога.

 

Экономический фон — стагнация

Экономический фон, на котором проходила прямая линия президента, был, прямо скажем, неблагоприятный. Более того, он был заметно хуже того, что ожидали в Кремле год назад, рассчитывая на своевременный старт национальных проектов.

Оценим всего три показателя.

На графике 1 представлена динамика реальных доходов населения РФ с 1991 по 2019 год. Как видно из графика, с 2013 года мы переживаем период снижения реальных доходов. Интегрально они снизились на 12%. Это не так много, как было в катастрофических 1990-х (тогда доходы снизились более чем вдвое), но нельзя не заметить, что по продолжительности это уже те же шесть лет. Очевидно, что этот фактор оказывает крайне негативное влияние не только на социальное самочувствие, но и на перспективы ускорения экономического роста. Ведь вопреки легенде о том, что рост 2000-х был связан прежде всего с ростом нефтяных цен и экспортом, он был в то же время поддержан и ростом внутреннего рынка (как за счет девальвации и ухода импорта, так и за счет роста доходов населения), и притоком капитала в Россию, в динамику которой тогда поверили как внутренние, так и внешние инвесторы.

Нельзя перестать удивляться тому, что столь длительная стагнация реальных доходов не представляется проблемой ни для действующего кабинета министров, ни для ЦБ. Мы не можем вспомнить за все последние годы ни одного совещания, материала или хотя бы явно высказанной озабоченности этим экономическим фактом. Обсуждение проблемы, которая является проблемой роста, замещается социально ориентированными разглагольствованиями по поводу бедности.

В оперативном смысле еще более тревожной выглядит динамика реальной денежной массы М2 (см. график 2). Этот индикатор уже многие годы служит отличным предвестником как наступающего кризиса, так и роста. Как можно заметить из графика, во всех без исключения кризисах — 1998, 2008, 2014 год — темпы роста реальной денежной массы в течение нескольких месяце до кризиса начинали стремительно сокращаться, приближались к нулю, а в кризис уходили в минус. Ни один другой показатель так хорошо не измеряет текущее состояние экономики, как М2. При этом можно сказать и обратное: эмпирически установлено, что для хорошего быстрого роста в России темпы роста реальных денег должны находиться в диапазоне от 15 до 20% годовых. Мы видим, что, несмотря на огромные усилия по очистке банковской системы (чтобы деньги не уводили куда не надо), контроля инфляции (чтобы была предсказуемость), накопление резервов (чтобы Россия казалась надежной как заемщик), экономическим властям не удалось в период после 2014 года создать условия для роста денежной массы выше 9% в год. Что касается текущего момента, то начиная с января мы наблюдаем стремительное приближением темпов к нулю: январь — 5%, февраль — 4%, март — 3%, апрель — 2%. Это означает, что мы входим в острую фазу кризиса, так как хотя бы для нормального денежного оборота без роста, просто за счет не мгновенной скорости обращения денег, сезонности и календарности налоговых платежей и проч, требуется рост реальной М2 на уровне +3–4% к имеющемуся темпу роста ВВП. Два процента уже создают оперативный дефицит денежной ликвидности.

Можно уверенно сказать, что экономические власти возразят нам: динамика М2 является следствием широкого набора факторов, способствующих кризису, а не его причиной. И что управлять ею нельзя — сколько может экономика втянуть денег, столько и втягивает. В современном мире это не так. Развитые финансовые системы позволяют властям вливать деньги в экономику через рынок ценных бумаг (выкуп облигаций) и валютный рынок (скупка валюты). Но у нас эти каналы очень узкие. Рынка ценных бумаг нет, а те игроки, которые имеют облигации, одновременно имеют и доступ к кредитам. Грубо говоря, что толку скупать облигации «Газпрома» — и сам «Газпром», и их основные владельцы в деньгах не нуждаются. А неожиданный подарок ЦБ, скорее всего, пристроят в офшоре. Скупать облигации Минфина тоже смысла нет — бюджет и так профицитный, и дополнительные деньги будут просто морозиться. Что касается валютного рынка, то в текущей ситуации обвалить рубль еще очень рискованно, хотя вероятность такого развития событий за неимением лучших вариантов вливания денег надо рассматривать как высокую.

Между тем стоит обратить внимание уже на то, что деньги перестают втягиваться в экономику не на пустом месте. На самом деле удивительно, как оперативно система отреагировала на однозначно негативный для нее эффект — повышение НДС без старта нацпроектов. Практически мгновенно. Конечно, ЦБ объясняет президенту, что НДС должен был сказаться на инфляции, и это произошло, но уже прекратилось, и т. д. Все это Путин сказал на последнем ПМЭФ. А что же с ростом, с ликвидностью, со здоровьем системы. Кто виноват?

А ведь произошла очень простая вещь. Рост НДС — однозначный сигнал падения маржинальности бизнеса и дальнейшего падения спроса. Заместить его должны были нацпроекты. Они притормозили. Спроса нет и не предвидится в ближайшее время. А если и предвидится, то непонятно, по каким правилам он (в большой части инициируемый государством) будет перераспределяться. Когда еще власти выполнят завет Грефа и улучшат систему госуправления? Для большинства хозяйствующих субъектов возникла ситуация полной неопределенности на непонятный срок.

Эру растерянности фиксирует третий показатель — итоги первого квартала по ВВП. Он оказался слабее всех самых плохих прогнозов. Ждали 1,2–1,5%, а получилось всего 0,5% (см. график 3).

Кому нравится такой расклад? Американская RAND Corporation в недавнем докладе о состоянии дел в России отметила: в том, что касается экономической политики, никаких специальных мер принимать не надо: жесткая денежная и налоговая политика России не позволит ей когда-либо организовать экономический рост.

Кто первым доложит об этом президенту?

 

Она не работает

Сегодня те, кто наблюдает растущую бедность и прочие социальные неприятности, задаются вопросом: где точка невозврата, близко ли, что будет, если мы к ней подойдем? Чтобы разобраться с этим, мы решили определить точку возврата — куда мы должны/хотим вернуться, по отношению к чему мы можем преодолеть некий порог невозврата.

Если судить об этом с позиции среднестатистического частного хозяйствующего субъекта, то было бы здорово вернуться в 2006–2007 год. Бурный экономический рост, рост экспорта и внутреннего рынка, большая доля частного сектора, крепкая, хотя и уже немного тяжеловатая национальная валюта. Большая доля частных банков, худо-бедно работающих со средним бизнесом. Появление широкого круга инновационных компаний, опирающихся на еще советские оригинальные разработки. Большой, по сравнению с нынешним, фондовый рынок, позволяющий как-то обмениваться активами внутри страны. И, очень важно, низкий по сравнению с текущим уровень налогообложения. Может быть, слишком «розово», но из 2019 года 2007-й выглядит так.

Однако если считать, что желанная точка возврата — 2006–2007 год, то точку невозврата мы прошли очень давно — в 2012–2013-м.

Теперь надо обозначить ключевые структурные изменения экономической системы, которые отличают то время от нынешнего. И дело не в судах, полицейских и количестве проверок частного бизнеса. Эти гуманитарные проблемы увели нас от существа дела. Не зря американцы пишут о проблемах русской денежной и налоговой политики.

Представим себе наше хозяйство как совокупность действий трех агентов: государства, бизнеса и домохозяйств. К государству мы относим бюджет, госкомпании и госбанки. Бизнес — частные компании и частные банки. Домохозяйства — то, что в политике называют «населением». Все три агента участвуют в денежном обращении, в производстве и перераспределении добавленной стоимости. Но права и возможность регулировать свое участие в этом у всех принципиально разные.

Естественно, главным является государство. Оно и производит, и изымает у других часть добавленной стоимости, руководствуясь некими государственными целями. При этом государство как хозяйствующий субъект для других частей системы — черный ящик. Никто не знает, сколько добавленной стоимости оно производит, как перераспределяет. Внутри государства идут свои разборки: госкомпании не хотят делиться дивидендами с правительством, они же все время хотят более низких налогов, но ни домохозяйства, ни частный бизнес к этим конфликтам и диалогам никакого отношения не имеют. Политическая система не предполагает участия граждан в оценке эффективности государства как экономического субъекта.

Бизнес находится совершенно в другом положении. Он открыт для всех. При этом, будучи важнейшим производителем добавленной стоимости в стране, в этом своем качестве он государство не интересует. Из всего объема добавленной стоимости, которую производит бизнес, государство в первую очередь волнуют налоги — сколько и вовремя ли платят. Во вторую, с огромным отрывом от первой, — зарплаты работников и уже в самую последнюю — прибыль бизнеса. И это, конечно, огромный порок нашей экономической политики, так как именно прибыль является базовой причиной того, что деньги «втягиваются» в экономику и почему начинается или прекращается экономический рост. Но для государства прибыль частного бизнеса — это деньги, от которых никому никакого толка нет.

Домохозяйства для государства — это население. Как участник делового оборота, создающего спрос, они государство не интересуют. У нас даже термин такой не прижился — «домохозяйство». Государство они интересуют прежде всего как потребители социальных выплат. Правда, в новые времена население стали подталкивать к тому, чтобы оно стало бизнесом и активным налогоплательщиком.

До кризиса 2008 года между этими агентами сложились определенные пропорции в производстве и распределении общенациональной добавленной стоимости, которые, видимо, были гармоничны, так как обеспечивали экономический рост.

В 2008 году все изменилось. Элита, которая сама организовала «золотое» семилетие, впервые столкнулась с жестким кризисом и пережила шок. В первые же месяцы кризиса были проявлены все ее приоритеты, которые за последующие восемь лет сложились в нынешнюю экономическую политику.

Осенью 2008 года по инициативе действующего министра финансов Алексея Кудрина было принято решение о повышении страховых взносов. Россия тогда была единственной страной из столкнувших с кризисом, которая в ответ на кризис повысила налоги на бизнес. Все остальные страны налоги снизили. Скорее всего, главным мотивом был страх вернуться к невозможности платить пенсии, поэтому имеющуюся в наличии добавленную стоимость без оценки последствий сразу же перераспредели через бюджет в пользу населения.

Вторым элементом новой экономической политики стали крупные проекты — Олимпиада, чемпионат мира по футболу и адресная поддержка крупных предприятий. В целом они сработали неплохо. Экономика стала выбираться из кризиса к 2012 году. Но этот стиль привел к быстрому росту роли государства в экономике как распределителя средств, никому не подотчетного с точки зрения эффективности. Тем не менее в 2012 году на фоне нового периода роста возможность возврата к прежнему режиму, благоприятствующему частному бизнесу, казалось еще высокой. Однако это была иллюзия.

Считается, что возврат к рыночной модели не произошел из-за санкций. Если так, то это показывает, насколько государство чувствовало себя зависимым и нуждающимся в иностранных деньгах. Чтобы остаться кредитоспособным и избежать второго дефолта, государство решило всеми силами наращивать резервы и бюджет, для чего ему потребовался полный контроль над банковской и, шире, финансовой системой. Именно тогда, в 2013–2014-м, когда было принято решение о ненужности диверсифицированного частного финансового рынка, и случилась точка невозврата. Фактически было решено, что государство как экономический агент может все сделать само — произвести добавленную стоимость, перераспределить ее, чтобы хватило и бюджету, и в резервы, и на инвестиции, и на льготы неимущим. Частный бизнес показался ненужным, но, так как он продолжал существовать, единственным его предназначением стало пополнение бюджета налогами, а его прибыль, способность к инвестициям никого совсем не интересовала.

Экономическая модель с абсолютным доминированием государства как хозяйствующего субъекта не показала свой работоспособности ни в один год в период с 2014-го по текущий. Об этом свидетельствуют и постоянно низкие темпы роста ВВП, низкие темпы роста М2, стагнация реальных доходов. То есть у нас уже пять лет длится эксперимент с неудовлетворительным результатом, однако признать слабость этой системы никто не хочет. Напротив, по мере затягивания стагнации в орбиту интереса государства попадают и домохозяйства. Столкнувшись с невозможностью увеличивать бюджет в отсутствие роста, государство взглянуло на население как на хозяйствующий субъект. Но вопроса о том, какого размера спрос может предъявить это население и хватит ли этого спроса для раскручивания машины роста, не возникло. Решили поделить то, что имеется. Появились новые налоги, понятие самозанятых, пенсионная реформа.

Национальные проекты стали естественным продолжением роста роли государства в экономике, вплоть до ее полного покрытия. Однако оказалось, что государственная система не способна с ними справиться по крайней мере быстро: у нее нет ни субъектов-компаний, которые могут работать в проектах (их надо создавать), ни экспертизы для их разумного планирования, ни готовности рисковать хотя бы своей карьерой. В результате государственная машина продолжает все более результативно выкачивать деньги из частного сектора, накапливает резервы для будущих побед, замораживая их, а экономика останавливается.

Впрочем, Путин на прямой линии убежденно сказал, что нацпроекты стартуют и экономика разгонится. То есть президент не видит проблем в сложившейся структуре экономике с подавляющей ролью государства и приближенных к нему компаний. Так что остальным участникам процесса остается только ждать.

 

В шаге от периферии

В период подъема 2000-х динамика российской экономики питалась остаточной мощью СССР и энергией нового явления — рынка. В совокупности эти два фактора плюс отличное развитие мировой экономики обеспечили мощный подъем, который позволял рассчитывать, что нам удастся сохранить за собой место полупериферии глобальной мировой экономики. С определенным набором технологических и идеологических компетенций.

Конечно, место полупериферии и так было отступлением с прежних позиций. В статье, опубликованной в «Эксперте», французский социолог Иммануил Валлерстайн, автор концепции миросистемного анализа, писал, что Россия всегда была полупериферией западной миросистемы. Однако СССР вплотную приблизился к положению центра, со своим кругом влияния и со своим набором механизмов и, если так можно выразиться, товаров влияния.

Отказ от СССР и активное стремление постсоветских элит к слиянию с Западом, естественно не позволяли рассчитывать на роль центра, но мы считали себя достаточно компетентными, чтобы остаться сильной полупериферией западного мира — тоже со своим кругом влияния и своими механизмами.

Однако десятилетие стагнации отбросило нас еще дальше: теперь мы находимся на рубеже между полупериферией и периферией, с явной тенденцией к закреплению в положении периферии.

Эти две позиции в миросистеме имеют принципиальные отличия. Периферия — чисто ресурсный придаток центра, ему достается минимальный объем добавленной стоимости всей миросистемы, он находится в сугубо подчиненной роли, исправно платит дань центру, не участвует в технологическом развитии системы.

Полупериферия, напротив, не имея достаточной мощи для того, чтобы конкурировать с центром, является зоной развития миросистемы. Как пишет Валлерстайн, именно в полуперифериях возникают и продвигаются важные для всей миросистемы инновации — экономические, социальные, технологические. Собственно, рождение СССР и было такой полупериферийной инновацией европоцентричного мира рубежа XIX–XX веков.

Тягучий кризис 2010-х годов, наша очень неэффективная политика в отношении стран СНГ, негибкая, равнодушная к потребностям бизнеса экономическая политика плюс колоссальные изменения в мире жестко подталкивают нас к новому месту: Россия — экономическая периферия. И теперь нам надо строить свою экономическую модель не так, как мы это делали в 1990-е и 2000-е — делясь с западной миросистемой своими ресурсами и рынком, рассчитывая на технологическое сотрудничество и внешние инвестиции. Теперь нам нужна экономическая модель, которая заставит какой-то новый центр увидеть в России зону, питающую инновациями этот центр. Такого опыта у нас еще не было (хотя он был у дореволюционной России), да и учебники мы читали другие.

Где центр?

Сложность такого самоопределения заключается не только в нашей внутренней слабости, но и в том, что не очень понятно, где сейчас формируется центр миросистемы. Естественно, на эту роль на евразийском пространстве претендует Китай, и мы, в общем-то, готовы идти в его фарватере. Важной компетенцией центра является разделяемая всеми странами системы экономическая идеология. Пока Китай такой идеологии не представляет, хотя все активнее транслирует свои постулаты: приверженность глобализации (мир открыт для торговли, «нет» протекционизму), полезность и сила государственного участия в экономике. Очевидно, что российская элита вполне разделяет эти убеждения. Однако Китай так силен и так равнодушен к своему окружению, что вряд ли будет сильно озабочен тем, чтобы Россия не стала его чистой периферией. По крайней мере, те сделки, в которых Китай участвует в России сегодня, в основном превращают совместные предприятия в поставщиков огромных количеств несложных ресурсов, причем отдаваемых за долги по кредитам.

Чтобы занять более активную позицию, возможно, нам стоит обратить внимание на технологический блок вопросов, тем более что Китай стремится к доминированию в этой сфере. Однако выступать широким фронтом мы не в состоянии — не хватает экономической мощи, а следование только логике Китая — развитие всех форм IT-индустрии — для нас может оказаться западнёй: у нас нет достаточных накопленных компетенций в этой сфере, мы не сможем в короткое время стать донорами этих технологий.

При этом с чисто экономической точки зрения есть зона развития, которая крайне актуальна для быстро развивающейся новой миросистемы. Главное отличие этой новой миросистемы от предыдущей, западной, — огромная численность населения. Причем населения, стремящегося жить по более высоким стандартам. Но для того, чтобы обеспечить такое развитие, этой системе нужен комплекс новых индустриальных технологий, обеспечивающих радикальное снижение себестоимости производства изделий, а также производства энергии и транспортировки. Областями развития такого комплекса технологий могут быть аддитивные технологии, отрасли, связанные с новыми материалами, широкая цифровизация энергетики и развитие высокоскоростного транспорта. Нельзя сказать, что Россия уже преуспела в этом отраслевом наборе, но во всех перечисленных областях у нас есть актуальные, но недоразвитые заделы, которые могут быть востребованы в момент, когда новая миросистема начнет следующую активную фазу индустриализации.

 

Внутренние резервы

Только кажется, что разработка стратегии развития русской цивилизации в миросистеме — это сверхзадача, достойная иного, более продвинутого поколения и зависимая от личности национального лидера. Хотя именно к Путину обращена, на наш взгляд, повестка новой консолидации, а предыдущий опыт «рывка» мы привыкли связывать исключительно с именем Сталина, глубоко неверным надо считать такую персонализацию национального успеха. Во многом поэтому сегодня возникла закупорка системы российского госуправления, внутри которой принято полагаться на решения «первого», а видение извне заведомо считать непродуктивным. Дайте голос отраслевикам — и национальные проекты наполнятся реальным содержанием. Поддержите низкими налогами предпринимателей — и они сами определят точки национального инновационного роста. Вдохновите интеллектуалов — они родят национальные идеи. Давайте на следующей прямой линии поменяемся ролями. Пусть чиновники обзванивают «глубинный народ» и отыщут настоящих профессионалов и пассионариев. Вы удивитесь, какими красками заиграет испытанный временем формат коммуникации с президентом.

Реальные располагаемые доходы населения в ценах 2018 года

Динамика реальной М2 в годовом выражении

В первом квартале 2019 г. ВВП резко затормозил

А квартальный ВВП в физическом выражении вернулся к прошлогоднему уровню

expert.ru

Как прокачать текст с помощью экспертного мнения? — Студия Дениса Каплунова

Доверие — основа продаж.

Считайте, это фундамент вашего будущего «финансового дома». И от того, насколько мощным и надёжным он будет, зависит конечный результат — сколько этажей вы сможете возвести, и как долго здание вообще продержится.

Особенно в Интернете, где изначально почти у всех равные шансы на победу (ведь 95% поисковых запросов связаны с потребностью в различных товарах и услугах, и только 5% пользователей вводят название конкретных компаний/брендов).

Да, придётся ОЧЕНЬ постараться, чтобы завоевать внимание потенциальных клиентов. Но ещё больше нужно потрудиться, чтобы доказать — вам можно верить.

Здесь в бой вступают элементы доверия, одним из которых является экспертное мнение.

Только вдумайтесь: 6 из 10 покупателей быстрее отдадут предпочтение товару, который рекомендован экспертом.

Поэтому экспертное мнение давно стало ключом, открывающим портмоне клиентов.  Однако и здесь не всё так просто…

Кто может «выступать» в роли эксперта? Где «добыть» его мнение? Каким оно должно быть?  Как его использовать в тексте?

Вот об этом мы и хотим сегодня рассказать.

 

Начнём с начала: кто такой эксперт?

Эксперт (от латинского слова «expertus», что в переводе означает «опытный, сведущий, знающий») — специалист, который досконально разбирается в определённой области.

Пожалуй, экспертов нашего времени можно сравнить с мудрецами древнего мира, мнение которых часто становилось решающим в обсуждении важных вопросов (оно убеждало, склоняло чашу весов в одну сторону).

Настоящий эксперт обладает двумя видами знаний:

  1. Теоретическими — это информация, которую человек когда-то извлёк из учебных материалов.
  2. Практическими — это информация, приобретённая им непосредственно в процессе работы и общения с окружающими людьми.

К чему это «многословие»?

Да к тому, что в арсенале истинного эксперта в обязательном порядке присутствует, как теория, так и ПРАКТИКА (продолжительностью далеко не в один день).

Это важно. Теория, конечно, хорошая «штука», но без практического опыта человек не может считаться профессионалом (да простят меня за это слово высшие силы копирайтерского искусства).

Многие из вас могут подумать, что эксперты — такие себе «странные люди» с мозолями на руках и в очках с толстенными линзами.  Это не совсем так. Эксперты встречаются ВО ВСЕХ сферах нашей жизни (в медицине, юриспруденции, экономике, спорте, искусстве и даже в кулинарии).

Например, Поль Бокюз — самый известный авторитет в мире кулинарии, Стив Джобс — эксперт компьютерных технологий, Дэвид Бекхэм — футбольный профи…

Как вы уже поняли, перечислять можно до бесконечности.

Проще говоря, эксперт — это человек, который добился в своей работе высоких и показательных результатов, чем заслужил уважение и признание других людей.

 

 

Какой эксперт вам подходит, а какой — нет?

Итак, кто такие эксперты мы с вами разобрались. Теперь наша задача состоит в том, чтобы определиться, мнение какой авторитетной личности вам использовать.

Ответ прост — выводы эксперта, чья деятельность и основная специализация находятся в одной плоскости с предлагаемым вами товаром.

Давайте представим, что вы продаёте элитные ракетки для большого тенниса.

Вы можете «далеко не ходить», а воспользоваться услугами своих близких знакомых (или постоянных клиентов), среди которых есть известные личности.

Как это выглядит на примере?

Допустим, вашим клиентом стал признанный эксперт «футбольного дела» — Мишель Платини. И вы попросили его выразить в словах своё отношение к качеству приобретённой у вас ракетки.

Эксперт? На все 100%. Известная личность? Ещё бы. Достоин доверия и уважения? Однозначно. 

Но, согласитесь, это скорее отзыв (хоть и ОЧЕНЬ весомый в вашей копилке), чем экспертное мнение. Ведь этот человек эксперт в иной сфере деятельности.

Теперь сравните:

  1. Ракетки для большого тенниса, которые выбирает Мишель Платини.
  2. Ракетки для большого тенниса, которые выбирает Анна Курникова.

Разные эксперты и… совсем другая суть послания.

Как говорится, почувствуйте разницу! Мы специально утрировали пример, чтобы вы поняли, в какой степени меняется отношение читателя к главному предложению от того, насколько правильно вы выберете эксперта.

Громкое имя — всегда круто. Но ещё круче, если это имя попадает в цель:

  • Почему доктор Комаровский рекомендует деткам витамины _____?
  • Что о нашей системе вложения капитала думает Уоррен Баффет?
  • Джейми Оливер всегда использует оливковое масло _____

В общем, направление, вы уловили.

 

Как «добыть» экспертное мнение?

Если вы всё же решили «перешагнуть» отзывы и достать мнение нужного эксперта, то придётся столкнуться с некоторыми задачами. И первая из них — как заполучить это самое мнение.

Вариант №1

Самый простой и действенный способ.  Нужно попросить своего друга-эксперта составить мнение о вашем товаре/услуге.

Но, к сожалению, не многим так везёт. И, если у вас нет такой возможности, то вам подойдёт другой способ…

Вариант №2

Для начала вам следует определиться с теми экспертами, мнение которых вы хотите заполучить.

Это может быть, как один специалист (вполне достаточно, но есть риск, что именно этот знаток не согласится), так и целый список важных имён и фамилий (плюс в том, что вы сможете выбрать лучшее, заполучив мнения сразу нескольких экспертов).

Кстати, не нужно забывать и об адекватности. Естественно, если вы — начинающий предприниматель, и в качестве эксперта хотите пригласить, например, Дональда Трампа, то результатом будет…

Хотя нет, результата вообще не будет.

Выбирайте тех людей, которых вы, так сказать, можете себе «позволить».

«С чего бы известным людям тратить своё драгоценное время на человека, которого они видят (и о котором они слышат) первый раз в жизни? Представляю, сколько у них дел и забот. И я точно не вхожу в их планы».

Это так. Но всегда есть подходящие «точки воздействия». Поэтому, если вашу голову посетили мысли-сомнения — вспоминайте:

  • Человеческое тщеславие. Эксперты любят, когда их рассматривают как профессионалов с большой буквы, им нравится, когда к их словам прислушиваются, а мнение «афишируют» и выдвигают не передний план.
  • Непрямую выгоду. Этот пункт тоже не стоит сбрасывать со счетов. Потому что даже экспертам нужна аудитория, положительный имидж, статус, популярность, клиенты и многие другие плюсы, которые они получают от сотрудничества такого рода.
  • Прямую выгоду. Вы всегда можете достойно оплатить услуги эксперта (подарить товар, мнение о котором ему предстоит составить, или предложить определённую сумму денег в обмен на его участие).

А дальше — найдите контакты ваших предполагаемых респондентов с помощью:

  • Социальных сетей (через профиль или оставленные комментарии).
  • Общих знакомых (если таковые имеются).
  • Формы обратной связи на персональных сайтах/страницах.

Обратитесь к ним с просьбой составить мнение о вашем товаре/услуге.

Задача: привлечь внимание к посланию и убедить принять ваше предложение.

Как это сделать? Об этом мы расскажем дальше…

 

Как уговорить эксперта?

На самом деле, всё просто — вам предстоит составить своеобразное письмо-просьбу (если речь идёт о «письменном контакте»). Кстати, о том, как это правильно делать, мы уже рассказывали. И эту статью уже прочитало 30 000 чел.

      * Читайте «Как написать письмо-просьбу: 8 простых рекомендаций».

Поэтому мы не будем вдаваться в подробности, чтобы лишний раз не утомлять вас, а пройдёмся по основным этапам.

Первый этап — заголовок

Он может быть персонализированным:

  • Отражающим суть послания («Владлен Григорьевич, интересует только Ваше экспертное мнение»).
  • Скрывающим суть послания («Владлен Григорьевич, приглашаем Вас на уникальное и знаковое мероприятие»).

Впрочем, единственно правильного решения здесь нет. И заголовок может быть без указания имени человека, к которому вы обращаетесь («Очень интересует именно Ваше мнение как признанного эксперта в сфере художественной фотографии»).

Более того, можно отказаться и от сути предложения. Подойти нешаблонно к составлению заголовка («Станьте популярней ещё в 2 раза!»). Главное — потом «отыграть» суть заголовка в тексте.

Второй этап — письмо

Здесь важна краткость и чёткость. Никакой витиеватости, скрытности, умолчания не должно быть.

Классическая и максимально упрощённая схема:

  • Представление себя (компании, продукта).
  • Признание заслуг эксперта (допустимы комплименты, но только уместные).
  • Ваше уникальное предложение (суть послания).
  • Деликатная и ненавязчивая просьба.

Третий этап — финал

Красивое завершение письма тоже важно. Здесь можно повторить свою просьбу или выразить надежду на положительный результат. Например, «заранее благодарим, если у Вас найдётся время на …».

Не забывайте о соответствии слов и выражений в вашем послании (они должны отвечать стилю и образу жизни будущего респондента).

Ещё один момент! Если вы планируете использовать устные каналы связи с экспертом (голосовое сообщение или звонок), то здесь также не лишним будет составить письмо-просьбу.

Почему?

Так вам будет спокойнее, и вы сможете гораздо легче донести своё предложение до адресата (неспешно продумывается каждое слово и, тем самым, сокращается вероятность совершения какой-либо обидной оплошности).

 

 

А что будет, если сказать правду?

Не бойтесь «выставлять» на всеобщее обозрение экспертное мнение, которое содержит в себе не только плюсы, но и минусы.

Вспомните себя, когда вы читаете слащавые речи, восхваляющие товар. Согласитесь, даже если они «берут своё начало» из уст известного и признанного эксперта, всё равно возникает мысль, что сие мнение, мягко говоря, куплено.

Ведь очень (и очень, и очень) редко человек получает абсолютное удовольствие от приобретённой им вещи. И всегда есть какой-то малюсенький нюанс, который можно было бы чуточку исправить (упаковка, картинка, строчка, цвет, яркость и т.д.).

Естественно, мы сейчас говорим о стандартных ситуациях, когда достоинства перевешивают недочёты, а не наоборот.

Нужен пример из жизни?

Легко! Посмотрите, как это делает Денис Каплунов, когда высказывает своё экспертное мнение о книге:

Становится понятно, что эксперт не только РЕАЛЬНО знаком с продуктом (отнюдь не понаслышке), но и составил о нём своё ЛИЧНОЕ мнение — то, как он это видит, а не как это видит автор книги.

Поэтому не бойтесь лёгкого негатива о вашем товаре со стороны эксперта. Поверьте, эта «ложка дёгтя» сыграет вам только на руку.

Мнение эксперта может отличаться от вашего, и в этом нет ничего плохого.

Помните! Клиенты совершают покупку на основе доверия, а не хвалебных од.

Ещё один момент. Давайте отнесём «правду» и к достоверности.

Что мы хотим этим сказать?

Не нужно играть с огнём, обманывая своих клиентов. Если удалось заполучить экспертное мнение — вы молодец. Если нет — пробуйте дальше, но только не придумывайте его самостоятельно.

Обман быстро раскроется, и вместо награды вы получите набитые шишки.

Интересная фишка:

Цитируйте признанных экспертов, когда не удалось достать их эксклюзивное мнение. Используйте громкие имена и правильные мысли. Например, «как советует доктор Комаровский: «Желательно введение прикорма для малышей в возрасте от 6 месяцев…» (если вы — производитель детских смесей).

Это тоже экспертное мнение, согласитесь. Только оно не совсем, как бы это сказать, уникальное. Ну и что? Кто сказал, что так нельзя делать?

 

5 вопросов, которые вы должны себе задать

Мы уже говорили с вами об авторитетных личностях, которые всем известны. Эти люди не нуждаются в представлении — ваша целевая аудитория с ними хорошо знакома. Кстати, это и есть идеальный вариант для формирования доверия.

Остаётся вопрос — можно ли приглашать малоизвестных экспертов? Ведь есть настоящие специалисты, пребывающие «в тени» внимания. Разве возможно знать ВСЕХ экспертов в области, допустим, медицины или юриспруденции? Весьма сомнительно…

Наш ответ — приглашайте таких людей обязательно. Но вам придётся изначально познакомить аудиторию с экспертом. Это представление его главных регалий и статусов, достижений и свершений.

В общем, продемонстрируйте экспертность. В противном случае вы «предъявите» своим потенциальным клиентам некоего Ивана Ивановича (в качестве отзыва — хорошо, конечно, а вот до уровня экспертного мнения не дотягивает).

Итак, давайте подведём итог с выбором подходящей кандидатуры…

Перед тем, как окончательно определиться с экспертом, задайте себе эти вопросы:

  1. Знает ли ЦА этого человека?
  2. Внушает ли он уважение и доверие?
  3. Способен ли он излагать свои мысли понятно для «простого смертного»?
  4. Будет ли он интересен клиентам?
  5. Найдётся ли у него достаточно времени, чтобы оценить товар/услуг качественно?

В соответствии с полученными ответами — выберите из своего списка наиболее подходящих вам «звёзд».

 

Какие вопросы задавать эксперту?

Давайте представим, что вы осуществляете продажу товара XYZ. И вам всё-таки удалось договориться с экспертом о сотрудничестве. Как это будет выглядеть на практике?

Упрощённая схема:

  • Вы предоставляете товар (или информацию).
  • Эксперт тестирует его (или детально изучает).
  • Делает свои выводы и передаёт их вам в видео-, аудио или текстовом формате.

Самое ГЛАВНОЕ — это качество «обратной связи». То есть, вам нужно заранее подготовить вопросы, на которые вы бы хотели получить ответы от эксперта. Иначе вы рискуете получить мнение в стиле «товар XYZ мне очень понравился».

На первом месте должны быть вопросы, которые волнуют потенциальных клиентов (не вас, и, тем более, НЕ ЭКСПЕРТА!), а тех, для кого предназначен ваш товар.

Задумайтесь, что важно для принятия положительного решения аудиторией.

Например:

  • Насколько товар отвечает заявленным характеристикам?
  • Что не соответствует описанию?
  • Как товар выполняет поставленную задачу?
  • Почему можно доверять этому производителю?
  • Почему следует выбирать именно этот товар?
  • Его сильные стороны?
  • Его слабые стороны?
  • Какие личные рекомендации эксперта?

В общем, единой схемы здесь нет — всё индивидуально (зависит от конкретного товара/услуги).

Зато есть общие рекомендации:

  • Избегайте вопросов, на которые можно ответить односложно «да» или «нет».
  • Формулируйте свои вопросы чётко и по существу (никаких «подводных камней»).
  • Не переусердствуйте с количеством вопросов.
  • Помните, что точный ответ можно получить только на точный вопрос.
  • Не стесняйтесь просить уточнений или пояснений.

После того, как вы получили исчерпывающие ответы — не применяйте их бездумно (смело ликвидируйте бессмысленную информацию и оставляйте содержательную и полезную).

 

Как использовать экспертное мнение?

Экспертное мнение можно прилагать в форме цитат по тексту, развёрнутых обзоров, мини-интервью (в видео-, аудио- и текстовом формате).

Важный момент — оно не должно вызывать ещё больших вопросов и сомнений. Обязательно «называйте эксперта», даже если вам кажется, что он не нуждается в представлении (естественно, не стоит впадать в крайности и указывать размер его обуви).

Желательно фото (если речь идёт о тексте) и его ЛИЧНЫЕ слова и выражения. Давайте попробуем разобраться на конкретных примерах…

Хороший вариант:

Всё чётко, понятно «кто, как и почему». Такое экспертное мнение вызывает доверие, к нему хочется прислушаться.

Не совсем удачный вариант:

Кто эти эксперты? Существуют ли они вообще? Можно ли им доверять? Сплошные вопросы.

Поэтому такое экспертное мнение — это пустые слова.

 

Коротко о самом важном

Мнение профессионала (ой, опять это слово) способствует усилению доверия со стороны клиентов к конкретному товару/услуге. А, значит, положительно влияет на продажи, подталкивая потребителей к нужному вам выбору.

Главное — подойти ответственно и честно к поставленной задаче.

Обязательно попробуйте, и убедитесь в эффективности экспертного мнения. Ведь клиенты доверяют знающим людям.

На этом всё. Надеемся, мы не сильно вас утомили.

Спасибо, что вы с нами, и…

До новых встреч, друзья.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

kaplunoff.com

Способы перехвата ракет «Циркон» ищет популярный журнал Америки. Мнение российского эксперта

30 сентября 2019, 09:24

Российские гиперзвуковые ракеты «Циркон» представляют угрозу флоту США — в первую очередь авианосцам, для поражения которых они предназначены, считают военные эксперты Popular Mechanics.

Новое оружие находится в шаге от серийного производства, первыми «Цирконы»  могут получить подводные лодки типа «Ясень» — летные испытания ракеты пройдут в 2020 году с борта АПЛ «Казань».

 

Гигантская скорость ракеты затрудняет ее перехват главным образом потому, что не оставляет противнику времени на принятие решения. После старта «Циркон» поднимается на высоту порядка 30 километров и затем следует к цели. При скорости 8 Махов ракета за минуту преодолевает 160 километров.

Радар SPY-1 на управляемом ракетном крейсере USS Chancellorsville мог обнаружить высоко летающую ракету Циркон на 200 миль, что дало ему менее двух минут на реагирование. Время обнаружения против низколетящего гиперзвукового оружия резко уменьшается.

Мощный радар SPY-1 системы ПВО-ПРО Aegis — им оснащены, к примеру, американские крейсеры типа Ticonderoga, — способен заметить угрозу на расстоянии порядка 300 километров — при условии, если ракета летит высоко. В таком случае у команды крейсера есть две минуты на организацию перехвата.

Если же «Циркон», подобно другим российским противокорабельным ракетам, после набора крейсерской скорости снизится до предельно малой высоты, надводный корабль обнаружит его на дистанции всего в 50 километров. И у экипажа на принятие мер останется менее 20 секунд, чего явно недостаточно.

 

 

 

Издание предлагает два способа решения проблемы.

 

Во-первых, можно разместить радары в атмосфере на большой высоте — подобно тому, как два аэростата с аппаратурой JLENS постоянно висят над восточным побережьем США, защищая от ракетной атаки Вашингтон.

Радиолокационная система, установленная на аэростате JLENS, предназначена для обнаружения низколетящих крылатых ракет.

Во-вторых, можно доверить принятие решения об открытии заградительного огня искусственному интеллекту, действующему гораздо быстрее человеческого. Однако это рискованно в случае, если перехват необходимо производить в районе оживленного гражданского авиадвижения.

 

Мнение эксперта

 

Военный эксперт Алексей Леонков уверен – подобные предложения оторваны от реальности, а их воплощение и вовсе может обернуться плачевными последствиями.

 

Разговоры о перехвате «Циркона», полные технические характеристики которого еще нигде не публиковались, собеседник «ПолитЭксперта» назвал удивительными:

«Известно лишь, что это гиперзвуковая ракета, способная развивать скорость около 9 Махов и преодолевать расстояние примерно в тысячу километров. Как на основании этих двух показателей американцы могут что-то рассчитать для перехвата, непонятно».

 

По словам Леонкова, у современных американских радаров, стоящих на кораблях, есть ограничения по скорости обнаружения – до 2,5 Маха.

«Все, что летит быстрее, радарами не перехватывается. Чтобы обнаружить цель, нужны более совершенные радары, но пока таких комплексов поражения у американцев нет. Так что все это подсчеты – теоретические домыслы, оторванные от реальности. Они не имеют под собой военно-технической основы и знаний», – подчеркнул эксперт.

 

Что касается расчетов Popular Mechanics, перехватывать российские ракеты там собираются на расстоянии 55 км и высоте 60 м. При этом «Циркон», как и ракеты «Оникс» и «Яхонт», создавался для поражения цели на низких высотах полета. К тому же, обычно они летят веером, выбирают наиболее крупные цели и поражают их. Если ракета маневрирует и делает это непредсказуемо, за 20 секунд рассчитать вариант подлета к ней невозможно. Для этого нужен суперкомпьютер, отметил Леонков.

По его словам, в теории искусственный интеллект действительно способен изменить расклад сил. Но нельзя забывать, что это лишь набор программ и алгоритмов, настроенных на выполнение каких-либо действий.

«Искусственный интеллект не может предугадать все сложности. Оценить, насколько ситуация угрожающая, способен только человек, исходя из полученных данных. Если все доверить машине, результат может быть плачевным», – предупредил эксперт.  

В качестве показательного примера он напомнил, что американцы уже пытались ставить искусственный интеллект на ударные беспилотники.

«Как мы знаем, они ошибались, поражая не военные цели, а гражданские», – заметил он.

 

 

Источник/ Источник/ Источник

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!

Email*

Подписаться

naukatehnika.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *